Кругосветка «Паллады». День 44. Про жуликов, водку и землеотсосную шаланду

читать 4 мин.

Всё ближе к Сингапуру. В порт не попасть, но на судне решили сделать большую приборку. Традиция! Малую приборку и так делали дважды в день: курсанты подметали коридоры и палубу, натирали до блеска медные ручки. Большая приборка — должно быть что-то грандиозное.

Малаккский пролив сузился. Навстречу плыл мусор: конфетные обертки, пластиковое ведро, канистра из-под масла, коробка от доширака. Не мешало бы и в проливе сделать приборку.

Елена Комратова красит палубную надстройку.

Вокруг было оживленно. Рыбацкие лодки, буи. Пролив был разделен на полосы. Нас обгоняли танкеры, балкеры, газовозы. Мы двигались в крайнем левом ряду, рядом с «разделительной полосой». Это на автомобильных дорогах тихоходы жмутся к обочине, в судоходстве наоборот — медленные идут ближе к встречке. Но иногда нас обгоняли и слева, если встречная полоса была свободна.

На мостике мне показали пришедшую радиограмму. Малазийские портовые власти предписывали судам обращать внимание на укрытые парусиной рыбацкие лодки. На таких лодках перевозят нелегальных иммигрантов, по 200–500 человек в лодке. Перевозки организовывают криминальные синдикаты, а пираты на лодки нападают и грабят беззащитных мигрантов. В случае обнаружения таких лодок следовало сообщить об этом в антипиратский центр.

Лодку с пятью сотнями нелегалов мы не увидели, зато мимо прошла землеотсосная шаланда, опутанная колючей проволокой.

— Проволока — чтобы жулики не залезли, — заметил капитан Зорченко. — Такие шаланды часто на якоре стоят, это небезопасно.

Вспоминали истории про жуликов

На мостике начали вспоминать истории про жуликов. Как на большие суда они забираются по якорной цепи через клюз. Как шастают по каютам, пытаясь украсть что-нибудь ценное. Как в Египте ватаги жуликов орудуют на Суэцком канале, притворяясь чиновниками и сотрудниками порта, и в каютах пропадает зубная паста, а на палубе обрезают веревки.

— В 2009 году я работал на машиновозе под филиппинским флагом, — вспомнил рукпрак Сан Саныч — 200-метровое судно шло из ЮАР в Сингапур, как и мы. Я тогда был 3‑м помощником, стоял на ночной вахте. Шли мимо берегов Суматры. В полночь на борт незаметно поднялись двое, вахтенные их не заметили.

Так выглядит машиновоз.

Пираты подошли в темноте на двух резиновых лодках, натянули трос, выключили моторы и ждали. Судно уперлось в трос носом, и лодки оказались подтянуты к бортам с двух сторон. Преступники закинули на борт кошки и залезли наверх. А снаружи остались ждать подельники с гранатометом.

— И вот я стою на вахте, — продолжил Сан Саныч. — Заходит ко мне на мостик незнакомец. В руках автомат, нож, грудь пулеметными лентами обмотана. С виду похож на самоанца или филиппинца. И на хорошем английском говорит: «Спокойно! Какой груз везем?». Я достаю документы. У нас были какие-то запчасти, кругляк дерева. В общем, барахло. Он хватает меня, говорит: «Пошли». Заглянул в трюм, действительно ничего интересного. Спрашивает меня: «Ты откуда?» Я говорю «Русский». Он: «Водка есть?». Я говорю: «Найдем». Дал ему несколько бутылок. Он на себя их подвесил, в лодку спустился. И они ушли.

Я начал пытать других офицеров, встречались ли им пираты. Но больше никто не признался. Может зря раскатали пожарный шланг? Скорее всего пиратов мы не увидим. И буксир «Калар», как мне показалось, больше дежурил на случай, если у «Седова» откажет двигатель. Идти под парусами в узком и оживленном проливе слишком опасно.

Ночью я встал на вахту за штурвал и управлял «Палладой». Мне задали курс, я ему следовал. Вахтенные курсанты время от времени проверяли, ровно ли я держу курс. Под двигателем и на спокойной воде это было несложно. Нас пытались увести в сторону случайные течения, но я сразу выравнивал курс, за что получил похвалу старшего штурмана и поощрение в виде кружки кофе.

Черное судно на черном фоне

Мимо проходили громады судов, черные на черном фоне, слабо светились их бортовые огни. Иногда на мостике включалось радио, и суда с индийским акцентом договаривались между собой о том, кто кого будет обгонять. Впередсмотрящие и вахтенные регулярно докладывали, что всё спокойно, на судне происшествий нет. Ближе к утру пошел проливной дождь, и вахтенные надели оранжевые штормовые куртки. В такую погоду жуликам самое время попытаться залезть по якорной цепи. Но в наш якорный клюз они не пролезут, он слишком узкий. Не стоит и пробовать.

< Предыдущая запись Следующая запись >

Поделитесь с друзьями:

Читать также:

История под парусами
Якоря на память
История под парусами
Неуловимый южный континент
История под парусами
Эпоха Великих географических трагедий

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.