Кругосветка «Паллады». День 50. Да не обвиснет флаг!

читать 3 мин.

Во время штиля море бывает гладким как отшлифованный драгоценный камень. Утром — сапфировым. Днем с изумрудным оттенком. К вечеру засияет рубином и гранатом, а после заката станет обсидиановым. Эх, если бы можно было отколоть от него куски и взять с собой на память!

Я немного завидовал старшему боцману Николаю Абрамову. Каждое утро он выходил на палубу, зачерпывал ведром на веревке кусок драгоценного моря и выливал себе на голову. Может поэтому 72-летний боцман оставался крепок как алмаз? Днем в свободное от работы время он разгуливал по палубе в трусах, загорал. Не иначе готовился к пляжному сезону, собирался знакомиться с девчонками. Я бы не удивился.

Николай Абрамов дал мне прочитать написанную им книгу. Это дневниковые записи, воспоминания о годах службы на подводных лодках. Книгу можно читать как рассказы Эдгара По. Что ни глава, то мистическое происшествие, связанное с риском для жизни.

Старший боцман Николай Абрамов. Всегда впереди

То охраняющий лодку караульный ружье в воду уронит. Штатный водолаз найти не может, а Николай Александрович ныряет и находит.

То на подъемнике матроса чуть не раздавят по халатности, вспомнят про него через несколько часов, и окажется, что он немного приплюснут, но всё ещё жив.

То новоприбывшего мичмана во время учений попытаются протолкнуть через заклинивший торпедный люк. Мичман не пролезает, но Николай Александрович нажимает сзади, и скомканный мичман вылетает из торпедного аппарата в воду. И тоже остается жив. Вот в этой истории я вообще не сомневаюсь. Силища в старшем боцмане ого какая!

А когда на боевой подводной лодке чуть не случилась авария, он вошел в её ядерный отсек, разобрался в проблеме, спас лодку и людей на ней, хотя и получил серьезную дозу облучения. Что ему теперь тропическое солнце?

Мы шли вперед со скоростью 6 узлов. Ни крена, ни качки. Начали репетировать Парад Победы. Курсанты выстроились вдоль борта. Знаменосцы тренировались выносить флаг, держали осанку, тянули носок, синхронно топали по палубе.

Большая часть знаменосцев — юнги морских классов при общеобразовательных школах. Они и узлы вяжут лучше взрослых курсантов, и строевая подготовка у них хорошая, и парусными ялами самостоятельно управлять умеют.

Знамя Победы на параде понесет юнга Савелий Дроздов. Ему всего 15 лет, но в прошлом году он уже шел в знаменной группе на параде в Севастополе. А осенью участвовал в параде кадетов в Москве. За оба парада получил памятные медали от Министерства обороны России.

15 лет, а наград как у адмирала

На репетиции Савелию выдали другой флаг, олимпийский, для тренировки. Его нужно было привязать к фалу, спущенному с грот-мачты, а потом поднять. Флаг подвязывали двое курсантов из знаменной группы. Но управлялись с узлами неловко и медленно. Вязать-то нужно не бантиком, а прочным брам-шкотовым узлом.

Звучащая из динамиков песня «Вставай страна огромная» закончилась, а флаг еще не подвязан. Савелий досадовал на курсантов, но приходилось выбирать — или выносить флаг, или подвязывать. Выносить почетнее. Досаду усиливало то, что ветра не было, и тренировочный флаг с пятью кольцами отказывался развеваться. Бессильно обвисал, дискредитируя олимпийское движение.

Савелий впервые отправился в морской поход в море и сразу на три месяца. Юнги сели в Ушуайе, а выйти должны были вместе с нами, практикантами, на Маврикии. Но теперь шли до Владивостока и были очень довольны этому обстоятельству: вместо возвращения в школу, пересекли экватор, прошли три океана. Савелий рассказывал, что чувствует себя настоящим моряком. Но пока не определился: идти на военный флот, становиться инженером, или может заняться творчеством? У Савелия всё получалось. Осталось только заставить флаг развеваться.

< Предыдущая записьСледующая запись >

Поделитесь с друзьями:

Читать также:

История под парусами
Якоря на память
История под парусами
Неуловимый южный континент
История под парусами
Эпоха Великих географических трагедий

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.