Человек-насос

читать 4 мин.

Анатолий Дубравцов, пожалуй, единственный и самый известный донкерман Беларуси. Анатолий Александрович — отставной моряк. Он знаменит необычной морской специальностью, поэтому его хорошо знают в стране. О том, как паренек из белорусской деревушки попал на нефтеналивной танкер и кто такой донкерман, читайте в этой статье. 

Донкерман — особая порода

Знакомьтесь — донкерман, помповый машинист. По-английски эта судовая должность звучит как «pump man». Донкерман — повелитель грузовых и балластных насосов на океанских танкерах. Он отвечает за погрузку нефти на танкер. Следит за работой балластной системы, чтобы судно не перевернулось. Как только флотские не склоняют донкермана — доберман, дуркерман, человек-насос, доня. 

Моряки называют танкеры «суперканистрами». Вроде ерунда — налил в канистру топливо, перевез из Нарьян Мара в Гавану, вылил. Но не все так просто. На танкере километры труб, тысячи соединений, контрольно-измерительная аппаратура. Три, девять, двенадцать насосных установок. Их число зависит от количества емкостей-танков на судне. Именно донкерман все это хозяйство чинит, обслуживает и головой отвечает за то, чтобы топливо не полыхнуло и не пролилось в море при погрузке-выгрузке.

«Гитара», место расположения концевиков грузовых магистралей на танкере – манифолдов. Под манифолдами – поддон для сбора пролитого продукта.

А еще опытный донкерман — умелый царедворец, этакий Фигаро морского мира. Подчиняется одновременно и старпому, и старшему механику. Старший помощник капитана эксплуатирует танкерные насосы. Стармех отвечает за их исправность. Чтобы угодить двум командирам, донкерман должен правильно настроить насосы для погрузки-выгрузки топлива. И следить, чтобы все работало исправно. И будет тогда «доне» награда. Точно премию дадут. А то и наградят знаком «Почетному работнику морского флота». Таким незаменимым человеком на танкере и был советский донкерман Анатолий Александрович Дубравцов.

Белорусский моторист

Анатолий Дубравцов родился в белорусской деревне Пацково в послевоенное время. Учился хорошо и охотно. Любил историю, географию, литературу. Отец мальчика построил в деревне начальную школу и следил, чтобы сын читал, а не штаны на заборе просиживал. Анатолий любил книги о моряках и приключениях. Представлял себя капитаном корабля, стоящим за штурвалом. Но море для белорусского мальчика оставалось лишь мечтой.

Анатолий Александрович Дубравцов (фото из личного архива)

После армии Анатолий вернулся в родной колхоз «Рассвет». Председатель предложил ему почетную должность ветеринара. Дубравцова перспектива лечить до пенсии коровьи хвори не прельстила. Он любил с техникой возиться, с армии привык. А еще молодой парень хотел романтики и мир повидать. Его морская мечта только окрепла с годами. И Дубравцов поступил в мореходную школу Кронштадта.

Хозяин суперканистры

Из мореходки Анатолий вышел мотористом — повелителем сердца корабля. И попал по распределению на свой первый танкер «Терек». Это судно было флагманом вспомогательного флота во времена Карибского кризиса. Во время холодной войны в 1970‑х годах «Терек» челноком ходил в акваторию Шетландских и Фарерских островов. Там дежурили военные суда и подлодки нашего флота. «Терек» перевозил солярку, мазут, масла для советских подлодок, которых у Фарерского архипелага вроде как не было. Танкеру приходилось по 3–4 месяца петлять и прятаться в туманах по угрюмым фьордам от самолетов-разведчиков НАТО.

Анатолий продолжил службу на танкере «Клязьма». Этот танкер возил топливо по секретным базам советских субмарин. Каждый визит на особо охраняемые объекты походил на спецоперацию. Топливо надо было перегружать не поднимая головы, быстро и тихо уходить с базы. Моторист Анатолий долго присматривался к донкерманам. Ему нравилась эта работа, ответственная и подвижная. Не то, что в полумраке машинного отделения все время торчать.

После «Клязьмы» командование направило смекалистого Дубравцова на трехмесячные офицерские курсы. Парень вышел оттуда лейтенантом и попал на небольшой танкер «Дубна». На этом судне Анатолий и стал настоящим донкерманом — правой рукой старпома.

Загадочные Бермуды и холодная Исландия

Следующие три года Дубравцов избороздил на «Дубне» Северный Ледовитый океан до самого Диксона. Небольшой танкер проходил без ледокола по замерзшему Карскому морю. Не раз попадал в полосы ледяного дождя, после которого команда сутки сбивала лед с палубы.

Танкер «Дубна»

Самым тяжелым для Дубравцова стал рейс на Кубу. «Дубна» шла в район Бермудского треугольника. Именно там холодная война могла перерасти в «горячую». Во время перехода капитан «Дубны» получил радиограмму о крушении нашего военного самолета около Бермудских островов. Самолет-разведчик летел из Кубы в Североморск. Взрыв самолета в небе заметил рыболовецкий траулер, капитан которого передал координаты места катастрофы. 

Танкер получил приказ обеспечить непрерывное ведение спасательной операции, продолжавшейся три месяца. Все три месяца Анатолий исправно заправлял корабли дизельным топливом, ремонтировал двигатели, заведовал распределением запчастей между поисковыми судами. Поиски шли непрерывно — для военных важно было найти тела погибших летчиков, бортовые самописцы и забрать с обломков самолета ценные разведданные. В районе крушения самолета постоянно кружили американские самолеты и боевые корабли. От их внимания «Дубну» и спасательные суда прикрывал крейсер ВМФ. Останки летчиков нашли и командование решило похоронить погибших в море. Данные о катастрофе были засекречены — важно было убедить американцев, что погиб гражданский самолет.

После поисковой операции планы «Дубны» изменились. Танкер шел домой на базу. Анатолий надеялся к Новому году оказаться дома. Устал от моря, хотел бросить якорь в деревне, обзавестись семьей. Но по пути капитан «Дубны» получил новый секретный приказ — следовать к исландским берегам. Причину внезапного изменения маршрута экипаж не знал до последнего. Оказывается, возле Исландии всплыла на поверхность атомная подлодка, у которой остановился реактор. И танкер превратился в буксир — «Дубна» тянула субмарину до Архангельска.

Донкерман сходит на берег

По возвращении в Мурманск экипаж «Дубны» получил благодарности и грамоты от командования Северного флота. Анатолий ушел в отставку, вернулся в родное Пацково, женился. Работал механиком-дизелистом в колхозе и дорожном управлении. Пахал, собирал урожай, занимался слесарным делом.

Сейчас Анатолий Александрович живет один в небольшом домике на окраине деревни. Его лучшим другом осталась стопка книг на старом столе. К книгам прибавилась пачка свежих газет, из которых старый донкерман узнает новости. Но память все равно возвращает Анатолия Дубравцова к запахам солярки, морской соли и шуму волн, бьющихся о борт танкера. 

Поделитесь с друзьями:

Ближайшие путешествия

На нашем сайте мы используем cookies и собираем метаданные.