Олег Нестеров: «Байкал — это пятый элемент нашей музыки»

читать 8 мин.

Олег Нестеров — музыкант, лидер легендарной группы «Мегаполис», наш давний друг и большой любитель путешествий под парусами в этот раз едет хедлайнером в экспедиционную регату на Байкал. Зачем? Чтобы, как и все участники этого приключения стать той малой частью людей на нашей планете, кто увидел Байкал из самого сердца этого озера-моря.

 

Олег, конечно, не просто музыкант, а близкий нам по духу человек с бесконечно молодой душой, танцующими бровями и вечно смеющимися глазами. «Сумасшедшие москвички» волнуют его ровно также как и десять-двадцать-тридцать лет назад, а наш приятный разговор неожиданно становится очень содержательным интервью о жизни, музыке и познании мира.

— Между утомительным для большинства локдауном и предстоящим путешествием на Байкал есть кое-что общее: в обоих случаях ты выпадаешь из привычно устроенной жизни и как будто проваливаешься в какую-то другую реальность. Про Байкал и предстоящую экспедицию мы поговорим чуть позже, а вот локдаун вы как прожили?

Локдаун собственно прошел в самой творческой атмосфере! В конце марта уже далекого 2020 года последний день записи нового альбом на студии аккуратно совпал с днём объявления карантина: мы прочитали новости, сыграли ещё один дубль, взяли из студии необходимые вещи, разъехались кто куда и дальше не встречались вплоть до сентября. Я готовился к миксам (это один из самых важных этапов записи, примерно, как монтаж для фильма!) — готовил записанный в течение 4 лет материал и поэтому локдаун был для меня как нельзя кстати: я никуда не ездил, ни с кем не встречался, ни о чем не думал. Сидел в глухом уединенном месте наедине с музыкой и готовил её к финальному шагу, а потом началась вообще песня — он-лайн миксы в немецкой студии. Это длилось почти полтора месяца, в городе Кёльне звукорежиссер микшировал наши треки, а я был в глуши, слушал всё это у себя на разных источниках звука, комментировал и так сантиметр за сантиметром мы продвигались вперед. 

Это очень большая ответственность и было ощущение, будто я в течение полутора месяцев непрерывно каждый день сажал тяжелый пассажирский самолет! Но это опять же и бесценный опыт, несопоставимый ни с чем. Кроме этого во время локдауна мы придумали, приготовили и довели до премьеры наш музыкальный спектакль, связанный с новым альбомом «Ноябрь» (прим. премьера спектакля состоялась в начале октября в «Электротеатре Станиславский»). Удивительно как музыка «проросла» в «Электротеатре». Люди, которые слушали очень внимательно наш альбом дома, на хорошей аппаратуре или на концерте, говорили одно: этот спектакль необходим, чтобы в полной мере ощущать эту музыку. 

Театр для «Мегаполиса» — это идеальная площадка для выступлений. А «Электротеатр» особенно! Мало того, что это высокотехнологичная площадка, но ещё и философия самого театра открытого к разного рода экспериментам. Это идеальный свет, звук, сцена-трансформер, «заряженная» команда и, конечно, абсолютное доверие со стороны театра. Самое главное, что музыка стала идеально прочитываться именно на спектакле. Есть особый вид слышания. Вы знаете, когда вы идете по улице и у вас в ушах наушники, и в какой-то момент всё совпадает: звучащая музыка и все движения вокруг, как пролетела птица, как проехала машина, как кто-то взмахнул рукой. На спектакле это случается. Музыка вдруг становится больше, чем музыка.

Вот такой был локдаун. Вот такой продуктивный выпад из привычной реальности.

— А мы и не сомневались! Олег, насколько нам известно, вы довольно часто и с удовольствием отрываетесь от размеренной городской жизни, например, вы не раз ходили под парусами, и большими, и малыми. Что для вас такие путешествия? Это активный отдых, проверка своих внутренних ресурсов и возможностей, поиск новых впечатлений и вдохновения?

Это сложение пазла: где я живу, в каком мире я живу, из чего этот мир состоит. Это касается его как экзотерических (прим. открытых, поверхностных и публичных), так и эзотерических (прим. скрытых, глубинных) свойств. В путешествии я прежде всего исследую себя. Далее я исследую мир, страну и собираю пазл исторический, географический. У меня всё меньше белых пятен: я знаю где кончается одна страна и начинается другая, и что находится на стыке. Я понимаю, почему эта страна называется так, и почему здесь едят и пьют одно, а там «за перевалом» — другое. Это страшно увлекательное занятие для любого живущего. Но самое главное остаётся: заглядывание вглубь и постижение насколько это возможно самого себя.

Когда ты скользишь по поверхности и живешь на быстрой волне большого города у тебя в тысячу раз меньше шансов это сделать. А если ты выбираешься из своего цепкого ежедневного бэкграунда, едешь в экспедицию, то чувствуешь, как там останавливается время и как все эти частички, вся эта муть оседает и тогда вглубь колодца можно заглянуть.

— Олег, вы лидер группы «Мегаполис» и музыка соответственно ощущается как музыка городской жизни. На Байкале нас будут ждать музыкальные вечера-концерты. Как будет звучать «городская» музыка под звездами Байкала вдали от цивилизации?

Последние десяток-другой лет мы путешествуем по внутреннему миру человека и давно сложно назвать нашу музыку «городской», хотя наш слушатель и живет в больших городах. Но в больших городах человеку всего важнее путешествие внутрь себя.

Если человек живет в красивом и мощном месте и каждый день разговаривает со звездами, закатами, большой водой — все его поры прочищены, все у него хорошо.

Но в больших городах много чего налипает и поэтому требуется какое-то лечение… И наша музыка скорее про это. Музыка, которая будет сыграна на Байкале — это скорее возвращение к истокам. Мне так кажется, что Байкал и наша музыка чрезвычайно сильно друг другу подходят: достаточно часто те вибрации, которые я ощущаю на Байкале совпадают с теми вибрациями, которыми насыщена наша музыка.

Во многом наша музыка «не сделана». Это музыка потока, который мы ловим в свои сети. Она живая и этим всё сказано. Как и всё «несделанное», что нас будет окружать на Байкале — всё, чем мы будем любоваться и вдохновляться. В этой музыке больше так называемой тишины. Тишина — это такая сакральная сила музыки.

Как человек во многом состоит из воды, так музыка во многом состоит из тишины, и, если мы лишаем её этого, она становится плоской и безжизненной. 

На Байкале мы будем очень ограничены в каких-то музыкальных ресурсах и нас будет только трое. Но это совершенный плюс! Именно в такой конфигурации мы зачерпываем нашу музыку по-другому и необыкновенно точно. В таком составе, имея только три гитары, мы находим подчас значительно больше глубины, поскольку эта конфигурация, эта некоторая «ограниченность» заставляет нас выгребать больше внутренних резервов энергии. Не спрячешься за барабаны, за устойчивыми фразами, звуками. Степень интимности сильно возрастает, ты как бы раздеваешься перед слушателями. Ты нагой и это требует определенного мужества, силы и всё это, порождает ответный поток, который ты благодарно впитываешь.

Байкал, под небом которого зазвучит наша музыка — это пятый элемент, всё объединяющий в единое целое. Байкал выступит в качестве такого небесного резонатора, который будет нашу музыку соединять и усиливать.

— Олег, наша предстоящая экспедиционная регата — это не первая ваша встреча с Байкалом. Расскажите о том, как прошло первое свидание? Что вы почувствовали и зачем снова хотите вернуться?

Первое свидание. Это было в январе. Были морозы, которые ощущались как «- 42». Но вот сразу: Байкал — это море! В моей жизни это такое — «вдруг» море! Мы все знаем моря, теплые и холодные. Как-то они у нас в голове есть. А Байкал, ты же знаешь со школьной скамьи, это всё-таки озеро. Но когда происходит встреча, ты понимаешь, что по своему характеру Байкал, конечно, никакое не озеро, а такое внутреннее море. В нем заключена сила, которую я мог бы сравнить с океаном. Как человек, который путешествовал под парусами, а мы ходили по морям и океанам, я могу так сравнить. Океан — это открытая вода, это мощь, это другая волна, это совсем другая сила и контекст.

И по этой мощи и силе — Байкал — это такой маленький океан, который чудом сокрыт в российской земле. Это чувствуется, когда к нему только подходишь, только смотришь, когда катаешься на коньках, когда беседуешь с людьми, которые живут на нем веками и знают свои пятнадцать поколений.

Байкал — это такой очевидный источник энергии. Выходишь на берег и просто, что называется, стоишь раскинув руки или протянув ладони, и какая-то такая небесная батарея тебя начинает греть.

Байкал в совокупности это такое непознаваемое до конца место и главное, о чем я жалел, путешествуя в прошлый раз по земле, что с этих точек, с этих смотровых площадок смотрят на Байкал 99% людей. А это дикое место, это тебе не пляжи Сицилии. Там чтобы пробиться на берег сквозь эту глушь леса нужно было сильно постараться, сделать эти проходы и получается это такое «любование с подходами». Это то, почему мне не хватило Байкала.

Мне захотелось принципиально другого, иного ощущения, понять его силу и величие. И ощутить этот внутренний океан. А что лучше тебя подведет к этому пониманию, нежели путешествие под парусами?

Мой внутренний маршрут — это посетить как можно больше мест, которые я как пеший путешественник никогда в жизни не увижу. Как итог: моё второе свидание будет взгляд на Байкал изнутри, с самого Байкала.

— Чем люди Байкала отличаются от людей мегаполиса? 

Как люди, живущие у океана, отличаются от жителей континента. Буряты, которые там живут веками и веками, это совершеннейшее чудо. Во-первых, эти люди очень живые и подвижные. Обычному человеку отсутствие движения часто кажется благом: «всё тихо и спокойно, ничего не меняется, мне в моем мире хорошо и уютно, и я довольствуюсь, тем что имею». Но Байкал — это очень живой дух, дух предприимчивости. И в этом отличие этих людей: они всегда открыты изменениям. Там невозможно стоять на месте. Байкал — это вечное движение.

Друзья, если вас тревожат сомнения, то пусть их развеет манифест Олега Нестерова! Считайте, что это и личное приглашением, и официальный вызов. 

Всё меньше и меньше мест на земле способствуют тому, чтобы смотреть на мир не с туристической тропы. Байкал — это одно из немногих мест, где сохранилась настоящая природная дикость или, лучше сказать, живость. 

Всё меньше и меньше мест на земле способствуют тому, чтобы смотреть на мир не с туристической тропы. Байкал — это одно из немногих мест, где сохранилась настоящая природная дикость или, лучше сказать, живость. 

Байкал под парусами. Взгляд на Байкал изнутри Байкала. Это очень хорошая возможность, момент твоей жизни, чтобы увидеть главное, что есть в твоей жизни. Это замирание между прошлым и будущим, остановка времени, погружение в самого себя. То, что с нами будет наша музыка придаст этому путешествию особую ценность и особый смысл, который гарантированно соединит внутреннее с внешним! До встречи на Байкале!

Невероятное приключение, возможно, лучшее в вашей жизни ждет вас этим летом. Подробности здесь.

А пока ждем и готовимся, слушаем плейлист от Олега Нестерова, который он подготовил для Байкала под парусами:

:
:

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.