Михаил Дрёмин: «Вулканы выше денег…»

читать 5 мин.

Михаил Дрёмин стал фотографом 12 лет назад. После школы увлекся фототехникой, стал снимать массовые мероприятия, концерты и прочую движуху. Так работой для него стали репортажи с городских событий. А бегство от цивилизации с фотоаппаратом в «дикие края» стало отдыхом. Ему нравится снимать живую природу и человека в ней. Михаил стремится к тому, чтобы через его снимки люди прониклись непричесанной красотой этого мира и полюбили его. Для этого он организует фототуры по диким местам страны. Фотографирует путешественников в труднодоступных закоулках России — Русском Севере, Алтае, Камчатке.

— Что тебя связало с Камчаткой?

По порядку. Сейчас я живу в Санкт-Петербурге. Переехал из Москвы пять лет назад, чтобы быть ближе к северу. Однажды съездил в поход на Кольский полуостров. Проникся Колой, тундрой, тайгой. Заболел ими. Причем до этого был далек от туризма. А тут накупил кучу всякого снаряжения, рюкзак большой. Смотрю и думаю: «Где я это буду испытывать?»

Михаил Дрёмин на яхте «Oberon»

Однажды позвонили заказчики, пригласили на Камчатку фиксировать поездку. Для меня было важным сделать комбинированную съемку: репортаж и пейзажные фото с людьми. Камчатка схожа по условиям с моим любимым Севером. Не люблю статичные пейзажные снимки: вот гора, рядом стоит человек. Скучно и сухо. А в этой поездке мне было интересно сравнить, как московские ребята из офисов преображаются в контакте с дикой природой, несутся по волнам на яхте, сидят у костра. Хотел поймать в кадр их внутренние трансформации.

Фото: Михаил Дрёмин

— По поводу яхты, на которой вы тогда ходили. Это был первый опыт путешествия под парусом?

— Нет, до этого я немного ходил на маленькой спортивной яхте в Севастопольской бухте. Но на такой лодке, как камчатский «Oberon», я вышел в море впервые. Что было важно — мы ощущали, что команда вкладывает в этот трип душу, делится опытом, а не просто зарабатывает на тебе.

Фото: Михаил Дрёмин

— Интересно… То есть ментальность камчатского моряка отличается от отношения к жизни столичного менеджера? 

Абсолютно. Меня зацепило то, что люди на Камчатке готовы тебе помочь просто, потому что ты есть. Без условностей. Тут ты их гость, ничего не знаешь. А у них вроде как ответственность передо мной, как у родителей перед ребенком. Они честные, открытые, окружают теплом и заботой. Не испорчены так называемой городской «цивилизацией». Отношение камчадалов к ближним мотивирует перенять это. Тоже стараешься быть открытым и добрым, помогать людям. Так что Камчатка меняет людей в лучшую сторону!

Фото: Михаил Дрёмин

Или вот история:

Мы с товарищем собрались сгонять на знаменитый Халактырский пляж с черным песком. Он находится недалеко от Петропавловска-Камчатского. Решили добираться на попутках. Возле нас остановилась женщина на микроавтобусе, отвезла нас на пляж. Мы около часа гуляли по берегу, созерцали океан. Когда мы вышли к дороге, чтобы вернуться в город, увидели необычную картину. Женщина-водитель не уехала. Она нас ждала, чтобы отвезти обратно. Более того, она собрала у машины стол. На нем был термос с ароматным чаем, печенье, бутерброды. Она окружила нас заботой, которую не встретить в городских «каменных джунглях». А после бесплатно отвезла нас обратно. Через нее Камчатка покорила наши сердца.

Фото: Михаил Дрёмин

— Твой Камчатский инсайт

Если честно, ощущение, что я часть команды. В таких экспедициях чувство локтя и принадлежности к делу воодушевляет. Был момент, когда мы поехали после яхтенного путешествия к вулканам на внедорожниках. Застряли, повредили подвеску. Я помогал камчатским ребятам с абсолютным вовлечением и удовольствием. Хотя мог сидеть и ждать — я же фотограф тут, а не слесарь. Вот это чувство сопричастности экспедиции действительно придавало сил.

Фото: Михаил Дрёмин

Еще, помню, мы встретили стаю косаток. Где-то 10 китов. Они шли параллельно с нашей яхтой на огромной скорости — просто черно-белые торпеды. Мы гнались за ними несколько миль. И когда я видел рядом огромное разумное существо из другого мира — меня охватывала оторопь. До мурашек.

Фото: Михаил Дрёмин

— Важное в подготовке к дальневосточной экспедиции

Тут дикая природа и переменчивый климат. Нужно быть наготове. Не стоит легкомысленно относиться к снаряжению. В Москве может быть + 30. А на Камчатке + 17. Термобелье, теплый спальный мешок, вязаная или флисовая шапка, непромокаемая обувь, плотная куртка — берите все это. Одежду собирайте в двух комплектах. Это не прогулка на катерке по Неве с осмотром разводных мостов. Тут может окатить волной. И будете переодевать абсолютно все.

Фото: Михаил Дрёмин

В самой экспедиции важно держаться с группой — это вопрос безопасности. У нас ночевка была в бухте Русской, и я отошел от группы на край лагеря. Решил поснимать вечерние вулканы. В момент, когда сработал затвор фотоаппарата, я услышал за спиной треск кустов. Это был медведь. Не помню, как я оказался у палаток. Ребята криками и светом фонарей отпугнули зверя. По габаритам это был небольшой молодой мишка. Но мне все равно стало не по себе. 

— У тебя до Камчатки был опыт восхождения на вулканы?

Нет, это первый трекинг был. Мы пошли на вулкан Плоский Толбачик. Жаль, пройдя две трети пути, не дошли до вершины — все затянуло туманом, идти было опасно. Я снимал в плотном тумане — вышло загадочно и немного жутковато. 

Путь к вершине был непростым. Помимо походного рюкзака я тащил 10 килограмм фотоаппаратуры. В Питере я готовился к Камчатке — наматывал по городу 30–40 километров с тяжелым рюкзаком. В поход на вулкан я взял энергетические батончики, спортивное питание. Так что шел я резвее менее нагруженных товарищей — сказались недели тренировок.

— Многие говорят, что посетить Камчатку — это как слетать на Луну. Это дорого, недоступно и не для всех.

Сразу скажу — для меня ценность Камчатки выше денег, потраченных на экспедицию. Каждая минута тут дорога. Ты понимаешь, что скорее всего не попадешь вот на эту сопку больше никогда. И только раз в  жизни увидишь косатку с детенышем. Это не то место, куда чартером можно слетать на выходные.

Логистика обуславливает цены на билеты и продукты, но это условно. Например, на Мутновский вулкан можно добраться на стареньком ГАЗ-66, а можно на вертолете. Разница в стоимости тура будет огромной. Найти доступный транспорт на суше и лодку на море не составит труда. Конечно, местные ребята зарабатывают на туризме. Но, как я уже говорил, у меня не было чувства, что меня обдирают. 

— Как думаешь, из Камчатки нужно делать подобие Исландии с асфальтом, парковками и смотровыми площадками у каждого вулкана?

Если сюда придут люди с капиталами и инфраструктурой — они все испортят. Исландия с ее вездесущими тропинками дает ощущение ухоженности и подготовленных декораций. Вся природа будто в рамочке. Ну нет атмосферы дикой природы. Именно за первобытностью едут на Камчатку. Я ехал сюда за этим.

Фото: Михаил Дрёмин

Кстати, на Камчатских маршрутах к вулканам и гейзерам, в национальных парках и заповедниках есть необходимый экспедиционный минимум — навесы, площадки для палаток, туалеты. 

 — И в заключение: если бы ты решил снова отправиться на Камчатку, чтобы ты осуществил?

Я бы повторил путешествие на яхте. Только уже углубленное — с работой на лодке, парусами и управлением. Ну и хотел бы больше снимать животных — медведей, китов, косаток, сивучей. Я туда обязательно вернусь!

Фото: Михаил Дрёмин

А мы зовем вас в крайнюю экспедицию на Камчатку в сезоне 2020. Она начнется 12 сентября. Подробности здесь. Спешите увидеть легендарный край земли с моря!

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.