Туризм на Курилах — это работа

читать 4 мин.

Режиссер и оператор Кирилл Иванов двадцать лет снимает дикую природу. Побывал почти во всех национальных парках и заповедниках России. Снимал видео с воздуха, под водой и чуть ли не из пасти медведя. Но одно из любимых его направлений — Курильские острова.

Нельзя отдавать

Когда-то я думал, зачем они нам нужны? Несколько скал в воде. Ну, отдайте японцам, раз так просят. А после того, как побывал там, понял — нельзя отдавать. Курилы — потрясающие острова. Там нетронутая природа, сивучи, котики, каланы. Озера в кратерах вулканов, глубины, в которые никто не погружался, и чудеса, которые мало кто видел.

На острове Итуруп есть водопад Илья Муромец, один из самых больших в России — 141 метр. Он виден с моря. Говорят, что киты приходят к нему чистить в пресной воде тело от налипших рачков.

Или вот Кольцевое озеро — это ах! К нему нужно долго подниматься, но когда поднимешься, усталость как рукой снимает. Представьте кратер вулкана, заполненный водой, а в середине еще один вулкан. Из-за этого озеро выглядит как кольцо, окружностью в 15 километров. Оно еще и самое глубокое на Дальнем Востоке — 264 метра. Находится на острове Онекотан.

Одна проблема — добираться до островов сложно. Местная жизнь как на крайнем севере. Во второй половине июня еще снег на сопках лежит. Туризм на Курилах — не развлечение, а работа.

Не развлечение, а работа.

Комфортабельных лайнеров там нет. Можно пойти на яхте, но это непросто: расстояния большие, то крен, то качка. Но это того стоит, особенно если путешествуешь в компании с учеными-биологами.

Вот так идешь на яхте и видишь группу касаток. И явно там что-то происходит: то ли играют, то ли жрут кого-то. Специалисты-биологи заранее могут определить, где их можно встретить. За десятки лет исследований у них накопился гигантский опыт и район знают отлично.

Говорят: сегодня будут кашалоты. И в этот день мы встречаем 18 штук! Один раз я близко снял кашалота. Его ноздри. В отличие от других китов, у него сросшаяся ноздря, и фонтан он выпускает не вверх, а в сторону. Обычно влево, хотя встречаются и правши.

Я придумал, как снять кашалота под водой. Они кормятся на глубине. Ныряют вертикально вниз на 1 — 1,5 километра и вертикально вверх всплывают. Под водой находятся около сорока минут. Если увидел наклонный фонтан, плывешь на лодке к нему, и кашалот ныряет. Через 40 минут он вынырнет в пределах пятисот метров. После этого минут двадцать не сможет нырнуть снова. Он будет находиться на поверхности и вентилировать легкие. В этот момент можно поплавать вокруг него с камерой.

Не лезь в чужой гарем

Первый раз я оказался на Курилах в составе научной экспедиции. Её руководитель сорок лет изучал поведение сивучей, северных морских львов. Мы снимали фильм о работе ученых. Пятьдесят лет назад популяция сивучей резко сократилась. Причины были неизвестны. Сивуча не добывали, он не очень вкусный и шкура для народного хозяйства бесполезная. В старину местные жители шили из неё каяки, но перестали.

Самки сивуча. Фото: Кирилл Иванов

И вот мы поехали снимать, как изучают сивучей. Сивучи живут в Охотском море. Раз в год приходят на лежбища, где спариваются, а потом туда же приплывают рожать потомство. С конца 70‑х годов животных метят клеймом с буквой и номером. Метят детенышей, пока их можно поймать, взять на руки. Взрослый самец уже весит под тонну. Метки позволяют проследить за миграцией. Выяснилось, что животные преодолевают тысячи километров, плавают на Аляску и обратно.

Существуют заметки столетней давности, что они приходили в то же место. Вокруг лежбища стоят камеры, которые круглый год его снимают. Каждые 20 минут делается снимок. Раз в год камеры нужно обслуживать: проверить состояние защитных боксов, забрать карты памяти, протереть объективы. Потом всю зиму студенты и аспиранты будут изучать снимки.

Эти камеры порой снимают удивительные вещи. Одна была закреплена на скале, на высоте 15 метров. Чтобы туда добраться, нужны альпинистские навыки. Так вот она сняла зимний шторм. Есть фотографии, когда камера под водой. Это не брызги, а масса воды. Вот какие шторма бывают!

Лежбище морских львов. Фото: Кирилл Иванов

Ученые много снимают с квадрокоптера. Потом сшивают снимки и получается лежбище полностью, с хорошей детализацией. Можно всех зверей подсчитать, а самим не ходить, чтобы не пугать их. Взрослые сивучи в панике могут затоптать малышей. Или самка потом не найдет своего детеныша. Морские львы пугливые, а вот котики нет. Готовы любой ценой защитить свои гаремы. Хотя вместо ног у них ласты, котики очень проворные на земле. Мне даже приходилось убегать от них. Есть лежбища, где котики и сивучи вперемешку. Котик меньше размером, но все равно большой — 300 кг. У него острые зубы, может покусать. В воде они ласковые, чуть не мурлыкают. Когда понимают, что опасности нет, становятся общительными до навязчивости. Не отгонишь.

Последний день Райкоке

Мне так захотелось вернуться на Курилы, что в прошлом году я попросился в экспедицию обычным матросом, надеясь, что всё равно буду снимать видео. Мы пошли на остров Райкоке, где было одно из лежбищ. Утром проснулся, выглянул из лодки: снаружи туман и вроде бы снег. Только коричневый. Это сыпался пепел. Лодка вся была покрыта пеплом, оснастка, такелаж. Будто шоколадная.

Лодка будто шоколадная. Фото: Кирилл Иванов

Мы продолжили идти в сторону острова. От воды шел пар. Становилось всё темнее. Пепел из снежинок превратился в град и бил по яхте. Но раскаленным не был. Наоборот, веяло холодом, как от ледника. Мы еще не знали, что ночью случилось извержение. Пеплом засыпало весь остров, и лежбище погибло. Там жила может быть тысяча сивучей. Надеюсь, они успели уйти. Когда мы увидели перед собой остров, то поняли, что идти туда опасно.

Интересно, что сто лет назад на этом острове тоже было сильное извержение. Там стояла промысловая артель, люди погибли. А в этом году, говорят, на остров уже возвращаются птицы. И жизнь начинается заново. Может быть еще на сто лет.

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.