«Это береговая болезнь, понимаешь? Нас тошнит, когда не качает»: репортаж с премьеры спектакля «Моменты моря. Восемь мачт»

читать 3 мин.

23 и 24 ноября в большом зале Московского планетария состоялась премьера документального спектакля «Моменты моря. Восемь мачт» об экипаже легендарных парусников «Крузенштерн» и «Седов».

23 и 24 ноября в большом зале Московского планетария состоялась премьера документального спектакля «Моменты моря. Восемь мачт» об экипаже легендарных парусников «Крузенштерн» и «Седов». Под сопровождение камерного оркестра монологи настоящих моряков читали поэт Вера Полозкова, музыкант Олег Нестеров, актер и музыкант Евгений Федоров, а также автор проекта Даниэлла Окуджава. О том, как это было, в репортаже Евгении Бардуковой.

Фото: Маша Берлинер

21:00, в зале стоит гул из воодушевленных разговоров. Все в предвкушении, спектакль должен вот-вот начаться:

—  Ожидаем что-то грандиозное!

—  Музыка, живой звук, чтецы, атмосфера, приближенная к морской романтике,  — делится своими эмоциями одна из многочисленных пар, пришедших на этот вечер.

Из рук без конца сменяющихся собеседников на минуту удается выловить Михаила Новикова, капитана-наставника двух легендарных суден. Его история сегодня тоже прозвучит со сцены, другие, кажется, он знает уже наизусть:

— Да, я слышал эти истории, но та глубина, на которую удается погрузиться людям, делающим эту постановку… Им удается разглядеть такие нотки внутреннего мира членов экипажа, которые не проявляются, когда они находятся в море. Здесь, в постановке, показан иной срез жизни этих людей. Для меня, как для капитана, это каждый раз соприкосновение с чем-то очень личным, поэтому слушать можно бесконечно.

Фото: Артем Виндриевский

Тут раздается звонок. На вход в главный зал быстро образовалась очередь. Когда все заняли свои места, было уже 21:30. Наконец-то премьера  — «Моменты моря. Восемь мачт».

Фото: Маша Берлинер

На фоне музыки в исполнении камерного оркестра над головой простирается черно-белое изображение огромного парусника, спроецированное на подкупольное пространство большого зала планетария. Ощущаешь эти масштабы и дух свободы, и кажется, даже чувствуешь, как подул ветер, пропитанный свежестью морских просторов.

Следующие полтора часа звучат личные истории: искренние и восхищающие. С каждым новым эпизодом складываются образы «Крузенштерна» и «Седова», оба по-своему уникальны. Но есть главное, что их объединяет — замечательная и преданная своему делу команда.  

Фото: Маша Берлинер

— В такие корабли влюбляешься, и уходить тяжело. Это та любовь, которая не может умереть, потому что заложена в тебе генетически, и ты не вправе выбирать, — говорит голосом Даниэллы Окуджавы старший помощник капитана «Крузенштерна» Павел Старостин. — Это уже береговая болезнь, понимаешь? Нас тошнит, когда не качает.

Фото: Маша Берлинер

— Иногда мне кажется, что он грустит. Словно все люди, которые работали здесь, оставили судну часть своей души, а из этих частей уже образовалась одна большая душа. Если кому-то плохо — на мостике, в машине, на камбузе — неважно, корабль это чувствует. Идешь по палубе, и неспокойно. Иной раз думаешь: «Господи, «Седов», ну хватит тебе, все образуется». Евгений Николаевич тоже к нему как к человеку обращается. Судно подхватит ветер, идет ровно, а он ему: «Молодец, «Седов»!».  Наверное, так корабли и становятся живыми, — читает Даниэлла уже слова Елизаветы Мухиной, четвертого помощника капитана «Седова».

Фото: Маша Берлинер

Тем временем под куполом планетария разворачивается жизнь морского судна. Лица героев, их работа. Курсанты бегают по палубе, взбираются на мачту, тянут канаты. Улыбки. Они почти в каждом кадре. Похоже, в море эти люди действительно счастливы.

Некоторые истории в сочетании с музыкой трогают до мурашек. В какой-то момент даже подступили слезы, настолько услышанное откликнулось в душе. Уверена, многие в зале обнаружили себя в похожем состоянии. Иначе быть не может, ведь все здесь живое: люди, судьбы, чувства, мысли. Трудно остаться равнодушным.

Фото: Маша Берлинер

— Для меня давно счастье — вопрос противоречивый, потому что единственный сын, царство ему небесное, к сожалению, не с нами уже. Просто никогда не нужно думать о том, что счастье впереди. Может быть, оно уже было, а ты не заметил. Вот так случается, к сожалению, — звучат со сцены слова Михаила Привалова, старшего боцмана «Крузенштерна», их читает Евгений Федоров.

Фото: Артем Виндриевский

В конце постановки вновь играет оркестр. Под аплодисменты в парадной форме выходят герои спектакля — члены экипажа «Крузенштерна» и «Седова». Зрительный зал встает, и с подачи руководителя Клуба Михаила Кожухова звучит троекратное: «Ура! Ура! Ура!».

Фото: Артем Виндриевский

Вот эти люди, люди с экрана и их истории, они здесь, стоят перед тобой.

—  Это особенно сильный момент, когда люди из кино, из текста выходят и оказываются все из плоти и крови, прекрасные, и лица у них такие. Мне кажется, это не может не производить огромного впечатления. Тем более что профессия моряка уже несколько забытая, не присутствующая в общественном сознании, но она потрясающая, глубокая и невероятно богатая на истории. Ты будто оказываешься в детской приключенческой книжке и очень этому счастлив, — уже после выступления добавляет Вера Полозкова.

Люди обступили артистов и героев спектакля. На выходе из зала слышны слова благодарности:

— Вы замечательный человек, спасибо вам! — говорит зрительница, подойдя к одному из членов экипажа.

Фото: Маша Берлинер

Репортаж со спектакля «Моменты моря. Восемь мачт»

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.