Сергей Ефременко: «Меня радует времяпровождение под парусами, это давно со мной»

Про осеннее творчество, яхтинг, путешествие на Байкал, что посмотреть в Дахабе
читать 7 мин.

Сергей Ефременко, фронтмен питерской группы Markscheider Kunst, самой «живой» и, не побоюсь слова, народной группы Северной столицы. Он недавно вернулся с Синайского полуострова. Команда «Морских экспедиций» проводила в Дахабе парусно-спортивный лагерь. А Сергей с товарищами по команде сделал нашу парусную историю еще и глубоко культурным мероприятием. Творчество Markscheider Kunst теплое, по-питерски интеллигентное и искреннее — отпирает дверь в сердце и согревает его. Карибские мотивы, самба плюс румба, с тонкими нотками кубинского рома и морской романтики. Мой собеседник согласился пообщаться по-товарищески легко. Я планировал узнать, как и что там в Дахабе — а вышло глубже и интереснее, сам не ожидал.

— Сергей, как у питерского творца-музыканта проходит хмурое ноябрьское время? 

Как писал об осени Александр Сергеевич «Унылая пора, очей очарованье». Прекрасные погоды стоят. Осень в этом году в Питере была теплая и долгая. А так все как осенью и должно быть — по-маленечку творчество течет. Недавно представили почтеннейшей публике новый сингл — состоялся долгожданный концерт в клубе МОД без всяких задержек. Музыкальная жизнь потихоньку закипает. Хотя, к сожалению, наши московские концерты попали как раз в период наступательных запретов. Нам «повезло» — сколько раз вводили ограничения в Москве, столько раз мы под них попадаем, были переносы. Семь раз. Но мы не останавливаемся — делаем новые песни. Готовим новый альбом.

По слухам собираются открываться наши европейские товарищи. Готовимся. Весной 2022 года планируем сделать заграничный тур «Freedom — 2020». Его хотели провести в 20‑м году и посвятить записи альбома Freedom — «свобода». По ходу работаем в музыкальном плане немного с кино, театром, детьми.

— Можешь поподробнее насчет кино — весьма интересно!

К нам обращаются кинематографисты для записи саундтреков к фильмам. Кто-то просит конкретную песню, кто-то — записать что-нибудь. Мы смотрим сценарий, прикидываем, кто будет в ролях. В зависимости от этого подходим к делу. 

Понимаем, что кино у нас сейчас продюсерское, а не изначально актерское, когда ритм на съёмочной площадке задавали великие мастера — Чарли Чаплин, Бастер Китон. Потом была режиссерская эпоха — тот же Эльдар Рязанов решал, кто будет играть в «Служебном романе». Теперь решают продюсеры, ребята с определенным неидеальным вкусом. Которые делают ставку на зарабатывание денег и КВН-овские лица, которые совсем не актёры. Ну ничего, у нас готовятся вполне удачные кинопроекты с нашей музыкой. Подробности пока раскрывать не буду.

— В твоей жизни прослеживается связь между музыкой и путешествиями. В марте ты уже участвовал в первой смене парусно-творческого лагеря в Дахабе, ходил под парусом на Байкале и в Питере, участвовал в Греческой регате. Теперь случился второй Дахаб. Расскажи, что тебя вдохновило к нам присоединиться, как ты познакомился с проектом Морских экспедиций?

Я занимаюсь яхтенным спортом с 2000 года в Петербурге под управлением прекрасного капитана Александра Подсветова, освоил первую яхту-четвертьтонник. Знаю, как выходить из гавани в раскачку и много чего еще — что необходимо матросу. Меня радует времяпровождение под парусами, это давно со мной. В Финляндию езжу к друзьям-яхтсменам, там ходим по морям. Но это все было без прямо спортивного уклона. И вот, года два назад мне позвонил Женя Федоров (гр. Tequilajazzz): «Серега, есть такая история в клубе «морских» путешественников. Хочешь поучаствовать?». После связался со мной Алексей Мясников (прим. ред. идеолог проекта «Экспедиции под парусами»). Предложил поучаствовать в первой Байкальской регате Морского клуба. Увы, у нас не получилось присоединиться к ребятам из-за плотного графика.

А Дахабский лагерь в марте 2021 случился так — Женя Федоров, который должен был отправится в египетский Дахаб, заболел. И снова позвонил Алексей: «Ребята, нужна срочная помощь по музыкальной линии в нашем проекте». Ну вот мы и поехали — я, Денис Рачков (гитара), Кирилл Оськин (бас-гитара). И познакомились с ребятами из «Экспедиций под парусами». Симпатичные люди, как оказалось, которые отлично поставили работу с… Нельзя говорить «с клиентами» — там все участники и организаторы становятся друзьями. 

Как-то все у них по-дружески, по-семейному. Я участвовал в шести мероприятиях клуба — и ни одного негативного человека я не встретил. Из тех, кто имеет отношение к клубу и кто в нем состоит. 

После Дахабской истории Алексей решил провести регату в Петербурге. Предложил мне помочь с организацией. На что я с удовольствием согласился. После чего Алексей сделал мне официальное предложение выступить в роли музыкального директора Морского клуба. Кем я теперь и являюсь.

Еще мы посещали божественный север Байкала. Мы прошли озеро под парусами от мыса Счастливый нос до легендарного Ольхона. Это, конечно, красотища невиданная. А я видал горы, воды, разные земли. Байкал надо раз в жизни увидеть. Сильнейшее впечатление. Я там был маленьким — отец проектировал порт в Листвянке. Я мало что запомнил кроме реки Ангара — впечатлила. А летом 2021 года во время регаты я побывал там, где практически нога человека не ступала. Ну кроме как с воды и редко.

Потом была совместная сентябрьская регата в Греции по Кикладским островам. А уже в октябре мы отправились на Дахабские каникулы. Получилась камерная история — народу было немного, все подружились. У участников сложились теплейшие-добрейшие отношения. До сих пор у нас переписка, тесное общение и дружба.

— Для тебя Дахабские каникулы были событием творческим или просто личным путешествием? Ты управлял парусным швертботом, на которых обучались парусному делу наши путешественники

Знаешь, гонять на «Лазерах» — штука специфическая. Я предпочитаю большие яхты, командную работу на судне. Да, знаю, что делать на яхте-одиночке в одно лицо, откуда дует ветер и какой шкот в моменте нужно тянуть. Но мне было интересно творчество. Поэтому мы делали музыку — репетировали, адаптировали наш многоголосый коллектив под троих музыкантов. Придумывали интерактивные моменты с командами участников — мини-концерты, совместные песни. В итоге получился некий такой пионерлагерь для взрослых, как говорит Алексей (прим. ред. — Мясников). Проводили вечерами культурную программу — школы латиноамериканских танцев, гитарные мастер-классы, волейбольные матчи, вечерние посиделки под акустику.

— Вовлечение участников лагеря в то, что вы делали, было полным?

У нас получилось создать единый коллектив. Не было выпавших. Были ребята, кто с неохотой участвовал в спорте, но зато увлеченно вливались в творческую активность. Так что задача сплотить компанию из разных по темпераменту и незнакомых друг другу людей на 100% удалась.

— Вернемся к личным впечатлениям осеннего мероприятия. Дахаб — это такой нестандартный Египет, территория свободы. Как ты воспринял Синай?

Скажу так — все мои поездки в Египет, даже если через Каир, заканчивались на Синае. Так что того, туристического Египта, я не знаю. Для меня Синайский полуостров в первую очередь место, где Моисей бродил со своим народом. Подножие горы Хорива, где стоит монастырь Св. Екатерины. Территория жизни бедуинов с их обособленными неарабскими традициями. 

Местная пустыня напоминает мне планету Марс. И, кстати, песню «Марс» с последнего альбома «Freedom» я написал именно на Синае. В Дахабе нет такого, как в Шарм-эль-Шейхе, когда люди бегают за тобой, клянчат чего-то или просят купить сувенирную ерунду. Здесь всё более сдержанно и сухо. Позволю сравнение: Шарм — это египетская Москва, а Дахаб — местный Петербург. Чуть более сдержанный и немножечко в себе. Со всеми замечательными ребятами — аквалангистами, фриками, йогами, хипстерами. Прекрасное местечко — пусть мир будет разным. И вот эта его часть мне, бесспорно, симпатична.

Дахаб необходимо посетить всем, кто здесь не был. Понырять к этим разноцветным рыбкам, встать под парус, погонять на виндсерфе. Все под паруса! И пусть у каждого в дахабском доме будет гитара.

— А что же местные жители — ты общался с бедуинами? Какое они произвели на тебя впечатление?

— Конечно, общался. У меня есть беспроигрышный подход к жителю Востока. Такой человек называется «майфрен» (англ. my friend — мой друг). С этого следует начинать любую беседу: «Халло, майфрен! Хау а ю?» — Привет, мой друг! Как дела? А он: «Оу, ес, вери найс!» — О, да, все очень классно! И тут бедуин спрашивает «Where are you from?» — Откуда ты? «Раша!» В ответ собеседник: «Ах, Ахмед любить Россия!». И понеслась. Можно говорить о чём угодно. Они дико любят торговаться, обожают просто. Это признак уважения. Когда ты покупаешь не торгуясь — это пренебрежение, будто плюнул на старания продавца. А когда сбиваешь цену, проникаешься интересом бедуина, у него теплеет внутри. И вот — ты подружился с совершенно незнакомым человеком. Отношение у местных к гостям добрейшее — они подчёркивают любовь египтян к России.

— Какое место больше всего удивило на Синае, расскажи о самых ярких впечатлениях.

Монастырь Святой Екатерины. Один из древнейших христианских храмов мира. Его истоки идут из III века, формирование как монашеской обители завершилось в V веке. Это еще доисламский период. Интересный факт — в монастыре хранится некий манускрипт, благословленный пророком Мухаммедом и защищавший монастырь веками. Основатель исламской религии, будучи пастухом, проходил этими местами. Его дружелюбно встречали монахи, давали еду, воду. И вот в этом документе написано, что каждый правоверный мусульманин должен оберегать эту землю как зеницу ока.

И вот за все время последующей вековой смуты и религиозной резни монастырь оставался нетронутым. Там древнейшие иконы, уникальные Библии. Потому что их сохранили, как ни странно, мусульмане. И пока в XIX веке англичане вывозили с Востока в Альбион исторические артефакты, в России XX века шло разрушительное богоборчество — на Синае духовное наследие осталось в целости. В монастыре растет легендарная Неопалимая купина, в пламени которой Бог говорил с Моисеем. На Синае есть колодец, у которого израильский пророк встретил будущую супругу. Настоятелем обители был святитель Иоанн Лествичник. Этот монастырь — богатейшее наследие всего человечества. Это не Иерусалим, конечно, но место в ту сторону порядка.

Для меня обитель — самая запомнившаяся точка путешествия. А потом было путешествие по пустыне, ужин у костра, прекрасное звездное небо, совершенный чистейший песок.

— Фраза о Дахабе, которая может стать золотой цитатой нашего интервью.

Дахаб — это синайский Питер!

— Отлично! На новогодних праздниках мы проведем в Дахабе третью лагерную смену. Что бы ты посоветовал тем, кто хотел бы отправиться на берег Красного моря?

Собраться и отправиться в Дахаб. Будет замечательная компания, прекрасное сообщество творческих людей. Будут мои друзья, яркие музыканты Женя Федоров и Костя Чалых их Tequilajazzz, классная поэтесса Вера Полозкова. Вы поедете в теплую страну на Новый год! У вас будет немножечко тепла, коралловые рифы и рыбки — поныряете, искупаетесь в море, сгоняете в пустыню, увидите древний монастырь. Так что, братцы, вперед на Синай! 

Новогодняя смена Дахабских каникул с группой Tequilajazzz и поэтессой Верой Полозковой пройдет со 2 по 9 января, можно присоединиться с детьми. 

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.