Корсары Охотского моря

читать 7 мин.

Речь пойдет о событиях, произошедших на задворках Российской империи в 1771 году — Большерецком бунте, корсарской вольнице Охотского моря и угоне галиота «Святой Петр».

Лишенный наследства

Главный герой истории — Мориц Беневский, авантюрист, путешественник и будущий король Мадагаскара. Он появился на свет в Словакии в 1746 году в семье австрийского полковника и дочери епископа. Пошел по отцовскому пути и поступил на военную службу, воевал с пруссаками за честь короны императрицы Марии-Терезии. В 17 лет юноша носил звание гусарского капитана, имел боевой опыт и большие амбиции. Он был лишен наследства, так как отец полагал, что Мориц должен добиться всего своими заслугами. Строптивый гусар в гневе разнес половину отцовской усадьбы, бежал от преследования австрийских властей в Польшу и участвовал в мятеже против Российской империи.

Портрет Морица Августа Беневского кисти неизвестного художника, XVIII век

Во время подавления польского восстания Беневский попал в русский плен. Его выпустили на свободу под обещание не обнажать шпагу против России. Но слово свое он не сдержал — опять попался на вылазках повстанцев и был препровожден с конвоем в Казань. 7 ноября 1769 года Мориц со своим напарником шведом Адольфом Винбланом из Казани бежал в Санкт-Петербург, выкрав подорожную грамоту. Но джентльменов удачи подвел бдительный голландский шкипер, к которому Мориц и Адольф пытались наняться матросами. Капитан понял, что денег у этих двух пройдох нет, и сдал парочку властям в расчете на вознаграждение. 

Словацкая монета в 200 крон с изображением Морица Беневского

Беневский чудом избежал петли лишь благодаря своему происхождению. После пристрастного допроса 4 декабря 1769 года Винблана и Беневского под строгим охранением повезли в ссылку на Камчатку. Там неудачливые революционеры должны были в поте лица добывать себе пропитание и искупать грехи пред царским престолом.

Ссыльный обоз

Восемь месяцев ссыльный обоз шел до Камчатки. По пути он прирастал новыми страдальцами за свои беззакония. Так в компании Беневского оказались подпоручик Батурин, капитан Степанов и гвардейский поручик Панов. Они провинились перед армейским начальством в городе Владимире нарушениями воинского устава, кутежами и постоянными дуэлями. Вокруг мятежного капитана собрался круг лихих людей, несогласных со своей участью и привыкших держать шпагу и пистолет. Почему бы не извлечь из этого пользу? Мориц начал вынашивать в голове план побега в Японию.

В Охотском порту Морица с товарищами погрузили на галиот «Святой Петр». Двухмачтовый парусник челноком ходил между Камчатским полуостровом и Охотской гаванью, снабжая дальние гарнизоны товарами. Судно приглянулось Беневскому. Но для реализации идеи мятежному гусару не хватало людей с морскими навыками. На борту среди ссыльных оказались три матроса и штурман, несогласные со своей участью. В тихих ночных беседах авантюрист вовлек арестантов-моряков в заговор. Теперь у Беневского была команда из десятка головорезов, готовых по его приказу поднять бунт. 

В пути галиот попал в сильный шторм, потерял грот-мачту и на одной бизани дохромал до берегов Камчатки. А Морицу для авантюры нужны были парусник на ходу, свобода действий и эффект неожиданности. Он набрался терпения и приказал своей команде держать все в строжайшей тайне.

Большерецкий острог

В сентябре 1770 года «Святой Петр» вошел в устье реки Большой и пришвартовался у пристани Большерецкого острога. Это была столица Камчатского края, форпост Империи и перевалочная купеческая база. Заправлял делами в остроге капитан Ее Императорского Величества Григорий Нилов. Постоянных жителей в остроге было примерно 90 душ, да гарнизон около 70. На полторы сотни человек в поселении работали 23 купеческих лавки, четыре лабаза, кабак с винокурнею и церковь. Также городок был наполнен ссыльным сбродом, крестьянами, ремесленниками и пришлыми охотниками-ительменами, которых никто не считал. Капитан Нилов зорко следил за разношерстным населением острога из казенной канцелярии командирского дома.

Большерецкий острог, гравюра, XVIII век

После расквартировки в остроге Беневский стал налаживать отношения с ссыльным сообществом. Благодаря общительности, он быстро стал своим среди старожилов. Подружился с разжалованным за антиначальственную дерзость гвардии поручиком Петром Хрущевым и адмиралтейским лекарем Магнусом Мейдером. Хрущев несколько лет тянул ссыльную лямку в стенах острога, знал все о каждом промышленнике или купце. А главное, вынашивал план побега на захваченном корабле, так похожий на авантюру Беневского.

Мориц идет ва-банк

Перспективы трусливо угнать парусник и удрать в Японское море не прельщали Морица Беневского. Ему нужен был масштаб и возможность как можно гуще насолить императрице Екатерине II, упрятавшей его на край земли. Мориц радикально изменил мелочный  хрущевский план на дерзкий бунт. Авантюрист убедил товарищей поднять восстание, захватить острог, арестовать солдат и посадить под замок капитана. А после спокойно подготовиться к выходу в море, основательно пограбив местное купечество.

Заговорщики тайно и осторожно вовлекли в коварный замысел арестантов и пришлых из тайги камчадалов с ительменами. Параллельно Беневский втерся в доверие к коменданту Нилову. Ключом к сердцу капитана стали страсть к выпивке и забота о сыне. Днем Мориц и его товарищ Адольф занимались с отпрыском капитана математикой и грамотой. А по вечерам устраивали в командирском доме шумные застолья. Так заговорщики притупили бдительность начальника гарнизона и расположили его к своим персонам.

Постепенно Беневский и товарищи втянули в сеть заговора около 50 человек дюжих мужиков: зверобоев, охотников и ссыльных. Даже местный священник оказался среди заговорщиков. Всем им внушали идею невинного страдания и несправедливых поборов. Беневский в подпольных беседах с единомышленниками источником всех зол делал императрицу.

Титульный лист книги «Мемуары и путешествия Морица Августа Графа Бенёвского: состоящие из его военных действий в Польше, его ссылки на Камчатку, его побега и путешествия с этого полуострова через Северный Тихий океан, Японию и Формозу в Кантон в Китае,  обустройства во Франции  и организации экспедиции на остров Мадагаскар»

Наступила весна 1771 года. Бунтовщики собрали в остроге арсенал ружей и пистолетов. Было собрано достаточно пуль и пороха. Скрывать подготовку к бунту было все труднее. Тем более, что некоторые участники заговора стали вести себя надменно и дерзко по отношению к солдатам. Те и донесли капитану Нилову о подготовке мятежа. Капитан послал десяток солдат для ареста Беневского и для успокоения совести опять напился до свинского состояния.

Заговорщики без труда пленили солдат, которым особенно и не хотелось подставлять головы под пули. Беневский понял, что нужно действовать решительно и не ждать отрезвления капитана. В ночь на 27 апреля Мориц с бунтовщиками ворвался в спальню мертвецки пьяного коменданта. Спросонья могучий Нилов едва не придушил Беневского, но получил ружейную пулю в голову и отправился к праотцам.

Гарнизон сдался без боя. Тем более, что большинство местных сочувствовало заговорщикам. Сопротивление оказал лишь казак Черных. Он заперся в доме с штуцером да двумя пистолями и лихо отстреливался от бунтовщиков, отборно поливая их свинцом и нецензурной бранью. В итоге казака хитростью выманили на крыльцо, скрутили и посадили под замок. После этой блестящей «виктории» бунтовщики провозгласили Морица Беневского командиром Камчатки, занялись грабежом и победным пьянством.

Политический карт-бланш Беневского

Во время кутежа Беневский не терял голову. Он понимал, что власть нужно подкрепить не только бесплатной выпивкой. Заговорщику нужен был политический инструмент для управления своей ватагой. Пока опьяненные вином и куражом победы веселились, Беневский повелел священнику принести ему из церковного алтаря Евангелие и крест для целования. После он неожиданно встал из-за пиршественного стола и потребовал от соратников присягнуть на верность сыну Императрицы царевичу Павлу Петровичу и ему, Морицу Беневскому, как слуге будущего императора Павла I. Пьяные бунтовщики полезли через стол с яствами крест лобзать да к Священному писанию прикладываться. Пути к отступлению были отрезаны, впереди мятежников ждали неизвестность да открытое море.

29 апреля 1771 года команда Беневского погрузила на 11 плотов награбленное в остроге. Это была богатая добыча: меха, вино, артиллерийские орудия, ружья, порох, топоры, молоты и прочий инструмент, острожная казна из канцелярии в золотых и серебряных монетах, холсты и провиант. Беневский сплавлял добро к месту починки галиота «Святой Петр». Чуть ниже по реке в Чекавинской бухте стояла маленькая верфь, где корабелы латали пострадавший от шторма парусник.

Модель галиота «Святой Петр»

Напоследок Беневский решил унизить Императорский двор политическим манифестом. Он со своими сподвижниками состряпал обвинительное «Объявление в Сенат». В «Объявлении» бунтовщики обвинили Екатерину и ее фаворитов в угнетении простого народа и незаконном отстранении от престола царевича Павла. Документ был настолько дерзким и скандальным, что генерал-прокурор князь Вяземский по повелению царицы наложил на него гриф полной секретности и упрятал его в недра Тайной канцелярии с пометкой: «Без доклада Ее Императорскому Величеству никому не показывать».

Бунт внутри бунта

После отправки «Объявления» вестовым в столицу в начале мая 1771 года мятежный галиот вышел в море. На борту была команда в составе 70 человек, семи женщин и одного священника с сыном. Через неделю странствий «Святой Петр» кинул якорь у курильского острова Симушир. Команда сошла на берег, чтобы пополнить запасы воды, напечь хлеба в дорогу и сшить для прикрытия будущих грабежей английский и французский флаги.

За время пути в команде Беневского появились недовольные — штурман Измайлов, пара матросов и супруги-камчадалы Паранчины. Они решили, что станут самостоятельными пиратами. Недальновидные внутренние заговорщики попытались обрубить якорный канат и угнать парусник. Затея провалилась, вахтенные матросы скрутили незадачливых корсаров. Беневский в гневе хотел их повесить, но рассудительный швед Винблан остановил расправу, воззвав к узам мятежного братства. Остыв, Мориц велел выпороть виновных плетьми и высадить на острове с небольшим количеством муки и парой ружей.

Тихая гавань

В начале июля мятежники добрались до японского острова Танаосима. В пути они основательно настрадались от палящего солнца, жажды и штормов. Японцы радушно встретили гостей, снабдили их водой, рисом и рыбой. А почему нет — ведь русские корсары платили за снабжение звонкой монетой. Экипаж галиота простоял в бухте Танаосимы три недели, собирая силы для перехода к далекой Формозе или по-современному, Тайваню. Но это уже другая история, которую мы расскажем в следующей статье.

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.