Зачем моряку серьга и русалка

читать 3 мин.

В море есть традиции, правила и суеверия. Порой трудно отличить одно от другого. Но даже самые неожиданные морские обычаи в основе имели определенную логику. Можно проигнорировать, но лучше соблюдать.

Нельзя выходить в море в пятницу 13-го числа. В европейской традиции считается, что в этот день распяли Иисуса, поэтому с судном может случиться какая-нибудь чертовщина. Известная история произошла с Томасом Лоусоном, миллионером, владельцем единственной в мире семимачтовой шхуны. По совместительству он был писателем, написавшим книгу «Пятница, 13». Названная его именем шхуна ходила под парусами недолго. Писатель-судовладелец выпустил свою книгу, и в тот же год гигантская шхуна потерпела крушение. Сообщение об этом Томас Лоусон получил в пятницу 13-го декабря.

Нельзя чихать на левом борту. Можно навлечь на судно опасность кораблекрушения. Каждый знает, что на левом плече человека сидит чорт: тьфу-тьфу-тьфу! Значит, и у судна он сидит именно на левом борту. Если хочется чихнуть, беги на правый борт. А лучше вовсе не чихай, в наше время тебя неправильно поймут и до конца рейса изолируют в лазарете.

Нельзя обижать чаек. Считалось, что в них воплощаются души погибших моряков. Возможно, именно поэтому чайки любят следовать за судами.

Женщина на корабле к несчастью. Во время долгого и сложного перехода наличие женщины в мужском коллективе могло привести к раздору. Не говоря о том, что технически было сложно обеспечить женщине комфортные условия на корабле. Позже морское правило менялось: не пускать женщин на капитанский мостик, не пускать в машинное отделение, не слушать женских советов. Окончательную точку в женском вопросе поставил минный тральщик 611, работавший во время Великой Отечественной на Волге. Весь его экипаж — 7 девушек. Это был старый газогенераторный буксир, таскавший за собой трал-баржу. Фактически ходил по разбросанным немцами минам, провоцируя их подрыв. Работа была очень опасная, но девушки с ней отлично справились вообще без мужчин на корабле.

Моряк, обошедший мыс Горн, имеет право на ношение серьги. Иные мужчины не стесняются воткнуть в ухо что угодно, но раньше у матросов это была привилегия, которую требовалось заслужить. Обойти мыс Горн под парусами было сложно, там часто бывают шторма, а ветер непредсказуем. Попадая в затяжной шторм, судно порой не могло продолжить путь или вернуться назад. Можно было застрять в бушующем море на срок до ста дней, к тому времени заканчивались припасы, да и силы моряков. Те же, кто смог пройти, становились капгорнерами — морской элитой. Носили серьгу, красили ноготь на мизинце левой руки и имели право в портовом кабаке положить ноги на стол.

У настоящего моряка должна быть татуировка в виде обнаженной русалки. Защитный оберег, а еще и опознавательный знак, подчеркивающий опыт моряка. Не все офицеры одобряли эту традицию. Например, от кандидатов в американский военный флот требовали делать дополнительную татуировку, одевающую русалку в пристойное платье.

При пересечении экватора нужно задобрить Нептуна. В районе экватора случаются штили. В прежние времена капитаны парусников ещё не знали, где и при каких условиях лучше проходить экватор, и могли застрять на долгие недели. Заканчивались припасы, команда изнывала от безделья, жары, голода и жажды. Оставалось молить морские силы, чтобы спасли, не дали погибнуть. На палубе разыгрывались мистерии, выходил Нептун со свитой и подвергал испытаниям матросов, впервые проходивших экватор. Испытания заканчивались омовением в воде, похожим на крещение.

Нельзя сидеть на «голове боцмана». Так называется кнехт, парная чугунная тумба, которая служит для крепления швартовых или буксировочных тросов. Кнехт выглядит удобно, так и манит присесть на него, как на табуретку. Но нельзя. По одной из версий, потому что в Российской Империи для кнехтов делали крышки с двуглавыми орлами. По другой, заведенный на кнехт трос под натяжением может оторваться, покалечив решившего отдохнуть моряка. Впрочем, матросу на палубе вообще не полагается сидеть на чем-либо, кроме самой палубы. Для этого она должна быть начисто выдраена.

Нельзя наступать на комингс. Так называется порог судна — от английского «coming», что можно перевести как «доступ» или «вход». Этот термин относится в первую очередь к технологическим люкам в переборках, которые задраивают при риске затопления судна. Наступив на порог, можно разбить голову о перегородку. Поэтому комингсы всегда перешагивают.

Нельзя свистеть на судне. Это может делать только боцман, подавая команды. Когда не было судовой связи, во время парусного аврала боцман доставал свисток или боцманскую дудку и «свистал всех наверх». Разумеется, никому не понравилось бы выскочить из кубрика на палубу и обнаружить, что свистел обычный матрос — от безделья.

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.