Кругосветка «Паллады». День 36. Кино и китайцы

читать 5 мин.

Мы обошли район падения метеорологических ракет. Что это за ракеты, как я не пытал старшего штурмана Константина Романова, так и не выяснил.

— На бумажной карте 2006 года указано, что нужно обходить, мы обходим.

Хотя в этом районе давно пасутся рыбаки и прочие суда. Не боятся падения ракет? Надо было рискнуть и зайти, выловили бы упавшую ракету сачком, хоть разобрались бы, что это такое.

Убрали паруса и легли в дрейф. На северо-западе от нас были Никобарские острова, на северо-востоке — Суматра, всё такое интересное, но никуда нельзя. Мы ждали встречи с военным буксиром, который проведет нас через Малаккский пролив и защитит от пиратов и террористов. Его позывной — «Багрянец». Заодно к нам присоединится «Седов», отставший на пару сотен миль, не больше. Пойдем целой эскадрой. Этак мы и остров какой-нибудь можем захватить, свободный от коронавируса.

Если понадобится, захватим остров.

Днем мимо нас прошло грузовое судно, везущее плавучую рыбную ферму в Норвегию. Со стороны было похоже, что это движется сорвавшаяся с опор огромная буровая платформа. Она обошла парусник кругом и прошла совсем близко. Оказалось, что на судне российский экипаж. Они захотели поздороваться с «Палладой» и передать по радио привет землякам.

Вечером мы провели кинофестиваль. Группа у нас небольшая — всего 9 человек. Получилось 4 съемочных бригады и 4 фильма.

Супруги Косаревы сняли фильм по мотивам «Приключений Электроника». Сергей Косарев играл одновременно беспечного практиканта и старательного робота, делающего за него всю работу.

Сытая праздность только кажется заветной мечтой, реализовать которую помогут услужливые роботы. А попробуй посиди без работы — с ума сойдешь. Сам Сергей бездельничать не умеет. Если в машинном отделении его не занимают, начинает грустить на койке.

Они грустят вместе по диагонали: у иллюминатора снизу Сергей, а в проходе на верхней койке детский писатель Юрий Парфенов, который приуныл после того, как не смог выйти на Маврикии. Но Сергей общительный и настойчивый, поэтому в машинном отделении, кажется, теперь вообще ничего не делается без его участия.

Михаил и Ирина сняли веселый фильм про парусного боцмана Семеновну, которая пыталась научить трусливого курсанта подниматься на мачту. Ничего не помогало: ни крики, ни уговоры. Финальной угрозой был наряд на МОП. И курсант — в его роли был Михаил, проявивший незаурядный актерский талант — взлетел по вантам стрелой.

Лада и Роман сняли фильм о тревожном сне практиканта, в котором капитан решал, в какое бы наиболее удаленное на глобусе место направить судно без захода в порты? В Казахстан? В Монголию?

Елена и Стас сняли кино о совместном подъеме на клотик мачты под романтическую музыку. Там они увидели вспышку света и очнулись лежащие рядом на салинговой площадке. Ангел небесный сказал им, что тот, кто доберется до клотика, обязательно вернется на «Палладу» в другой раз.

Совместный подъем до клотика

Я был поражен, сколько оптимизма в наших практикантах! Это бы плавание завершить, а они уже о следующем думают.

В результате тайного общего голосования приз «Серебряный Палладий» получила короткометражка Косаревых про робота. Из единственной и тщательно хранимой бутылки бренди я хотел сделать золотую статуэтку, но нашел только серебряную фольгу от шоколадок. Серебряный приз тоже был воспринят с энтузиазмом.

Ночью на паруснике включили фонари. На свет собралась рыба, а за ней пришли дельфины. Несколько десятков афалин устроили большую охоту. Прыгали, резвились, фыркали у самого борта. Крутились, показывая то серую спину, то светлое брюхо. Заодно к судну подошли стаи кальмаров. Они с важным видом плавали вперед и назад.

Практикант Сергей Косарев выскочил с кальмароловкой. Но она не сработала. Кальмары посмотрели на неё, фыркнули и поплыли по своим делам. У кальмара главное дело — отъедаться и расти. Кальмар растет всё время, пока его не съедят или не умрет от старости. Но жить он может долго, некоторые особи вырастают до 15 метров в длину, эти тонкие и не самые опасные. Есть покороче — по 5 метров, зато толстые и агрессивные. К «Палладе» видимо подходили кальмары-курсанты, всего по полметра, но уже имеющие задатки будущих хозяев моря.

Морской вечер

Я зашел в рубку к старшему штурману Константину Романову. Он нес ночную вахту, и я надеялся услышать от него какой-нибудь интересный рассказ. И не ошибся.

— В конце 90‑х я работал на мини-плавбазе, — вспоминал Константин. — Это так говорится — «мини», а в длину она была как две «Паллады». База занималась приемкой и переработкой рыбы, но состарилась, и судовладелец решил продать её в Китай на металлолом. Договорились так: миллион китайцы переведут по договору, а еще миллион отдадут наличными, когда получат корабль.

Плавбаза вошла в реку Янцзы, подошла к указанному месту и выбросилась на мель. Но покупатели решили обмануть. Дескать, какой ещё миллион? Всего один по договору, больше ничего не знаем. Хозяин судна никуда не денется — судно тяжелое, с мели не вытащишь. Моряки могут сидеть на корабле сколько захотят, но потом начнут голодать, всё равно сбегут. Судовладелец в шоке: что делать?!

Решили выбираться. Но как? Во время прилива начали раскачивать руль, влево-вправо. Освободили от ила гребной винт. На плавбазе были подъемные краны. Приспустили тяжелые носовые якоря и подцепляя их одним краном, потом другим, третьим, протянули вдоль борта и вывели за корму. Якоря с двух сторон упали на дно. Дали задний ход и одновременно начали вытягивать якоря. Судно подалось назад и с мели соскочило. Китайцы как увидели это, сразу решение поменяли и всю сумму выплатили. Продавец судна был счастлив и команде выдал премию: молодцы!

< Предыдущая запись — Следующая запись >

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.