Кругосветка «Паллады». День 23. Медицинский спецназ

читать 3 мин.

На судне объявили аврал и поставили косые паруса. Появился крен на левый борт, зато почти исчезла бортовая качка. У кого койки слева были довольны, их прижимало к стенке. У кого справа — чтобы не вывалиться в проход, подкладывали под матрасы свернутые валиком одеяла, бутылки с водой, кто что найдет. У кого койка перпендикулярна борту, тем было еще лучше — они могли просто переложить подушку с одной стороны на другую.

На все парусные авралы выходил судовой врач Алексей Черников. Стоял у входа в амбулаторию у левого борта и следил, чтобы никто из курсантов не пострадал.

На время кругосветки на «Палладе» оказался целый комплект врачей. Заболели зубы — есть стоматолог Борис Корсаев, тяжесть на сердце — есть кардиолог и хирург Василий Коваль, хоть на судно пошел с научными целями, но при необходимости может операцию провести.

В обычное время судовой врач Алексей Черников делал всё сам — вырывал больной зуб, вправлял вывихи, проверял зрение, лечил насморк, выдавал таблетки от укачивания, проводил несложные операции. В медпункте установили настоящий операционный стол с нависающими над ним лампами.

Работать на паруснике доктора позвал приятель. Это было в 2014 году, а парусник назывался «Надежда», судно того же типа, что и «Паллада».

— Я там бы и остался, — вспоминал Алексей Анатольевич. — Но у судна в то время менялся судовладелец, и мне предложили пойти в Японию на «Палладе». Я сначала идти не хотел, но потом согласился. В Японию мы тогда не попали, зато были в Сингапуре, тоже замечательно. На «Палладе» комфортно оказалось, лучше даже, чем на «Надежде».

До этого Алексей Черников работал на «скорой помощи» во Владивостоке.

— «Скорая» — это медицинский спецназ. Всё время в боевой готовности. Сейчас такого нет, а раньше я один работал — без фельдшера. Приезжаешь на аварию, а там 5 пострадавших, и не знаешь, кому первому помогать. Нужно носилки нести, повязки, документы заполнять ещё.

Работа нравилась, но зарплата была 14 тысяч в месяц. Платили бы нормально, вспоминал доктор, остался бы на «скорой». Но жена заявила: «за такие копейки работать — себя не уважать, ведь ты домой еле живой приходишь!» Пришлось идти в море. На «Палладе» стармех сразу сказал ему: «у нас докторов не обижают». Так и вышло.

— Многие коллеги боялись парусников. Здесь несовершеннолетние, ответственность особая. Да еще дети 90‑х, у некоторых хронические заболевания с рождения. Но после «скорой» я смелый был. Пошёл, и оказалось не так страшно. В основном сопли и мелкие травмы. По вечерам курсанты занимаются спортом, нормы не знают. Подтягиваются, упражняются с гантелями, боксируют, а перед отбоем приходят, держась за спину — растяжение.

— После выхода из порта случаются вспышки ОРВИ — по 10–15 человек за раз приходят, но чаще — 1–2. Это не страшно, и проходит быстро. Человек может до 4 раз в год заболеть ОРВИ, простудиться, это норма. Главное — не допустить осложнений.

Я зашел к доктору просто так: у меня ни соплей, ни растяжений, и сердце стучало как надо. Но всё равно был рад, что в случае чего, на судне есть к кому обратиться.

< Предыдущая записьСледующая запись>

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.