Как флотская чарка вернулась на российский флот

читать 3 мин.

26 июля — день ВМФ. Праздник в каждую кают-компанию! За такое событие достойно и чарку поднять. Тем более, что на военном флоте вино стало доступно для военнослужащих, которые проходят службу на надводных боевых кораблях и судах обеспечения. В чем польза вина для моряка и откуда пошла традиция флотской чарки?

Хороший моряк — слегка «хлопнувший» моряк?

Питание на военно-морском флоте жестко регламентировано. Министерство обороны установило нормы продуктового довольствия для моряков законом «О статусе военнослужащих» и постановлением Правительства «О продовольственном обеспечении военнослужащих». В морских пайках присутствует и сухое красное вино. Раньше эта «роскошь» была доступна лишь подводникам. 

Банкет на подводной лодке

После 2015 года Минобороны расширило рацион моряков. Теперь каждому флотскому срочнику ежедневно положено 50 грамм сухого красного вина. А контрактники и офицеры достойны 75 грамм рубинового напитка. Моряки получают вино при условии, что выходят в открытое море на срок свыше шести часов.

С чего бы военному министерству проявлять такую щедрость? К этому решению адмиралов подтолкнули результаты исследований НИИ питания и диетологии. Ученые убедили флотских, что в умеренных количествах вино улучшает пищеварение, укрепляет иммунитет и способствует высокому уровню боевого духа экипажей. Оказалось, что подсознательно матросы принимают винную чарку как поощрение. И относятся к служебным обязанностям с должным рвением.

Флотская чарка

Откуда пошла традиция флотской чарки? «Принимать по-маленькой» на русском флоте начали одновременно с его созданием в конце XVII – начале XVIII вв. Император Петр копировал традиции западных моряков, у которых учился морскому делу. У англичан на кораблях выдавали ром, испанцы поощряли матросов вином, голландцы — пивом и джином. На новорожденном российском флоте в рацион матроса Петр I включил водку.

По Воинскому уставу 1716 года нижним чинам на парусниках полагалось 4 чарки хлебного вина в неделю. Но где пряник, там и кнут. За пьянство сверх положенного матроса нещадно пороли. А офицера лишали месячного жалования.

Чарка вмещала 123 миллилитра водки. Флотский завхоз, баталер, делил чарку надвое. Половину матрос получал утром, половину вечером. Такая порция называлась получарка. В тяжелых условиях службы на Балтийском море чарка бодрила, согревала, служила методом поощрения и наказания. Провинился матрос — лишился чарки. За заслуги получал еще одну поощрительную чарку. По выполнении тяжелых маневров или после морских побед команда получала от капитана  наградное водочное угощение.

Винная чарка на 123 мл с клеймом 1889 года.
Фото: smolbattle.ru. 

Церемония принятия

Разлив водки на флоте стал ритуалом. В назначенное время капитан с мостика давал приказ баталеру приступить к раздаче спиртного. Баталер с вахтенным матросом и помощником-юнгой спускался в трюм к винному хранилищу, ахтерлюку, и набирал ендову водки. Флотская ендова — луженый сосуд, гибрид суповой кастрюли и чайника.

Прием спиртного нижними чинами российского миноносца, начало ХХ века.
Фото: kartam47.livejournal.com 

После полную посудину баталер поднимал из трюма и ставил на палубу. Также во время ритуала вахтенный матрос мог держать ендову на руках. Боцманы свистели в дудки, созывая матросов «к вину и обедать». Этот особый свист моряки прозвали «соловьиной песней». Матросы выстраивались в очередь к ендове и подходили согласно оглашаемому баталером списку. Унтер-офицеры следили за порядком, чтобы флотская братия не толпилась и не перевернула ендову. Матросы подходили к ендове, уважительно сняв головной убор. Зачерпывали водки, крестились и медленно выпивали не закусывая. Выпивший передавал чарку следующему и бежал на обед.

Флотская чарка в литературе

Писатель А.С. Новиков-Прибой служил баталером во время русско-японской войны 1904–1905 годов. В книге «Цусима» он описал чарочный ритуал:

«В одиннадцать часов вахтенный начальник распорядился:

 — Свистать к вину и на обед!

Залились дудки капралов. Среди команды началось оживление. Одни из матросов, гремя железными укреплениями, спускали на палубах подвесные столы, другие, схватив медные баки, мчались к камбузу, третьи, те, что любили выпить, спешили к той или другой ендове, выстраиваясь в очередь. На каждого полагалось полчарки водки, а еще полчарки – вечером, перед ужином. Пили водку с наслаждением, покрякивали и отпускали шутки:

 — Эх, покатилась, родная, в трюм моего живота!

 — Хорошо обжигает.

 — А за границей ром будут выдавать. Тот еще лучше.

 — Крепись, душа, залью тебя сорокаградусной.

 — За семь лет службы я этих получарок выпил у царя пропасть – более четырех тысяч…».

«Соловьиная песня».
Матросы российского корвета «Витязь» стоят у ендовы, 1880‑е гг.

Молвим дурному «нет!»

Были и те матросы, что воздерживались от казенной чарки. Не здоровья ради, а прибыли для. Ведь цена каждой чарки складывалась, и по выслуге лет матрос получал неплохую сумму сэкономленных денег.

А в 1909 году император Николай II вовсе флотскую чарку запретил. Причиной стало негативное отношение общества к революционно настроенным, подвыпившим и дерзким матросам, сходящим на берег в портах. Нарушение флотской традиции привело к еще большему снижению авторитета самодержца среди моряков. 

Традиция судовой трезвости продлилась и после революции до Великой Отечественной войны. Во время войны появились наркомовские 100 грамм. Ими поощрялись моряки за успешное выполнение боевых задач. После победы спиртное снова ушло с флота. На кораблях появились сложные системы вооружения и навигации, ядерное оружие. Негоже выпившему моряку атомным крейсером управлять.

Возвращение флотской чарки

С начала 2000 годов вино вернулось на флот к морякам-подводникам. В условиях малоподвижности на субмаринах сухое красное помогает пищеварению и выводит из организма тяжелые металлы. А сегодня «соловьиная песня» призыва к вину и обеду звучит на всех кораблях военно-морского флота. 

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.