Кругосветка «Паллады». День 10. Коврики, салфетки, штормовые простыни

читать 2 мин.

Неожиданная радость пришла в наш дом! Старшему боцману и парусному мастеру Николаю Абрамову исполнилось 72 года. Удивительный человек — мастер спорта по парусному спорту, капитан первого ранга, кавалер ордена мужества. Николай Абрамов служил на атомных подводных лодках первого поколения и однажды предотвратил серьезную аварию. Сейчас он на пенсии, но дома сидеть не собирается. Работает так, как молодые не могут. А работы — валом, в прямом смысле. В парусной мастерской груды парусов, требующих ремонта. Паруса пора бы поменять, но пока приходится ремонтировать — еще послужат.

Один из учеников старшего боцмана — матрос Максим Сметанин, боксёр с налитыми мышцами, милейший парень. Научил нас вязать «капитанский узел». С его помощью можно связать салфетку, подставку под кастрюлю или дверной коврик.

Матрос Максим Сметанин учит вязать морские узлы

Мы уже мысленно готовы застрять на острове Маврикий. Старший боцман научил нас плести корзины. А теперь мы узнали, как сделать коврик из пальмовых листьев. На пропитание заработаем.

Хотя на такое как на «Палладе» — вряд ли. В судовом меню свиная поджарка с сыром, горбуша запеченная с грибами, жареная навага, салат из папоротника, бризоль с мясом, пицца, печеночный торт. Еще сладости, йогурты и свежая выпечка.

Но иногда бывает птичий паштет в консервной банке. Блюдо лаконичное и готовить просто: вскрыл ножом и готово. Паштет непредсказуемо появляется на столе в любое время дня, но чаще его подают на завтрак или полдник. Еще до нас кто-то пошутил — «фуагра», теперь мы его так и называем.

На наш столик ставят чайник с кипятком, чтобы можно было заварить одноразовый пакетик. И еще огромный чайник с курсантским чаем, уже заваренным и сладким.

Хлеб на «Палладе» пекут на камбузе. Подают с избытком. Лишний хлеб сушат и используют в качестве сухарей.

Нас кормят в курсантской столовой во вторую смену. На еду отведено 15 минут. Потом вахтенные начинают убирать столовую. То, что мы питаемся во вторую смену, дает преимущество — можно задержаться на несколько минут дольше. Но есть недостаток: ко второй смене еда успевает остыть. Утешаем себя, что так она полезнее и желудком усваивается лучше.

Резиновых штормовых скатертей в курсантской столовой нет. В качку столы накрывают мокрыми простынями. Стаканы и тарелки не скользят, прилипают. Но и ты к мокрой и холодной ткани прилипаешь рукавами. От привычки ставить локти на стол быстро избавляешься.

Во время шторма камбуз не работает. Кастрюли ходят ходуном, еда расплескивается, можно ошпариться, да и просто ушибиться о металлические углы кухонных столов. Голодающим выдают доширак, который можно заварить кипятком самостоятельно. К счастью, шторм бывает редко. Поэтому обычно мы накормлены плотно.

Судовой бутерброд

< Предыдущая записьСледующая запись >

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.