«Люди ветра»: Александр Вербицкий, боцман I грота

читать 2 мин.

4 сентября 2018 года мы представили зрителю фильм «Люди ветра». В его основу легли беседы с членами экипажа почти 100-летнего барка «Седов». Это самый большой в мире действующий учебный парусник.

Кадры для фильма собирали оператор Юрий Криушев и идейный вдохновитель Михаил Кожухов во время первой экспедиции Клуба путешествий на барке «Седов». Это было с 19 по 27 июля 2018 года во время морского перехода от Эсбьерга до Ставангера.

Как сказал телеведущий и журналист Михаил Кожухов: 

«Есть несколько причин, по которым люди влюбляются в большие парусники. Во-первых, их невероятная красота. Когда все паруса поднимаются над тобой и ты возвращаешься в детство, к мечтам о великих морских походах. Вторая — это история кораблей, которую на борту мистически чувствуешь кожей. И третья, не менее важная, это работяги моря: удивительные люди, каких на суше редко встретишь. Пришло время познакомиться с теми, кто посвятил себя служению «Седову». 

Сегодня мы расскажем о первой нашей беседе с таким «человеком моря»  —  Вербицким Александром Евгеньевичем, боцманом первого грота:

— Александр Евгеньевич, как вы оказались на паруснике?

— До того как попал на Седов, в моей жизни были довольно суровые времена. Я работал на Крайнем Севере, на Колыме. Куда раньше Сталин диссидентов отправлял. Работал в Магадане, стрелял морского зверя. Среди зверобоев я был последний из могикан, тогда это дело уже шло на спад. А тут все-таки в тёплые моря заходим, в Средиземку, в Атлантику. Будучи на Колыме я во время промысла посмотрел Дальний Восток. Я обошел по морю Японию, Корею, Сингапур, Китай, все вдоль и поперек. И вот мне захотелось посмотреть запад. 

— До «Седова» вы ходили на промысловых судах, а тут парусник. Какое самое яркое воспоминание у вас осталось от начала службы на барке?

— Налетел шквал, парусный аврал у нас. Выскакиваем на палубу, а тут такой хлопок «буух»! Будто снаряд через наш косой парус пролетает. Парус просто разлетелся от порыва ветра. Красиво было.  

— Что для вас самое главное в паруснике?

— Каждая деталь важна. Тут все экипаж руками делал своими: такелаж, вот эти ванты, толстенные тросы. Каждый год курсанты приходили и начинали работу с такелажем — с фока, грота и далее. И в 30-градусный мороз ребята сидели наверху и крутили снасти. Поэтому когда говорится, что тут люди работают, это значит, что они душу свою вкладывают в парусник. Это же не просто так, частица человека здесь остаётся. Поэтому и тянет возвращаться на борт. Хочется всегда к чему-то усилия приложить, в порядок привести. 

— «Седов» для вас просто работа или что-то большее?

Нет, сюда как домой приезжаешь в семью. Вот смотришь дома, что надо сделать. То же самое и на паруснике. Каждые два-три месяца курсанты меняются, в них тоже душу вкладываешь. Хочется, чтоб после практики домой нормальные ребята пришли, не доходяги. Чтобы они стали моряками и впитали то, что им тут дают. Мы же не просто их обучаем. И дисциплина важна, и чтобы работать научились, и мужчинами стали. А потом проходит десять лет, бывшие курсанты приходят нас навестить на парусник уже с жёнами, с детьми. Говорят: «А вы меня помните?» Я говорю: «Конечно, помню вас!» Гляжу — такие взрослые дяди стали, мама не горюй.

Поэтому я чувствую себя на «Седове» как дома. Я сплю здесь более спокойно, чем дома. Мы на борту по семь-восемь месяцев проводим в море. Я настолько привыкаю к паруснику, что дома побуду месяц-два, и уже хочется опять вернуться, ребят увидеть, посидеть, пообщаться. Как это сказать словами, аура такая у судна (улыбается). 

Фильм «Люди Ветра», 1 серия 

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.