Правила жизни капитана-наставника «Крузенштерна» Михаила Новикова

читать 2 мин.

Пальцев двух рук хватит, чтобы пересчитать капитанов, способных вывести в открытый океан такой большой парусник, как «Крузенштерн». Один из таких – Михаил Новиков. С 2007 по 2016 годы он был главным на одном из самых больших парусников мира, а сейчас управляет делами судна уже с суши – в качестве капитана-наставника и начальника управления мореплавания и практической подготовки БГАРФ.


1. Мастерство капитана заключается не в том, чтобы бороться со штормом, а в том, чтобы его обойти. 

Представьте, что вы ведете по волнам пятиэтажный дом, в котором живет 225 человек.

2. «Крузенштерн» – это учебное судно, здесь курсанты впервые узнают, что такое настоящая морская жизнь. 

На борту они видят примеры того, каким должен быть настоящий мужчина — требовательным, ответственным, лидером, наконец. Для них открытие, что мужчина может приказать, настоять на своем, вести за собой, убедить, причем не кулаками, а словом и силой воли. Нас потом родители спрашивают: «Что вы делали с нашими сыновьями, что они за несколько месяцев так повзрослели?» Я отвечаю: «Да ничего особенного не делали. Просто учились, работали и жили, но по-другому».

3. Какими качествами должен обладать человек, чтобы стать капитаном такого барка? 

Первое – это искренность.

4. Быть на борту для меня – это прежде всего работа и огромная ответственность. 

Там не расслабишься. Да и свободного времени практически нет. По-настоящему отдохнуть получается только по окончании рейса. И, поверьте, я получаю удовольствие от самых простых вещей – от встреч с близкими и друзьями, работы в саду.

5. Как-то раз  команде барка пришлось выбирать: спасти человека или выиграть гонку. 

В 2000 году – во время регаты. Мы стартовали из Галифакса в Амстердам, через несколько дней после старта на польской шхуне «Погория» с нижнего рея девушка упала на палубу и сильно покалечилась. Поляки стали звать на помощь всех подряд, но никто не откликнулся. А у нас и госпиталь, и даже операции можем делать, рентген есть. Регата, в которой мы участвовали, была очень престижной. Эти гонки проходят раз в пять, а то и в восемь лет, все капитаны их ждут. И мы были поставлены перед дилеммой: продолжать гонку или идти за девушкой. Решили: «Крузенштерн» выходит из соревнования.

Девочку эту забрали, погрузили на судно. Врач помучился с ней сутки и понял, что девочку через океан не перевезти. Приняли решение ее сдавать. Стали связываться с береговой охраной, а они говорят: вы далеко ушли, никакой вертолет не долетит, везите ее обратно в Галифакс. И мы поехали в обратную сторону. Еще сутки прошли, летит военный вертолет – только такой мог прилететь. Мы девочку упаковали в люльку – «Марыся, держись!» и отправили на вертолет. Ну а мы вернулись на прежнее место, готовые продолжить гонку. 

И вот, что было дальше. Видно, Бог есть – пока мы занимались этой полячкой, был несильный ветер, и суда шли вперед с небольшой скоростью. А когда гонка начала заканчиваться, ветер усилился, и мы использовали все возможности парусника. И с учетом специального коэффициента – а он от многих причин зависит – первое место отдали именно нам.

6. Барк прослужит очень долго, если его будут любить, уважать и ценить как уникальный технический объект. 

Речь о выводе из эксплуатации такого огромного судна может пойти лишь в том случае, если содержать его будет экономически невыгодно. Дорожает топливо. Возникает необходимость в современных очистных установках, двигателях и дизель-генераторах, не загрязняющих атмосферу. Все это требует капитальных вложений. Но пока есть люди, которые понимают значение самого судна и его уникальность, «Крузенштерн» будет существовать.

По материалам mktravelclub.rulenta.ru и izvestia.ru

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.