Открой свою Антарктиду под парусами шхуны ELSI!
Главная » Люди ветра » «Море — мой дом. Мне там комфортно»

«Море — мой дом. Мне там комфортно»

читать 4 мин.

Максим Александров живет в Комсомольске-на-Амуре. Формально. А фактически он обитает на катамаране «Одиссей», пока на Амуре и в Охотском море открыта навигация. Еще Максим  создал судостроительную верфь «Водный мир». Там он с бригадой строит парусные яхты, рыбацкие лодки и круизные катера.

Максим с седьмого класса увлекся парусным спортом. Позже детское увлечение стало делом жизни. Сейчас амурский шкипер водит экспедиции на своем катамаране по дальневосточным рекам и морям. В одну из таких экспедиций наша группа пойдет летом по Охотскому морю. Мы поймали Максима, когда он вернулся из очередного похода в родной город, и пообщались по телефону о море, парусах и морских странствиях.

«Море — мой дом. Мне там комфортно»

— Максим,  расскажи, как ты встретился с парусами

— Я встал под паруса в седьмом классе. В яхтинг меня привел отец. Он в молодости увлекался парусным спортом и решил приобщить к нему и меня. У нас в Комсомольске-на-Амуре есть яхт-клуб. Тренером там работал папин друг-одноклассник. Так что я оказался в надежных руках папиного товарища. Когда мне исполнилось 15, отец купил небольшую яхточку. Она называлась «Ассоль». Мы ходили на этой яхте несколько лет. В 2000‑х годах я самостоятельно купил себе яхту. Она была переделана из разъездного адмиральского катера. Я ходил на ней недолго. Понял — маловата. Но что-то толкнуло меня пойти к своей парусной мечте не самым простым путем. Я не стал искать подходящий парусник на рынке, а решил построить его сам. О судостроении не знал ничего, учился в интернете. Ездил по судостроительным заводам, подглядывал-запоминал. Помогло «неполное высшее»: я в свое время учился в политехническом институте в Комсомольске. Не окончил, правда, но знание механики и сопромата пригодилось. Так в 2006 году зародилась судостроительная верфь. Первым серьезным проектом как раз стал наш «Одиссей».

«Море — мой дом. Мне там комфортно»

— Почему катамаран?

Остановился на катамаране из-за комфортности и скорости. Люблю, когда все под рукой. В длительных переходах комфортные бытовые условия на судне — важная вещь. О катамаране: сначала купил небольшой проект 9‑метрового американского катамарана. По проекту катамаран изготавливался из фанеры. А мы на верфи работали с композитными материалами. Ну габариты судна были невелики.  Я на основе его сваял проект «Одиссея». Сейчас у нас в портфеле 20 проектов: от 4‑х метровой лодочки до 20-метрового туристического катамарана. 

— А как ты первый раз вышел в море под парусом?

— Речная акватория стала мне мала, в ней уже было скучно. На Амуре я знал каждую милю наизусть, хотелось большего. Поэтому я оставил парусный спорт, и решил занялся крейсерским яхтингом. Хотелось приключений, хотелось идти дальше по Амуру и выйти в море. Что я и сделал в 2016 году. Я вышел в Охотское море на «Одиссее». На «Одиссее» не было ничего из удобств — просто пустой грунтованный корпус. Мы набросали в катамаран матрасов из дома, поставили дорожный стол. Это были абсолютно спартанские условия. Но это неважно, я шел в море, и это было здорово.

После первого морского похода мы вернулись в порт. Я стоял на пристани, смотрел на «Одиссей» и размышлял: «Вот мы построили классную лодку, вложили средства и силы. Что же она будет стоять просто так? Такой парусник должен ходить в море. А я могу показывать людям, в каком красивом месте живу». Так мы собрали по знакомым и друзьям первую экспедицию. Пошли вдоль побережья Охотского моря, а потом и на Шантарские острова. Группа была легка на подъем, ребята собрались быстро. Покидали на борт рюкзаки и вперед. С ними мы прощупали базовый маршрут вдоль Сихотэ-Алиня и к Шантарскому архипелагу.

— На Дальнем Востоке непередаваемо красиво. Какое место тебе нравится? 

— Пролив Невельского. Места от Советской гавани до Де Кастри. Там здорово, скалы красивые, живности много, более-менее температура комфортна, понырять можно. Бухты есть укромные, где спрятаться от штормов. Там многообразие природы. Ну и безусловно Шантарские острова. Там дикая глушь. Из постоянного народа лишь четыре метеоролога со станции на острове Большой Шантар. Там изумительный национальный парк. В нем живут киты, сивучи, морские птицы, медведи. Смотрители парка работают на островах два месяца в году — с июля по август.

«Море — мой дом. Мне там комфортно»

Ребята с метеостанции нам всегда помогают. Рядом с метеостанцией есть заброшенный завод американский, там раньше топили китовый жир китовый. Интересные развалины, вокруг старые механизмы, паровые котлы, старинные кирпичи. 

— Что подпитывает твои силы в дальних переходах? 

— На берегу меня ждет семья — жена с детьми маленькими. На катамаране мне очень помогал старший сын, Сергей. Сейчас он заканчивает 11 класс. Он начал тоже с матроса. А в том году он у меня капитаном был на моторном катамаране. Это другое наше судно. Правой рукой моей был. С постройки «Одиссея» он все лето жил со мной на катамаране, все время проводил. Школа у него серьезная в этом плане. В первый поход на Филиппины он дошёл до Окинавы, сам курс прокладывал. Все ночные вахты Сергей на себя брал. Так что парень основательно подготовлен к морской жизни. Еще со мной всегда в море моя собака. Весь сезон ходит со мной. Верный друг, скучать не дает.

«Море — мой дом. Мне там комфортно»

Команда важна. Со мною проверенные ребята ходят, надежные. Экипаж у нас уже давно слажен. На парней я могу как на себя положиться. Здорово, когда путешественникам интересно судно. Я с удовольствием делюсь с ними знаниями и помогаю влиться в команду. 

«Море — мой дом. Мне там комфортно»

— Твой самый запоминающийся морской  поход

— Первый поход в Японию. Когда мы вышли в море, погода сразу дала прикурит. Мы шли в серьезный шторм. До Японии шли пять дней. И все время ни одного просвета. Шторм был сначала попутный, а под конец встречный. Это была серьезная проверка для «Одиссея» и для экипажа. Вдоль японского берега мы шли около месяца. Тогда один тайфун шел за другим. Заходили в маленькие рыбацкие деревушки переждать циклоны на пару дней. Непогода не мешала нам лазить по японскому берегу везде, куда на ногах могли добраться. 

«Море — мой дом. Мне там комфортно»

Мне лично нравится посещать такие дикие места, небольшие деревушки, они такие колоритные и красивые. Люди очень добрые и отзывчивые, помогают сразу. Например, у нас сломался руль. Мы пришли в рыбацкий порт, и нам местные ребята дали смолы для ремонта. Сразу, как увидели, что нужна помощь. Пока мы клеили поврежденное место, помогали нам, возили в магазин, помогли с заправкой.

«Море — мой дом. Мне там комфортно»

Я вообще хочу построить наш проектный большой катамаран и уйти на нем в кругосветное плавание. Неспешно и без гонок на выбывание. Чтобы растянуть удовольствие и  команда в разных точках менялась, люди интересные приходили на лодку. Только нужно не просто судно построить, это и за год можно. Важно логистику, снабжение и форс-мажоры просчитать. Людей надежных подобрать в экипаж.  Думаю, лет за пять я этот проект осилю. Важно все учесть — погоду, течения, ветер. Море ошибок не прощает, а я за безопасность.

«Море — мой дом. Мне там комфортно»

В августе мы идем с Максимом под парусами катамарана «Одиссей» в экспедиции по Охотскому морю вдоль Сихотэ-Алиня и на таинственные Шантарские острова. Хотите присоединиться – переходите по ссылке.

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.