Что на самом деле произошло с нами на «Крузенштерне»

читать 2 мин.

Полторы недели назад я сошла с борта «Крузенштерна». Скажу честно, возвращаться на сушу – тяжело. Земля не сохраняет больше твой ход, и ты ощущаешь боль духовную, возведенную в степень физическую. А потом пишешь одну-единственную фразу на обороте книги: «Я не помню себя счастливее, чем была последнюю неделю». И, конечно, возвращаешься, чтобы подарить ее, цепляясь за мысль, что где-то там останешься ты – чернильными кривыми.

Очень важно по возвращении домой прислушиваться к своим же рассказам. «Алексей, потому что «Крузенштерн» – самая естественная среда обитания человека», – вырвалось из меня как-то уже в Москве. И правда: мы, сухопутные, кажется, потеряли способность к нормальным человеческим отношениям, к тому, что во сне главное – сон, а не чередование кокосового слоя в матрасе, в еде – ее наличие, в человеке – искренность, в музыке – душа.

Мы, кстати, провели десятки часов на палубе с гитарой, исполняя боем все песни, слова которых помнили хотя бы наполовину. В один из таких вечеров я вдруг осознала: эти люди вокруг меня настолько счастливы, что его – счастье – можно потрогать руками. И цвета оно было золота морских закатов.

Вас уже так часто зазывали в путешествие на «Крузенштерне» парадигмой «авралы рабочие – авралы пельменные – 52 метра над палубой – вязание узлов – перетягивание каната». Но мы отчего-то почти не говорим об еще одной важной составляющей. 

О людях

Те 65 человек, которых мы уже отправляли в экспедицию, сейчас должны были улыбнуться и едва заметно кивнуть. «Крузенштерн» здесь выступает инкогнито, в обличье случая, собравшего всех нас. А еще он заставляет чувствовать все словно впервые: настоящую дружбу, влюбленность, неподдельный, почти детский – интерес ко всему, восторг.

Вы помните, когда последний раз плакали не от горя, а оттого, что с радостью своей не можете справиться? Я – полторы недели назад. 

Спасибо, «Крузенштерн», мы еще вернемся. Все возвращаются.

Поехали?

Сами члены экипажа, находясь сейчас в относительно спокойных водах, периодически дрейфуя по несколько дней в открытом море, говорят об этом участке с восторгом и даже – азартом. На этот раз мы пройдем под парусами по Атлантике вдоль западного побережья Франции, пересечем Северное море и отправимся до Клайпеды по водам Балтийского.  

Компания подобралась отличная

Про Сергея Цигаля вообще стоит говорить? Вы, уверяю, столько никогда не смеялись. Какое везение, что координатором в этот раз идет Виктор Панжин – человек, 10 лет бороздящий моря и океаны на своем катамаране. Он, кстати, даже отбил атаку венесуэльских пиратов. Чуть не забыла, в Клайпеде, где мы сходим на берег, будет еще один праздник моря с парадами и салютами, конечно. Ух.

Вам нужно было видеть глаза Алекса, когда он вел эфир «Серебряном дожде», посвященный 90-летию «Крузенштерна». Какой-то почти детский взгляд и чистое, настоящее восхищение. А еще – предвосхищение. И мы в Клубе, зная Алекса, так завидуем вам. Представить невозможно, сколько прекрасных слов напишет он по возвращении. Сколько души в этом будет.
«Крузенштерн» – это ведь он – настоящий момент счастья. И не забывайте, что данный рейс – первый этап регаты Baltic Sail. Обещаю, вы будете просыпаться под «Судовое время 7 часов утра» с полным ощущением того, что этот день принесет вам еще больше открытий.

Фотографии: Виктор Канунников, Антон Боровой, Михаил Кожухов, Алексей Зуйков, Андрей Карпенко, Екатерина Тарасова, Ильмира Гайнутдинова, Светлана Ларина, Юлия Стукалова

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.