Кругосветка «Паллады». День 28. Я — рулевой

читать 3 мин.

Решил, что пойду на вахту, встану за штурвал. Наши практиканты уже стояли эту вахту, некоторые по нескольку раз — и днем, и ночью. Я рулил «Седовым» и «Крузенштерном», а «Палладой» ещё нет. Пора исправить это.

Пошёл на полуденную к старшему штурману Константину Романову. Хороший дядька, веселый, доброжелательный. Вахту он не начинал без кофе и обязательно делился. Кофе — это ритуал, пока не выпьешь, за руль нельзя.

У «Паллады» два штурвала. Один из них — маленький джойстик в рубке, с его помощью можно вести судно по проливам с интенсивным судоходством. Другой штурвал — настоящий деревянный, находится перед рубкой. Он сдвоенный, им может управлять один человек, а в непогоду двое. Поэтому на вахту обязательно выходили двое курсантов. В обычное время один из них выполнял работу впередсмотрящего. Следил, чтобы навстречу судну не попадались оторванные буйки, рыболовецкие сети, потерянные контейнеры, разбитые лодки и прочие неопознанные плавучие объекты.

Курсанты менялись за штурвалом каждый час. Или как договорятся. Возле штурвала находился судовой колокол. Каждые полчаса от начала вахты впередсмотрящий отбивал склянки. Один удар — полчаса, сдвоенный — час, и так до четырех сдвоенных. Это означало, что вахте конец, заступала следующая. По склянкам можно было судить и о том, когда объявят прием пищи.

Я встал за штурвал, курсанты за мной приглядывали. Потом поняли, что курс я держу нормально, и расслабились.

Принцип работы рулевого несложный. Перед вами гирокомпас. На внешнем круге отметки курса от 0 до 359, внутренний с цифрами от 0 до 9 вращается. Если задан курс 60 градусов, нужно чтобы цифра внешнего круга стояла возле 60, а внутреннего — держалась у нуля. Но круг не стоит на месте, цифры прыгают. В пределах единицы — 59–61, хорошо. Люфт в два деления 58–62 допустим. Но если больше, то курс меняется. Судно начинает вилять или уходит с маршрута.

В рубке на экране у штурмана виден угол расхождения с заданным курсом. Ошибка в два-три градуса вроде ерунда, а через сто миль выяснится, что пришел не туда, куда планировал. Впрочем, разгневанный штурман гораздо раньше выскочит из рубки и стукнет вас кружкой от кофе.

Если внутренний диск крутится против часовой стрелки, то есть влево, значит судно уходит сильно вправо. Крутим штурвал влево на пол-оборота, на целый оборот или несколько. Смотря как резво скачет диск. Судно большое, руль отвечает с задержкой. Нужно не просто реагировать на движение диска, а предугадывать его поведение. Слишком сильно начнем крутить штурвал влево-вправо, и судно пойдет по синусоиде. Если оно идет под парусом, то может потерять ветер, паруса обвиснут, скорость упадёт, судно встанет. Придется брасопить (поворачивать) реи или убирать паруса, включать двигатель. Сотня бегущих на парусный аврал курсантов вспомнит вас недобрым словом.

Моя первая вахта за штурвалом прошла благополучно. Шли под двигателем со скоростью шесть узлов, море было спокойным, судно легко управлялось, и гипнотический диск почти не улетал за 1–2 деления. Старший штурман даже предложил мне вторую кружку кофе — высшее одобрение моих навигационных навыков. Но от кофе я отказался. Рано хвалить себя, я еще не управлял судном под парусами, не стоял за штурвалом в шторм. В конце вахты склянки пробили 4 сдвоенных удара: «вторая смена курсантов и практиканты Клуба Путешествий приглашаются на чай». Чай я заслужил точно.

< Предыдущая записьСледующая запись >

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.