Дмитрий Лидковский: «Турция — самое комфортное место для начинающих яхтсменов…»

— Вы возвращаетесь в Турцию снова и снова — почему?

Собственно, с Турции у меня яхтинг и начался. Я там бывал много раз, точно больше 10. В Гечек Лимане я в первый раз вышел под парусом и понял, что не представляю для себя другого отдыха, кроме как на яхте.

— Какой из турецких регионов понравился больше всего?

От Бодрума до Кемера все побережье очень интересное. У Бодрума в Эгейском море, часто бывает крепкий ветер. В Гёчеке, откуда стартует осенняя регата «Дикая мята» под парусами» ветер более комфортный, но всегда есть. Больше всего нравится именно Гёчек – уютное, тихое место с яхтенной историей. А Турция по праву считается одним из лучших мест для яхтинга. 

Вообще, турецкий яхтинг 30–40 лет назад начинался с Бодрума и Мармариса. Мармарис тогда был небольшим рыбацким поселком. И в итоге эти места превратились в мировые столицы яхтенного спорта. Гёчек, откуда мы стартуем, по сравнению с ними невелик. Об этом месте мало кто знает, за исключением яхтсменов. Но именно в этом прелесть Гёчека— отсутствие толп туристов, уютные рестораны и магазинчики. 

— Что особенного для вас в яхтенной Турции?

Это природа, ласковое море, много удобных для стоянки бухт. Ну и конечно, люди, которые тут занимаются яхтенным бизнесом. Они совершенно по-особенному гостеприимные. Я нигде такого не встречал, это очень ценно. Считаю, что и обслуживание лодок в Турции — лучшее в мире. Мало кто так следит за флотом, как турки. Сложно объяснить, почему так. Видимо, ментальность у них такая. 

В Турции очень развита яхтенная инфраструктура. Почти в каждой бухте есть стоянка с мурингами или буи. Это не как в Греции, когда ты приходишь в марину, а тебе никто не помогает. Условия комфортные для яхтсменов любого уровня — для новичков и опытных моряков. В Турции совершенно уверенно можно брать лодку в чартер у известных компаний и знать, что все будет хорошо. А даже если что-то и произойдет, то проблема будет решена моментально. 

Тут есть хорошая система: если ты швартуешься у прибрежного ресторана и идешь в него обедать или ужинать, то стоянка и все остальные удобства бесплатны. Я такого больше нигде не видел. 

— Можно сказать, что вы рекомендуете Турцию как место обучения парусному делу?

Конечно. На это работают три фактора: очень комфортные условия для новичков, несложная и интересная навигация плюс обилие яхтенных школ. Нашим соотечественникам кроме Турции сейчас яхтинг больше нигде не доступен. И по сравнению с Европой Турция предлагает в чартер лодки по ценам ниже, чем в Европе. Да и сопутствующие затраты на стоянки, заправки, продукты, трансфер и авиабилеты в Турции ниже.

— Что сочетается в регате как в способе отдыха, почему хочется повторить? 

Конечно, паруса — страсть и смысл жизни. Для меня в регате важен соревновательный дух, общение со старыми друзьями и знакомство с новыми людьми. Несмотря на спортивный уклон, в яхтинге присутствует романтика моря. За тем и иду. Для меня яхтинг — это способ общения с морем, можно сказать. И этот способ более доступный, чем многие думают. Нужно лишь сделать первый шаг. 

— В этом году лето в Турции выдалась очень жарким, а сейчас стоит прекрасная погода, море прогрелось до +27 градусов. Какие у вас ожидания от предстоящей регаты? 

Я им прямо завидую. У них будут самые яркие и положительные впечатления. Первопроходцев ждет уникальный эффект новизны, который в отношении яхтинга можно испытать лишь однажды. Именно это случилось со мной в Гёчеке. Тогда я первый раз встав за штурвал, поймал много ветра, положил лодку и получил много адреналина.

Мы выйдем из гавани Гёчека 26 сентября, доверившись морю, хорошему ветру и надежным капитанам, среди которых будет Дмитрий Лидковский. Есть еще время стать частью классной яхтенной истории. Ссылка для регистрации на регату здесь!

Андрей Запорожец: «Иду в море как чистый лист!»

— Андрей, что для тебя «путешествие»? Что ты привозишь домой в рюкзаке за плечами? 

Могу сказать, что провёл в путешествиях большую часть своей жизни. Впечатления и воспоминания — это ярко и приятно! Люди творческие в основном живут как дети, сегодняшним днём, не задумываясь и не заботясь о будущем. Мой рюкзак пуст, я за путешествия налегке!

— Опиши приключение в путешествии, которое оставило яркий след в твоей судьбе и изменило твою жизнь.

Первая поездка в Германию в 12 лет сильно повлияла на меня. С тех пор я ни разу не заправлял футболку в штаны. Еще меня поразило, что не все люди живут в панельных домах, как оказалось!

— Многие музыканты черпают вдохновение в дороге. Писал ли ты музыку и песни во время и после путешествия? 

Всякое бывало. Чаще в пути я делаю наброски стихов, иногда напеваю мелодии на диктофон. Но в основном творчество начинается, когда можешь сосредоточиться на одной идее. Пожить где-то хотя бы пару недель, чтобы выразить её в полной мере.

— Как рождаются твои песни? Открывается портал из космоса, случается озарение или это ежедневный труд?

Я не владею инструментами. Поэтому большую часть песен написал с другими музыкантами. У меня есть несколько очень талантливых единомышленников и соавторов, которые полностью пишут музыку. Я лишь добавляю мелодии и стихи. Иногда приходится долго оттачивать какие-то строки или делать несколько вариантов припевов. Но чаще все происходит быстро и без больших усилий. От написания песни до ее записи может пройти от двух дней до двух лет. Тут нет правил — никогда не знаешь, как будет в этот раз.

— Интересно, случился ли у тебя новый виток, когда ты вышел на пятый десяток? Изменились ли приоритеты или пришла новая жизненная задача?

Все меняется вокруг, я остаюсь прежним — возраст не важен. Есть что-то еле уловимое, на что можно опереться. Я это чувствовал с разной интенсивностью и в 20, и в 40. Мастерство оттачивается, тело стареет. А мы пытаемся выразить своё понимание любви, грусти, восторга. Передать красоту или переживания этого дня. По большому счету во мне ничего не изменилось.

— Мы несколько месяцев вынужденно просидели дома. А как у тебя прошла самоизоляция? Концерты онлайн? Репетиции дома? 

Это был самый творческий период за последние 20 лет. Не на что было отвлекаться, мы сделали много нового дистанционно. Я понял, что люблю создавать и записывать больше, чем выступать, пожалуй.

Без концертов не было ощущения, что это крайне необходимо моим слушателям и мне.

— Что ты вообще думаешь о последствиях коронавируса для музыкальной индустрии? И вообще — куда катится мир?

Мир поделился на миллиарды клеток, где каждый теперь делает себя сам. Сам себе герой и звезда. В этом потоке информации можно найти что-то ценное. А можно утонуть и погрязнуть в историях чужих жизней, так и не создав свою. Иллюзия стала плотнее, тучи сгущаются. Для кого-то это кризис. Для меня — прекрасное время для развития. Нас торопят свыше, мы должны понять, для чего мы здесь.

Мы будем свидетелями невероятных метаморфоз в ближайшее время. Кто-то уйдёт офлайн и будет сидеть у костра и запекать выращенный им же картофель. Кто-то внедрит себе в мозг искусственные нейросети со всеми языками планеты. Столкновение демонов материальной власти со свободомыслием и знанием неизбежно. Но полный контроль невозможен. Те, кто на пути, лишь станут сильнее. Пройдут сквозь все препятствия к познанию своей сути.

— «Ничего не бывает случайно» — строчка из твоей песни. В жизни все так?

Думаю, у всех так. 

— Когда мы познакомились с Евгением Фёдоровым, он описал свой «Зов Моря». Это череда знаков, следуя которым, он оказался на легендарном «Крузенштерне». А у тебя какая связь с морем? 

Я эту связь давно чувствую! У меня многое в песнях связано с морями, океаном, реками, лодками и кораблями. Образы пространства, безграничности, закаты, рассветы — все это радует и наполняет!

— Какие у тебя ожидания от предстоящей регаты в Турции? Ты поедешь как «чистый лист» и пусть все будет, как будет?

Попробую быть чистым. Для меня это новый опыт — парусные гонки. Думаю, это будет невероятно здорово!

— Говорят, за мечтой надо ухаживать. И рассказывать о ней людям, которым доверяешь. Есть ли у тебя мечта, связанная с путешествиями? Поделись, если можно.

Я верю в последовательные действия. Сейчас мои мечты связаны скорее с постановкой конкретных целей. Хочу записать песню с друзьями из Занзибара. Это будет наша версия народной африканской песни, которую я перевёл на русский и английский. А еще моя задача отправиться с вами в путешествия Звука!

26 сентября Андрей выйдет в море под парусом. Это произойдет в солнечной Турции. Мы зовем вас с собой на музыкальный фестиваль «Дикая Мята» под парусами» с участием нашего героя. Будем искать вместе новый путь и получать уникальный опыт морских путешествий!

Михаил Дрёмин: «Вулканы выше денег…»

— Что тебя связало с Камчаткой?

По порядку. Сейчас я живу в Санкт-Петербурге. Переехал из Москвы пять лет назад, чтобы быть ближе к северу. Однажды съездил в поход на Кольский полуостров. Проникся Колой, тундрой, тайгой. Заболел ими. Причем до этого был далек от туризма. А тут накупил кучу всякого снаряжения, рюкзак большой. Смотрю и думаю: «Где я это буду испытывать?»

Михаил Дрёмин на яхте «Oberon»

Однажды позвонили заказчики, пригласили на Камчатку фиксировать поездку. Для меня было важным сделать комбинированную съемку: репортаж и пейзажные фото с людьми. Камчатка схожа по условиям с моим любимым Севером. Не люблю статичные пейзажные снимки: вот гора, рядом стоит человек. Скучно и сухо. А в этой поездке мне было интересно сравнить, как московские ребята из офисов преображаются в контакте с дикой природой, несутся по волнам на яхте, сидят у костра. Хотел поймать в кадр их внутренние трансформации.

Фото: Михаил Дрёмин

— По поводу яхты, на которой вы тогда ходили. Это был первый опыт путешествия под парусом?

— Нет, до этого я немного ходил на маленькой спортивной яхте в Севастопольской бухте. Но на такой лодке, как камчатский «Oberon», я вышел в море впервые. Что было важно — мы ощущали, что команда вкладывает в этот трип душу, делится опытом, а не просто зарабатывает на тебе.

Фото: Михаил Дрёмин

— Интересно… То есть ментальность камчатского моряка отличается от отношения к жизни столичного менеджера? 

Абсолютно. Меня зацепило то, что люди на Камчатке готовы тебе помочь просто, потому что ты есть. Без условностей. Тут ты их гость, ничего не знаешь. А у них вроде как ответственность передо мной, как у родителей перед ребенком. Они честные, открытые, окружают теплом и заботой. Не испорчены так называемой городской «цивилизацией». Отношение камчадалов к ближним мотивирует перенять это. Тоже стараешься быть открытым и добрым, помогать людям. Так что Камчатка меняет людей в лучшую сторону!

Фото: Михаил Дрёмин

Или вот история:

Мы с товарищем собрались сгонять на знаменитый Халактырский пляж с черным песком. Он находится недалеко от Петропавловска-Камчатского. Решили добираться на попутках. Возле нас остановилась женщина на микроавтобусе, отвезла нас на пляж. Мы около часа гуляли по берегу, созерцали океан. Когда мы вышли к дороге, чтобы вернуться в город, увидели необычную картину. Женщина-водитель не уехала. Она нас ждала, чтобы отвезти обратно. Более того, она собрала у машины стол. На нем был термос с ароматным чаем, печенье, бутерброды. Она окружила нас заботой, которую не встретить в городских «каменных джунглях». А после бесплатно отвезла нас обратно. Через нее Камчатка покорила наши сердца.

Фото: Михаил Дрёмин

— Твой Камчатский инсайт

Если честно, ощущение, что я часть команды. В таких экспедициях чувство локтя и принадлежности к делу воодушевляет. Был момент, когда мы поехали после яхтенного путешествия к вулканам на внедорожниках. Застряли, повредили подвеску. Я помогал камчатским ребятам с абсолютным вовлечением и удовольствием. Хотя мог сидеть и ждать — я же фотограф тут, а не слесарь. Вот это чувство сопричастности экспедиции действительно придавало сил.

Фото: Михаил Дрёмин

Еще, помню, мы встретили стаю косаток. Где-то 10 китов. Они шли параллельно с нашей яхтой на огромной скорости — просто черно-белые торпеды. Мы гнались за ними несколько миль. И когда я видел рядом огромное разумное существо из другого мира — меня охватывала оторопь. До мурашек.

Фото: Михаил Дрёмин

— Важное в подготовке к дальневосточной экспедиции

Тут дикая природа и переменчивый климат. Нужно быть наготове. Не стоит легкомысленно относиться к снаряжению. В Москве может быть + 30. А на Камчатке + 17. Термобелье, теплый спальный мешок, вязаная или флисовая шапка, непромокаемая обувь, плотная куртка — берите все это. Одежду собирайте в двух комплектах. Это не прогулка на катерке по Неве с осмотром разводных мостов. Тут может окатить волной. И будете переодевать абсолютно все.

Фото: Михаил Дрёмин

В самой экспедиции важно держаться с группой — это вопрос безопасности. У нас ночевка была в бухте Русской, и я отошел от группы на край лагеря. Решил поснимать вечерние вулканы. В момент, когда сработал затвор фотоаппарата, я услышал за спиной треск кустов. Это был медведь. Не помню, как я оказался у палаток. Ребята криками и светом фонарей отпугнули зверя. По габаритам это был небольшой молодой мишка. Но мне все равно стало не по себе. 

— У тебя до Камчатки был опыт восхождения на вулканы?

Нет, это первый трекинг был. Мы пошли на вулкан Плоский Толбачик. Жаль, пройдя две трети пути, не дошли до вершины — все затянуло туманом, идти было опасно. Я снимал в плотном тумане — вышло загадочно и немного жутковато. 

Путь к вершине был непростым. Помимо походного рюкзака я тащил 10 килограмм фотоаппаратуры. В Питере я готовился к Камчатке — наматывал по городу 30–40 километров с тяжелым рюкзаком. В поход на вулкан я взял энергетические батончики, спортивное питание. Так что шел я резвее менее нагруженных товарищей — сказались недели тренировок.

— Многие говорят, что посетить Камчатку — это как слетать на Луну. Это дорого, недоступно и не для всех.

Сразу скажу — для меня ценность Камчатки выше денег, потраченных на экспедицию. Каждая минута тут дорога. Ты понимаешь, что скорее всего не попадешь вот на эту сопку больше никогда. И только раз в  жизни увидишь косатку с детенышем. Это не то место, куда чартером можно слетать на выходные.

Логистика обуславливает цены на билеты и продукты, но это условно. Например, на Мутновский вулкан можно добраться на стареньком ГАЗ-66, а можно на вертолете. Разница в стоимости тура будет огромной. Найти доступный транспорт на суше и лодку на море не составит труда. Конечно, местные ребята зарабатывают на туризме. Но, как я уже говорил, у меня не было чувства, что меня обдирают. 

— Как думаешь, из Камчатки нужно делать подобие Исландии с асфальтом, парковками и смотровыми площадками у каждого вулкана?

Если сюда придут люди с капиталами и инфраструктурой — они все испортят. Исландия с ее вездесущими тропинками дает ощущение ухоженности и подготовленных декораций. Вся природа будто в рамочке. Ну нет атмосферы дикой природы. Именно за первобытностью едут на Камчатку. Я ехал сюда за этим.

Фото: Михаил Дрёмин

Кстати, на Камчатских маршрутах к вулканам и гейзерам, в национальных парках и заповедниках есть необходимый экспедиционный минимум — навесы, площадки для палаток, туалеты. 

 — И в заключение: если бы ты решил снова отправиться на Камчатку, чтобы ты осуществил?

Я бы повторил путешествие на яхте. Только уже углубленное — с работой на лодке, парусами и управлением. Ну и хотел бы больше снимать животных — медведей, китов, косаток, сивучей. Я туда обязательно вернусь!

Фото: Михаил Дрёмин

А мы зовем вас в крайнюю экспедицию на Камчатку в сезоне 2020. Она начнется 12 сентября. Подробности здесь. Спешите увидеть легендарный край земли с моря!

В Средиземном море археологи обнаружили 12 древних кораблей

В 2015 году неотступные поиски принесли результаты. Команда исследователей из проекта Enigma Shipwrecks (ESP) обнаружила в Средиземном море недалеко от Кипра 12 торговых кораблей, принадлежавших разным эпохам. Используя технологию сканирования морского дна, команда археологов нашла древнеримские, древнегреческие, османские и арабские торговые парусники. Они затонули между III веком до нашей эры и XIX веком. Остатки кораблей различных эпох разбросаны по небольшой площади в два квадратных километра. Это делает находку более загадочной. Видимо, навигация в этом месте была весьма опасной из-за сезонных штормов.

Огромный 13-футовый железный якорь в носовой части турецкого корабля, окруженный зелеными кувшинами. Источник: dailymail.co.uk

Корабли лежат на глубине около 2000 метров. Это сложный для исследования участок между Кипром и Ливаном, дно тут сильно заилено. Аквалангисты не могут погружаться на такую глубину, поэтому ученые использовали роботов. Они стали глазами и руками исследователей морского дна. 

Китайский фарфор династии Мин с османского торгового судна, которое, как полагают исследователи, затонуло в Восточном Средиземноморье в 1630 году. Источник: dailymail.co.uk
Работа подводных дронов обеспечивает безопасность участников проекта. Эти машины уникальны, они очищают от ила большие площади и аккуратно могут взять манипулятором хрупкую фарфоровую тарелку. Но это долгий и кропотливый труд. На то, чтобы робот опустился на глубину два километра уходит порядка двух с половиной часов.
А сама исследовательская работа группы операторов робототехники занимает месяцы. Поэтому мы лишь в 2020 году смогли собрать достаточно большое количество видеоматериала, поделиться результатами работы и поднять со дна некоторые артефакты.
Шон Кингсли, директор Центра Западных и Восточных морских исследований и археолог проекта Enigma Shipwrecks (ESP)

Среди обнаруженных экспедицией Кингсли кораблей есть настоящий гигант. Длина этого османского корабля XVII века равна 43 метрам. Судно могло брать на борт около 1000 тонн товаров. По меркам того времени это был настоящий гигантский сухогруз. В момент трагедии османский «колосс» перевозил товары из 14 стран. На месте крушения ученые обнаружили итальянские расписные кувшины, китайский фарфор, даже индийский перец горошком. Глубоко в трюме роботы обнаружили глиняные курительные трубки. Настоящая контрабанда, ведь в Османской империи употребление табака было запрещено.

Кораблекрушение османского гиганта произошло примерно в 1630 году во время рейса между Стамбулом и Египтом. Этот парусник — свидетель торговой глобализации того времени. Артефакты, найденные учеными на морском дне, производились в Португалии, Бельгии, Китае, Индии, Персии, Египте. Самой удивительной находкой стала расписная фарфоровая посуда — 360 чашек, тарелок и кувшинов. Их создали китайские мастера в период правления последнего императора династии Мин — Чончженя. Этот монарх правил Китаем с 1368 по 1644 год.

Китайское фарфоровое блюдо с османского корабля, который затонул около 1630 года во время плавания из Египта в Стамбул. Источник: dailymail.co.uk

Турки приспособили китайские чайные чашки для питья кофе. Напиток стал популярным в Османской империи после снятия многовекового запрета на употребление. Также ученые обнаружили 12 арабских медных кофейников, изготовленных египетскими мастерами. 

Один из 12 кофейников 1630 года, обнаруженных на месте крушения османского корабля-гиганта. Считается, что именно османы принесли кофе в Европу. Источник: dailymail.co.uk

Находка ученых может переписать историю взаимоотношений Восточной и Западной цивилизаций. Изучив останки кораблей и грузов на них, исследователи подтвердили наличие морского «шелкового» пути из Китая в Европу. Торговые корабли шли из Поднебесной империи, огибали Индию и заходили в Красное море. Далее волоком по суше моряки перетаскивали суда к Средиземноморскому побережью и доставляли индийскую корицу, персидские ткани, китайский фарфор в Европу.

Стальной меч и медный щит на затонувшем в 1650–1700 годах арабском корабле. Источник: dailymail.co.uk

«Мы хотим, чтобы наши находки стали даром всему человечеству и оказались в постоянных экспозициях крупных музеев, чтобы любой мог созерцать эти прекрасные вещи», заявил Шон Кингсли.

Если хотите своими глазами увидеть древние памятники Средиземноморья, исследовать античные развалины и уникальные артефакты — отправляйтесь в октябре с нами на регату в Турции!

Регата в Турции: круче, чем «all inclusive»

Вот 10 причин, по которым стоит отправиться на регату в Турции:

1. Безвиз.

Собираем чемодан и летим в Даламан! Все. Вы на яхте, в море, обдуваемый легким бризом. Будьте внимательны с греческими островами вдоль Турецкого берега. Для захода в их гавани нужна либо шенгенская виза, либо островная. Такую можно оформить в турецких маринах. Например, в Бодруме.

Аэропорт Даламана, Турция

2. Идеальная погода.

Ведь наверняка у вас в городе в конце сентября будет грустно, слякотно и морозно. А тут ласковое солнце и прогретое море. В Турции яхтенный сезон длится с апреля по начало ноября. Зимой турки также выходят под парусами в море. В Мармарисе каждую неделю на выходных проходят гонки Marmaris Winter Trophy. 

Регата Marmaris Winter Trophy 2019

3. Удобные маршруты.

Самые популярные и красивые — от Бодрума до Антальи. Береговая линия между этими регионами — горы, небольшие бухты, живописные пляжи и хвойные деревья. Этот рельеф как природное укрытие от штормов и капризных течений. Яхтенные стоянки тут расположены недалеко друг от друга. Это избавит начинающих яхтсменов от долгих утомительных переходов. Переходы на таких участках — это настоящий chill. А еще в Турции есть система «one way trip» – фрахтуешь лодку в одной марине, сдаешь в другой той же компании. Очень комфортно. 

Яхтенная стоянка в Мармарисе

4. Пожалуй, лучшая яхтенная инфраструктура.

От Бодрума до Антальи комфортные марины с ресторанами, барами и пляжами на каждом шагу. Марины прекрасно оборудованные с комфортными лодками. Состоянию парусников позавидуют Греция и Хорватия. Марина Yalikavak Bodrum — лучшая гавань в мире для суперяхт в 2019 году.  D‑Marine Turgutreis в Бодруме — лучшая в Турции, D‑marine Göcek в Гечеке и Scopea Göcek входят в десятку лидеров.

Марина Scopea Göcek

5. Развитая культура яхтинга.

В Турции проводить на яхте время — традиция и привычка. Для жителя Измира или Антальи яхта — как машина в гараже, дело обычное. Эгейский берег и Средиземноморье — монолитная яхтенная страна. Мармарис и Бодрум считаются мировыми центрами яхтенного спорта. Тут проводятся престижные гонки под парусами:

  • Marmaris International Racing Week. Собирает более 1000 спортсменов мирового уровня
  • Русская парусная неделя Volvo, популярная среди наших шкиперов

Здесь яхтсмен — это свой среди своих. Прекрасное чувство единения с коллегами, не так ли?)

Русская парусная неделя Volvo. Источник: media.volvocars.com

6. Классная компания.

Прекрасная возможность встретить близких по духу людей! Для наших соотечественников Турция ассоциируется с развязностью и невоздержанностью некоторых земляков. НО! Турецкая яхтенная тусовка — совсем другое дело. Публика на парусных лодках интеллигентная, зачастую англоговорящая и весьма воспитанная.

7. Природа.

От красок побережья и чистоты бухт перехватывает дыхание.  Гавани Мармариса, Фетхийе и Олюдениза пестрят сочными красками цветущих растений, благоухают сосновой хвоей и дышат ярким торжеством жизни. Красоту Средиземноморской природы в панораме реально увидеть только с моря. И горе тем, кто отдыхает лишь на суше! Они лишают себя созерцания истинной турецкой красоты.

8. Античная культура и наследие.

Почти 80% дохристианской архитектуры находится в Турции. На берегах Эгейского моря стоят античные города Эфес, Милет, Приена, Дидим. А от Бодрума к Анталье ведет древняя Ликийская тропа. Эта дорога была в древней Малой Азии важным торговым путем. Только с моря вы увидите во всей красоте высеченные в прибрежных скалах гробницы Миры и Дальяна или античные святилища Сиде и Олимпоса. А самое классное, что вы можете кинуть якорь в любом приглянувшемся городке и осмотреть все памятники во время пеших прогулок. 

Ликийские гробницы

9. Стоимость отдыха и гостеприимство.

Здесь любят принимать гостей и здесь вкусно все: морепродукты, мясо, фрукты. Турки отзывчивы, деловиты и обладают свойством оперативно решать проблемы с иностранными гостями. В стране практически нет уличной преступности. Яхтенные стоянки бдительно стерегут полицейские и частные компании.

Цены в магазинах «на суше» существенно ниже европейских. При курсе 2020 года 1 лира = 10 рублей на 1000 рублей вы наберете базовую продуктовую корзину на 4–5 дней. В среднем ресторане потратите на ужин примерно столько же. С вином выйдет около 2000 рублей. Да, стоимость чартера яхт сопоставима с Европой. Но при доступной цене на перелет яхтенная неделя в Турции выйдет дешевле, чем в той же Греции.

Рынок в Измире

10. Доступность аренды лодки.

Взять яхту в аренду просто. Можно пригласить местного шкипера, а можно встать к штурвалу самому. Если, конечно, у вас есть лицензия Bareboat Skipper. Есть варианты пакетных яхтенных приключений. Это удобно — капитан решит все вопросы и научит при желании азам управления парусником. 

Если вы все таки сами решили встать к штурвалу в Турции, помните: при аренде лодки чартерная компания должна оформить:

  • «transitlog» — разрешение ходить во внутренних водах Турции. Его официальное название — «Turkish Ports Yacht Registration Certificate».
  • Blue card — документ о выполнении экологических требований. За слив в море грязной воды и содержимого туалета-гальюна здесь накладывают огромные штрафы. Баки с отходами опустошаются в маринах. После очистки администрация стоянки ставит в «голубой карте» отметку. Такие отметки чиновники периодически проверяют во время стоянок. С охраной окружающей среды на Турецком побережье все серьезно. 

Резюме:

Яхтенный отдых в Турции изменит представления об этой стране, покажет со стороны моря ее красоту и самобытность. Не все могут это увидеть. А еще это приятное общение с интересными людьми, активность и незабываемая морская практика под парусом! Если вы решились проверить свою яхтенную мечту на прочность, приглашаем вас на осеннюю «ДикоМятную» регату в Турции этой осенью. И, как говорят на берегах Анталии — Hos Geldiniz! Милости просим)!

Загадочная Камчатка: огнедышащие сопки, безлюдные сивучьи бухты и косатки

Скалы Три брата

Визитная карточка Дальнего Востока. Местные жители считают, что скалы охраняют город от цунами. А. П. Чехов, покидая Северный Сахалин, написал: «Я стоял один на корме и прощался с этим мрачным мирком, оберегаемым с моря Тремя Братьями, которые теперь едва обозначались в воздухе и были похожи впотьмах на трех черных монахов»

Гротовая бухта

Бухта Гротовая – одно из красивейших мест Камчатки. Окруженная скалами-исполинами, эта бухта не раз спасала моряков при штормах или высокой волне.

Остров Старичков

Получил своё название от обитающей на нём колонии обыкновенных стариков – птиц, внесённых в Красную книгу Камчатского края. 

Бухта Вилючинская

Бухта глубоко врезана в материк в северо-западном направлении, при этом её гористые берега идут практически параллельно друг другу. В бухте обитают несколько кланов хищных китов-косаток.

Мыс Зеленый

Здесь была найдена стоянка древних айнов, датированная около 3 тыс лет, видны ямы землянок (барабор), в земле много отщепов из кварцита и обсидиана, иногда встречаются наконечники стрел, микролиты ножей, скребла и прочие каменные орудия.

Бухта Русская и мыс Кекурный

Это узкий фьорд, окруженный впечатляющим горным пейзажем. В окружении столбовидных скал на камнях мыса Кекурный любят отдыхать сивучи. 

Бухта Лиственничная

Известна на Камчатке своими водными богатствами. Прекрасное место для дайвинга, морской рыбалки, подводной охоты. Летом там можно наблюдать нерест лососёвых рыб. И, конечно, бурых медведей, рыбачащих по берегам.

Бухта Бечевинская

Здесь была секретная база подлодок. Военный городок подводников, расположившийся в малозаметной бухте, включал в себя несколько жилых домов, штаб, казармы, камбуз, гараж, котельную, склад с ядерными боеголовками для торпед, дизельную подстанцию, продуктовый магазин и клуб. В 1996 году по приказу командования городок был оставлен навсегда.

Бухта Моржовая

Самая крупная бухта в Кроноцком заливе. Эти места были когда-то облюбованы моржами. Тут базировалась первая советская флотилия китобоев. Сейчас здесь хозяйничают морские львы.

Все эти места мы включили в уникальную экспедицию под парусами вдоль Камчатских берегов. Идем 24 августа на яхте «Oberon» с опытным шкипером, учимся управлять лодкой, ставить паруса и наблюдаем невероятную природу Дальнего Востока. Осталось всего ДВА места! Бронируйте место по ссылке.

Северные Курилы: вулканы, затерянные острова и музей под открытым небом

Остров Атласова

Это надводная часть самого высокого морского вулкана Охотского моря, Алаида. Совершим восхождение на прибрежный вулкан Такетоми.

Скалы Три брата

По корякскому мифу — это окаменелые братья, прогневившие морского бога. Легенда гласит, что они защищают порт от волн-цунами. 

Остров Старичков

Огромный птичий базар. Пройдем вдоль острова с мириадами галдящих пернатых. Поучил название от обыкновенного старика – редкой птицы, занесенной в Красную книгу Камчатского края.

Мыс Зеленый

Заглянем в гости к ученым, стоявшим лагерем на изумрудном берегу. Они изучают косаток. На мысе археологи обнаружили древнюю стоянку аборигенов-айнов. При желании в округе можно найти наконечники охотничьих стрел.

Бухта Вилючинская

Тут будем снимать черно-белых хищных китов на камеру и поделимся с экологами снимками. А в устье реки Вилюча можно ловить лосося практически на каждом забросе.

Остров Парамушир

Посетим столицу архипелага — город Северо-Курильск. Познакомимся с бытом его жителей и возьмем на борт местного гида, хранителя истории островов. 

Остров Шумшу

Прогуляемся по музею II Мировой войны под открытым небом. Исследуем японские береговые укрепления, сбитые американские штурмовики и места высадки десанта советских морпехов. 

Маяк Курбатова

Достигнем 80-летнего маяка и познакомимся с его смотрителями. 

Остров Онекотан

Поднимемся к двойному вулкану Креницына, похожему на торт. Наловим терпуга в Кольцевом озере около вулкана.

Остров-вулкан Анциферова

Это настоящий необитаемый остров. Понаблюдаем за огромным лежбищем сивучей на прибрежных скалах.

Все эти места мы включили в уникальную экспедицию под парусами на Северные Курилы. 28 августа идем на яхтах «Bellatrix» и «Hydra» с опытным шкипером, учимся управлять яхтой, ставить паруса и наблюдаем невероятную природу Дальнего Востока. Осталось всего ДВА места! Кто готов — бронируйте место по ссылке. Вышлем программу и маршрут.

Кругосветка «Паллады». День 32. Праздник Нептуна

Из мультфильма про капитана Врунгеля я помнил, что молодых моряков на экваторе окунают в бочку с морской водой. Но времена изменились. Теперь новичок должен пройти серьезные испытания, его будут мучить, пачкать и издеваться.

Кто-то из матросов рассказал, как ему на голый зад черти поставили печать, другой добавил, что на торговом флоте сажали обнаженных моряков задом на горячие листы металла будто на сковородки. А на паруснике «Надежда» новичков запускали в трехмерный лабиринт, в котором черти хватали их за трусы. Но Нептуна можно чем-то задобрить, если повезет.

Нас предупредили, что одежду лучше надеть старую, после посвящения её придется выкинуть.

— Что же надеть? Мне всё жалко, у меня всё хорошее, — переживал детский писатель Юрий Парфенов. Он надел семейные трусы в полоску, заправил в них выходную рубашку. Видимо рубашку ему не было жалко. Сверху нахлобучил вывернутую наизнанку кепку с надписью «Деловая Россия».

— Алкоголик из Анапы. Авоськи не хватает, — посмеялся над ним практикант Сергей Косарев. Сам он облачился в белые штаны и белую рубаху с капюшоном, отчего стал похож на врача инфекционного отделения. На голову прикрепил камеру go-pro, чтобы снять чистилище изнутри.

— Опарыш. Весь белый, а сверху черненький, — отбил атаку Парфенов.

Елена Комратова надела самодельное «маврикийское» платье из флагов. Похоже, это его последний выход.

На палубе поставили помост для Нептуна, украсили ванты изображениями раковин и морских звезд, растянули «чистилище», сшитое из паруса. На входе в парусный ад старший боцман Николай Абрамов написал фломастером «Оставь надежду, всяк сюда входящий».

Чистилище из старого паруса

И вот на электронной карте 0 градусов 0 минут 0 секунд. Буква S сменилась на букву N. Мы вошли в северное полушарие!

«Паллада» издала трубный гул и легла в дрейф. Из-за надстройки фока выскочили размалеванные черти и улюлюкая понеслись по палубе. Следом вышла процессия. Впереди Нептун с морской королевой, за ними слуги с опахалами. У Нептуна была зеленая борода до пупа, на голове корона, в руке трезубец. У королевы голубые волосы и прозрачное платье из занавески. Рядом шел звездочет в островерхой шляпе, длинной мантии и с телескопом в руке.

Нептун — руководитель курсантов Дмитрий, королева — буфетчица Людмила, звездочет — помощник капитана по учебной части Владимир Раменский. Слуг я тоже узнал: это курсант-парикмахер Миша и нигериец Артур. Белая чалма на Артуре выглядела очень достоверно. С ними были сумасшедший доктор с надписью «тропическая лихорадочная помощь» на белом халате (рукпрак Сан Саныч) и брадобрей с огромной бритвой и ножницами (рукпрак Александр).

Навстречу Нептуну вышел капитан, вручил съедобные дары и зачитал приветствие в стихах. Кроме прочего, там были такие строчки:

…есть у нас и практиканты, далеко не дилетанты, и танцуют, и поют, нам проходу не дают.

Нептун выпил с капитаном сока, закусил конфетой и предложил сесть рядом. Вся компания разместилась на помосте. Звездочет рассмотрел публику в подзорную трубу с наклеенным глазом, достал свиток и зачитал:

Гордый профиль, твердый шаг,
Со спины так чистый шах.
Песни лихо сочиняет,
На мопедах он гоняет,
Посетивший много стран,
Практикантский капитан.
Имя молодца Григорий.
Ну-ка, черти, сей же час
Доставьте молодца для нас.

Это же про меня, а я и подготовиться не успел! Черти побежали искать молодца, пришлось помахать им рукой. Меня окружили, схватили:

— На колени перед Нептуном!

В некоторых сомнениях я присел на палубу. Когда подвергаешься экзекуции первым, непонятно как себя вести. Надеюсь, это наш отечественный Нептун, а не какой-нибудь импортный. Негоже российскому моряку перед кем попало вставать на колени.

Мне щедро насыпали на голову пепла из ведра, смешанного с пухом из старых подушек. Вот оказывается почему всё утро коптила инсинераторная — жгли мусор, готовили пепел для мероприятия.

— Чем откупаться будешь, мореход Григорий? Чем задобришь морского царя? — грозно спросил Нептун с южнорусским акцентом.

— Могу встать на голову, — предложил я.

— Это ерунда! Побрить его наголо! — скомандовал Нептун. Брадобрей защелкал огромными ножницами у меня над головой. — Что? Порезался немного? Ну-ка, доктор, залечи его зеленкой.

Тропическая скорая помощь

Лихорадочный доктор вылил мне на голову ядовито-зеленую жидкость.

— А теперь в чистилище его!

— В чистилище! В чистилище! — завопили черти и попытались засунуть меня в выход из чистилища, но потом разобрались и нашли вход.

Чистилище изнутри выглядело как труба из старого паруса. Внутри были подвешены пластиковые бутылки с водой. В трубе были прорехи, из них высовывались черные руки и швырялись пеплом. Снаружи черти раскачивали трубу и били палками по ведрам, создавая дьявольский шум. Хоть посвящение в мореходы — шутливый ритуал, чистилище получилось убедительным.

На суде у Нептуна

Когда я вылез из трубы, на меня еще раз насыпали пепел и перья.

— Осознал свою повинность? — спросил Нептун. — Не танцуешь, не поешь!

Плясать в перьях мне не хотелось. Я не стал делать попыток и сам предложил:

— В чистилище?

— В чистилище! В чистилище! — завопили черти. Нептун сделал жест рукой, и меня погнали в чистилище по новой.

Торопиться я не стал. Удобно устроился внутри трубы. Откупорил одну из висящих бутылей, вымыл лицо, промыл глаза. Плеснул водой на сунувшегося в прореху черта. Меня попытались достать палкой. Я схватил её и выдернул.

— Он у меня палку отобрал! — пожаловался черт кому-то.

— Что ты за черт, если у тебя палку отобрали! — обругали его.

Я выставил палку из чистилища, пытаясь отогнать притаившихся у выхода чертей. Те вцепились в неё, потянули, чуть не разломали всю конструкцию.

— Хватит! Хватит! — крикнул звездочет Раменский.

Пришлось выпустить палку, а то и правда разломаем с такой любовью построенный ад, а через него еще другим идти. По крайней мере, чертям я легко не дался.

Начинающий чёрт

— В купель его! — скомандовал Нептун. Купель была устроена в резиновой лодке, наполненной до краев водой. Я прыгнул в воду, и она потемнела от пепла, перьев и зеленки.

— А теперь печать на задницу! — ко мне подскочил лихорадочный доктор в очках кота Базилио.

— Не хочу, — ответил я. Глаза заливала мокрая грязно-зеленочная жижа, и я с трудом мог видеть.

— Тогда поставлю на лоб, — гнусно захихикал доктор и, прежде чем я успел опомниться, шлепнул огромной печатью мне по лбу.

— Теперь испей воды морской, полную чарку, — протянули мне кружку с соленой водой. Воду зачерпнули из бака с надписью «пищевые отходы». Но после чистилища и зеленки уже не до капризов. Выпил всю кружку.

— Ну вот, молодец! Мореход! — одобрительно загудела свита Нептуна. Так меня приняли в моряки.

Дальше черти начали хватать пассажиров, не проходивших ранее экватор, и всех практикантов по очереди. Для каждой жертвы у звездочета нашелся стих, написанный, судя по стилю, в соавторстве с Леонидом Филатовым, автором «Федота-стрельца».

Детский писатель Юрий Парфенов попытался задобрить Нептуна ловко спрятанной в недрах семейных трусов пачкой доширака и прочитал стишок «В лесу родилась елочка». Не тут-то было, пришлось идти в чистилище.

Косаревы перед Нептуном

Сергей и Светлана Косаревы предстали перед Нептуном вместе. На предложение откупиться Светлана прочитала четверостишие из песни «Спят усталые игрушки». Видимо, детские воспоминания в нас самые сильные.

— Красиво, — одобрил стихотворение Нептун и отправил пару в чистилище.

Романа, Стаса и Михаила тоже посвятили в моряки коллективно. Михаил попытался откупиться от Нептуна, предложив сотканный практикантами ковер. А Стас почти полностью прочитал стихотворение «Бородино». Но не помогло — в чистилище! И штамп.

Затем черти погнали в чистилище Лену, Ладу и Ирину. Причем Ирина умудрилась почти не испачкаться. Внутри чистилища она надела на голову заранее спрятанную шапочку для душа. Да еще отхлестала чертей веревкой. Лена не смогла выпить соленую воду, выплюнула её, и отправилась в чистилище заново. А затем была дважды шлепнута штампом.

Испытаниям подвергли и юнг, а с ними их руководителя Вячеслава. Но Вячеслав, как бывалый моряк, предъявил заранее подготовленную бумагу о том, что уже проходил экватор около 30 лет назад. Его не отправили в чистилище, а налили чарку морской воды и штамп поставили уважительно — на грудь.

На юнгах близкие к ним по возрасту черти отыгрались по полной, без жалости. Засыпали их остатками горелого мусора, залили зеленкой и играли в карты на их спинах.

На юнгах черти отыгрались

Лишь матрос-плотник не явился на суд Нептуна. Он уже проходил экватор в этой кругосветке, но и в прошлый раз спрятался. Черти не смогли его найти и сейчас, плюнули. Так хитрый и осторожный матрос-плотник не познал радостей чистилища.

А на «Палладе» появилось 16 новых признанных моряков, о чем капитан официально заявил по громкой связи. После чего сделал распоряжение о старте очередных учений по оставлению судна.

Объявление вызвало всплеск энтузиазма на палубе. Погода стояла жаркая, а океан был ровен как стекло. Курсанты по инструкции прыгали в воду в спасжилетах и поднимались обратно по штормовой лестнице. Команда и практиканты прыгали с борта без жилетов, либо спускались по парадному трапу. Капитан, как обычно, продемонстрировал мастер-класс по нырянию ласточкой.

Учения по оставлению судна

Следуя его примеру, я потренировался в прыжках головой вперед и с третьей попытки вошел в воду идеально. Это было своевременно, так как еще с прошлых учений бедра покрыты синяками от столкновения с водой. Хорош я: бедра синие, плечи зеленые, в волосах перья. Настоящий мореход.

Старший механик надел маску и поплыл проверять состояние винта. Оказалось, что винт в хорошем состоянии, несколько налипших ракушек не в счет.

В честь пересечения экватора некоторые члены команды синхронно прыгали с лееров ограждений, а это уже больше 5 метров до воды.

Так и отметили возвращение в северное полушарие.

— Теперь будем не вверх ногами ходить, а по-человечески, — заметил капитан. Все согласились: по-человечески лучше. И до дома теперь ближе.

Вечером капитан собрал новообращенных моряков на палубе и вручил каждому диплом за подписью морского царя. В моём было написано следующее:

«Диплом дан отважному „магеллану“ российскому Кубатьяну Григорию в том, что года 2020 месяца апреля дня 20-го мореход оный на фрегате славном „Паллада“, следуя путем морским кругосветным, преступил в пространстве водном линию незримую на меридиане 85‑м учеными мудрецами Экватором именуемую, обряд при этом хитростный послушно исполнил и принял крещение в водах Океана Индийского. Отныне нарекаю его именем Маркаб и беру под своё покровительство. Повелеваю подданным моим, гадам, чудищам пучин морских препятствий злых мореходу не чинить, в соблазны мерзостные не вовлекать, от пошлин и обрядов впредь освободить и ветра попутного желать во всех его странствиях. Нептун»

Очень полезный диплом. Могу его гадам, чудищам морским и портовым таможенникам предъявлять, чтобы отвязались. Осталось только выяснить, что означает Маркаб?

Новообращенные моряки дальнего плавания

< Предыдущая запись – Продолжение следует >

Кругосветка «Паллады». День 31. Пасха, прыжки на пертах и бои на палубе

На «Палладе» Пасхальное воскресение. По этому случаю радиоточка разрешила пропустить зарядку, но просыпаться настойчиво рекомендовала. Капитан Зорченко вышел на построение в парадной форме, старшие офицеры тоже оделись нарядно.

Все ходили и поздравляли друг друга:

— Христос Воскрес!

— Так точно! Воистину Воскрес!

На завтрак подали куличи и крашеные яйца. Все тут же начали стукаться, чьё яйцо крепче.

Пасхальные куличи

Выходной. Занятий не было, судовые работы шли без авралов. Но даже в праздник бездельничать скучно, поэтому молотки стучали, одежда стиралась, в парусной мастерской работала швейная машинка.

— А я чистилище сшила на завтра, — заглянула в салон отдыха практикантка Лада Залетова. Завтра будем пересекать экватор, готовится праздник Нептуна. Тех, кто пересекает экватор впервые, ряженые черти будут мазать сажей и макать в воду.

На суше я пересекал экватор много раз: в Индонезии, Эквадоре, Бразилии, Кении. Но на море мой сухопутный опыт ничего не стоит. Все равно в чистилище засунут.

Учебный подъем на ванты

Чтобы занять время с пользой, практикантка Лена Комратова решила отработать укатку косого паруса. Она поднялась на переходные перты фок-мачты, так называются натянутые между вант стальные канаты. Но парус уже был укатан, развязывать его не хотелось. Поэтому Лена, застраховавшись, как положено по технике безопасности, начала прыгать на пертах для удовольствия.

— Внимание! На переходных пертах прыгать запрещается! — раздалось по громкой связи. Кажется, мостик только сейчас этот запрет выдумал. Вряд ли кому-то из курсантов или матросов раньше вообще приходило в голову прыгать на пертах.

Как только дневная жара пошла на убыль, на палубу вышли спортсмены. Вынесли колонки с рэпом, дагестанским рэпом, чеченским рэпом и другой четкой музыкой, под которую приятно толкать штангу и избивать грушу.

Вечерняя тренировка

На баке оператор Евгений устроил сеанс одновременной борьбы с юнгами. Отложил очки в сторону и борол крепких юношей по очереди. Палуба на «Палладе» деревянная, твердая. С прошлого сеанса борьбы оператор и юноши были покрыты ссадинами, замазанными зеленкой. Но сейчас ссадины зажили, и борьба продолжилась. Побежденные юнги отдыхали и снова бросались в бой.

— Может матрасы постелить? — предложил я рукпраку Вячеславу Гоголю, наблюдающему за схваткой.

— Проще дождаться, пока они коростой покроются, — философски заметил Вячеслав.

Руководитель юнг человек опытный, спортсмен, бывший военный моряк. Всегда готов поделиться историей:

— Знаете, откуда взялось выражение «проходит красной нитью»? Так говорят о сквозной теме в произведении. Так вот, на английском флоте коррумпированные интенданты воровали канаты и продавали их рыбакам. Тогда власти распорядились вплетать во все военные канаты красную нить. Если находили такие канаты на гражданских судах или лодках, судовладельцев наказывали. Поэтому спрос на такие канаты быстро исчез. И на военном флоте их перестали воровать.

Красные нити протянулись по небу, начался закат. Практикантка Лада Залетова вынесла гамак, подвязала к леерам ограждения и легла читать книгу. Рядом на палубе сидело еще несколько женщин с книгами. Но закат разгорался всё сильнее, становился всё красивее, и чтение было заброшено. Все побежали за телефонами и фотоаппаратами.

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 30. «Своя игра» юнги Савелия

На море был штиль, вода как зеркало. Нас почти не качало, шли будто по рельсам. Из воды выскакивали летучие рыбы, мелкие, толком не разглядишь, но летели на десятки метров. Одна рыба подскочила так высоко, что шлепнулась на палубу. Вообще-то это 4 метра от воды. Может её выкинуло волной? Но откуда эта волна могла взяться?

Штиль – отличное время, чтобы поделиться захватывающей морской байкой. Капитан Зорченко рассказал, что сам не видел, но слышал, будто в океане встречаются линзы. Глубокие ямы в спокойной воде. Со стороны смотришь – вроде волна, но приблизишься – оказывается яма. Можно даже судно повредить. Мы пока ям не встречали, вода в идеальном состоянии, плоская и ровная.

С таким капитаном морские ямы не страшны

Укатали паруса, чтобы зря не жарились на солнце. 2 градуса до экватора. Температура воздуха +40.

Руководители практики выбрались позагорать на солнце. Некоторые из них были подтянуты, как молодые. Другие скорее похожи на могучих морских львов, греющихся на берегу и удивляющих юных котят своей толщиной и мощью.

Моя должность – координатор. Но на «Палладе» меня называли «руководителем практикантов», так что по статусу я был равен рукпракам и мог вместе с ними загорать на солнце. Но не хватало времени. Загорели только лицо и руки, а живот оставался белым, как у пингвина. Ну, ничего, по тропикам ходить еще долго.

Куличи к Пасхе

На камбузе кипела работа. К завтрашней Пасхе пекли куличи, украшали их кремом и цветной сахарной пудрой.

Практикант Михаил Голованов закончил в парусной мастерской ткать ковер и принес его с собой. Теперь у нас в кубрике появился собственный ковер, оставалось повесить его на стену и укрепить на нем скрещенные сабли и пистолеты, чтобы почувствовать себя на пиратском корабле.

Морской ковер, сотканный вручную из старого каната

Вечером юнга Савелий организовал викторину «Своя игра». Участвовали две команды. Сборная «Паллады», в составе которой были курсанты, юнги, рукпрак Вячеслав Гоголь и матрос-уборщик Людмила Геннадьевна. И с другой стороны практиканты Клуба Кожухова с примкнувшим к ним детским писателем Юрием Парфеновым, предложившим поменять правила и сделать всё по-другому. К Юрию уже привыкли и менять ничего не стали.

Это была вторая «Своя игра» Савелия, начиная с выхода из Кейптауна. Савелий – активный молодой человек и даже в «Что? Где? Когда?» вызвался бить в гонг. На этот раз викторина была посвящена литературе. Вопросы были парадоксальные и ставили взрослых участников в тупик.

Юнга Савелий придумывает хитрые вопросы

Какое отношение к литературе имеет слово «Чернобыльская»?

Ответ: АЭС. Потому что А.С. – инициалы Пушкина.

Что значит 66 99?

Ответ: это дата рождения Пушкина.

Не писатель, не поэт, но оставил значительный след в русской литературе.

Ответ: баснописец Крылов.

Продолжите фразу «Ребята…»

Ответ: «…давайте жить дружно».

< Предыдущая записьСледующая запись >

На своей волне

Источник: RG.RU

Перехитрить селедку

— Самая хитрая – олюторская селедка! Пугливая, очень быстрая. Ее ловить сложнее всего, – говорит Сергей Викторович Меньшов.

Сергей Викторович Меньшов

Он родился в Петропавловске-Камчатском, был в семье последним, шестым ребенком. Шустрым, пытливым. Рано познал труд. Родители детей воспитывали строго, что называется, два раза одно и то же не повторяли.

— Купаться идет тот, кто первым окучит 20 рядков картошки, – смеется Сергей Викторович.

Морское «зерно» в него заронил старший брат — летчик. Сергей в детстве обожал компот из сухофруктов. В семье все знали, что это любимое лакомство младшего.

— Серега, а на судне кок каждый день компот готовит, — с улыбкой заметил как-то старший брат. И незаметно эта, казалось бы, несерьезная деталь в воображении парнишки выросла до большой мечты.

Вскоре после окончания школы его призвали в армию. Демобилизовавшись, Сергей осознанно решает идти в мореходное училище в родном городе. Учился хорошо, знания глотал жадно, по-взрослому.

Капитан Меньшов:

«Если ты знаешь, что тебя любят и ждут, то любая разлука и все тяготы морской жизни переносятся легче»

- Я самый старший на курсе был. Остальные совсем мальчишки, – замечает Сергей Меньшов.

Он прошел все ступеньки морской службы: от матроса до капитана большого рыболовного сейнера. Если сложить все его рейсы, получатся десятилетия жизни, прожитой в море.

Вот уже 36 лет Сергей Меньшов на капитанском мостике.

— Большой рыболовный сейнер — это, по сути, многоэтажный дом. Он и по размеру примерно такой. Живут в нем в основном мужики, молодые и сильные, с характером. И без женщин! – последнее предложение капитан произносит чуть громче.

Рыболовецкий сейнер «Капитан Кайзер»

На судне он — верховный главнокомандующий. Ему, например, доверено регистрировать браки и новорожденных. Сергей Викторович говорит, что ни разу не приходилось выступать в такой роли. Но в морской жизни полно других неожиданных сюжетов.

— Случай был. В медпункте судовой врач делал матросу полостную операцию под местной анестезией. Все прошло благополучно, парень выздоровел. Ну поволноваться пришлось,- говорит Меньшов.

Поймать секунду

Шторм в океане трудно описать словами.

— Это гул, который высверливает всю нервную систему. Волны в несколько этажей высотой. Из них нужно выйти победителем, – уверен капитан Меньшов.

Самая страшная схватка с морской стихией произошла в 2000 году. Выбило иллюминатор, на нижних палубах сейнера уже плескалась вода. Меньшов, улучив момент, сумел развернуть сейнер против волны и уйти в спасительную бухту.

Сергей Викторович убежден, что главное для моряка – это берег. Вернее, те, кто остался там.

— Если ты знаешь, что тебя любят и ждут, то любая разлука и все тяготы морской жизни переносятся легче, – убежден морской волк.

Свою Судьбу он повстречал на улице Красноярска. Он с другом – два отпускника – вразвалочку прогуливался по центру сибирского города.

— Навстречу две девчонки. Одна мне сразу приглянулась, — вспоминает Меньшов. Помолчав, добавляет: — Вот так и познакомились. Моя Галия — татарочка, красавица…

С улыбкой вспоминает, как теща назвала его «морским пиратом», узнав о том, что любимая дочка собралась на далекую Камчатку. С той поры прошли десятилетия. Выросли две дочери, подрастают внуки.

Капитан Меньшов говорит, что море не давало возможности часто общаться с детьми. Однажды, вернувшись из рейса, он зашел во двор и окликнул младшенькую.

— Здравствуй, дядя, — тихо ответила Настя на его громкое «доченька».

Этот случай стал классикой их семейного юмора.

— Благодаря жене я увидел Россию. Прикоснулся к ее истории и культуре, – считает Сергей Викторович.

Галия не признает «ленивый отдых», поэтому большинство отпусков прошло в путешествиях по родной стране. Меньшовы объехали ее добрую треть.

Сергей Викторович признался, что никогда не любил пышных встреч на берегу. На пирсе нужно встречать пассажиров, а капитан сам приедет домой:

— Главное — не букеты у трапа, а уверенность, что тебя по-настоящему ждут.

«Мы – столетние…»

Последние десять лет Сергей Викторович стоит на капитанском мостике буксира «Смелый». К этому «королю бухты» привык быстро.

— На буксире работа не менее серьезная и ответственная. Нужно швартовать к пирсу большие корабли или выводить их в море. Бывает, что капитан боится в бухту заходить. Неуверенно себя чувствует. Поэтому от команды буксира очень многое зависит. Счет идет на секунды и метры, — говорит капитан Меньшов.

Трудяга-буксир его слушается. Сергей Викторович в свои 70 не думает об отдыхе. За все время работы он единственный раз побывал на больничном.

Камчатские буксиры

Летом моряк обожает возиться с грядками. Родственники давно привыкли, что лучший урожай — у него.

— Моя мама прожила 102 года. Мы, Меньшовы, — столетние. Поэтому с морем прощаться не спешу, — сказал Сергей Викторович.

Капитан приходит на берег даже в отпуске. Говорит, что ноги сами несут.

— Посмотрю, подышу морским воздухом — и на душе легче. Веришь?

Кругосветка «Паллады». День 29. Чем образцовые матросы отличаются от бестолковых

Самая передовая мачта на «Палладе» — фок. Не только мачта, но и первая треть палубы — владения боцмана фока Владимира Федоровича Ганцалева. Его границы простирались от кончика бушприта до окончания первой палубной надстройки. Дальше начиналась территория грота. Заодно к хозяйству фока относились два действующих якоря Холла и один запасной.

Владения фока — самые большие на палубе и команда самая опытная. Под началом Владимира Федоровича трудились взрослые матросы.

Например, старший матрос-инструктор Олег Анищенко из Краснодара. Он учился на механика и судоводителя, получил документы морского штурмана и в обычное время работал вторым помощником капитана. Но очень хотел в парусную кругосветку, поэтому пошел простым матросом.

Матросы Олег Анищенко и Максим Сметанин

Или его напарник старший матрос-инструктор Максим Сметанин, силач, боксер, добродушный парень. В свободное от палубных работ время Олег и Максим помогали в парусной мастерской. Начальник парусной — старший боцман Николай Абрамов — во время авралов тоже выходил на фок, поднимался на надстройку, следил, чтобы паруса ставили правильно, не порвали.

Первый месяц палубная команда фока тренировала курсантов, чтобы каждый знал свои обязанности и мог их выполнять эффективно. Даже неопытному глазу было видно, что курсанты фока работают быстрее и слаженнее. На фоке больше всего парусов, но аврал как правило заканчивали первыми: на гроте ещё чад, угар и грозные крики, бизань начала укатывать снасти, а курсанты фока давно лежат на палубе, отдыхают — всё сделали.

На бом-брам рее бизань-мачты

Сам я был приписан к бизани и именно туда выходил на авралы. Все практиканты выходили. На бизани боцман и матросы были немногословны. Пришел — молодец, помогай остальным. Учиться приходилось на своих ошибках.

Вот потянули шкот крюйс-стень-стакселя. Шкот застрял, блок болтался прямо у меня над головой. Я схватился за шкот, потянул — не идет. Подпрыгнул, чтобы выдернуть его своим весом, шкот поддался и полетел. В этот момент курсанты дружно потянули его вбок, и я грохнулся на палубу, прямо на спину. От удара потемнело в глазах — нокдаун.

— Вы в порядке? — подскочили курсанты. Я показал большой палец и поковылял в кубрик отлеживаться. К счастью, у судового врача Алексея Черникова нашелся тюбик с мазью для моей спины. Ушибы прошли быстро, а ума прибавилось значительно.

< Предыдущая записьСледующая запись >

Как флотская чарка вернулась на российский флот

Хороший моряк — слегка «хлопнувший» моряк?

Питание на военно-морском флоте жестко регламентировано. Министерство обороны установило нормы продуктового довольствия для моряков законом «О статусе военнослужащих» и постановлением Правительства «О продовольственном обеспечении военнослужащих». В морских пайках присутствует и сухое красное вино. Раньше эта «роскошь» была доступна лишь подводникам. 

Банкет на подводной лодке

После 2015 года Минобороны расширило рацион моряков. Теперь каждому флотскому срочнику ежедневно положено 50 грамм сухого красного вина. А контрактники и офицеры достойны 75 грамм рубинового напитка. Моряки получают вино при условии, что выходят в открытое море на срок свыше шести часов.

С чего бы военному министерству проявлять такую щедрость? К этому решению адмиралов подтолкнули результаты исследований НИИ питания и диетологии. Ученые убедили флотских, что в умеренных количествах вино улучшает пищеварение, укрепляет иммунитет и способствует высокому уровню боевого духа экипажей. Оказалось, что подсознательно матросы принимают винную чарку как поощрение. И относятся к служебным обязанностям с должным рвением.

Флотская чарка

Откуда пошла традиция флотской чарки? «Принимать по-маленькой» на русском флоте начали одновременно с его созданием в конце XVII – начале XVIII вв. Император Петр копировал традиции западных моряков, у которых учился морскому делу. У англичан на кораблях выдавали ром, испанцы поощряли матросов вином, голландцы — пивом и джином. На новорожденном российском флоте в рацион матроса Петр I включил водку.

По Воинскому уставу 1716 года нижним чинам на парусниках полагалось 4 чарки хлебного вина в неделю. Но где пряник, там и кнут. За пьянство сверх положенного матроса нещадно пороли. А офицера лишали месячного жалования.

Чарка вмещала 123 миллилитра водки. Флотский завхоз, баталер, делил чарку надвое. Половину матрос получал утром, половину вечером. Такая порция называлась получарка. В тяжелых условиях службы на Балтийском море чарка бодрила, согревала, служила методом поощрения и наказания. Провинился матрос — лишился чарки. За заслуги получал еще одну поощрительную чарку. По выполнении тяжелых маневров или после морских побед команда получала от капитана  наградное водочное угощение.

Винная чарка на 123 мл с клеймом 1889 года.
Фото: smolbattle.ru. 

Церемония принятия

Разлив водки на флоте стал ритуалом. В назначенное время капитан с мостика давал приказ баталеру приступить к раздаче спиртного. Баталер с вахтенным матросом и помощником-юнгой спускался в трюм к винному хранилищу, ахтерлюку, и набирал ендову водки. Флотская ендова — луженый сосуд, гибрид суповой кастрюли и чайника.

Прием спиртного нижними чинами российского миноносца, начало ХХ века.
Фото: kartam47.livejournal.com 

После полную посудину баталер поднимал из трюма и ставил на палубу. Также во время ритуала вахтенный матрос мог держать ендову на руках. Боцманы свистели в дудки, созывая матросов «к вину и обедать». Этот особый свист моряки прозвали «соловьиной песней». Матросы выстраивались в очередь к ендове и подходили согласно оглашаемому баталером списку. Унтер-офицеры следили за порядком, чтобы флотская братия не толпилась и не перевернула ендову. Матросы подходили к ендове, уважительно сняв головной убор. Зачерпывали водки, крестились и медленно выпивали не закусывая. Выпивший передавал чарку следующему и бежал на обед.

Флотская чарка в литературе

Писатель А.С. Новиков-Прибой служил баталером во время русско-японской войны 1904–1905 годов. В книге «Цусима» он описал чарочный ритуал:

«В одиннадцать часов вахтенный начальник распорядился:

 — Свистать к вину и на обед!

Залились дудки капралов. Среди команды началось оживление. Одни из матросов, гремя железными укреплениями, спускали на палубах подвесные столы, другие, схватив медные баки, мчались к камбузу, третьи, те, что любили выпить, спешили к той или другой ендове, выстраиваясь в очередь. На каждого полагалось полчарки водки, а еще полчарки – вечером, перед ужином. Пили водку с наслаждением, покрякивали и отпускали шутки:

 — Эх, покатилась, родная, в трюм моего живота!

 — Хорошо обжигает.

 — А за границей ром будут выдавать. Тот еще лучше.

 — Крепись, душа, залью тебя сорокаградусной.

 — За семь лет службы я этих получарок выпил у царя пропасть – более четырех тысяч…».

«Соловьиная песня».
Матросы российского корвета «Витязь» стоят у ендовы, 1880‑е гг.

Молвим дурному «нет!»

Были и те матросы, что воздерживались от казенной чарки. Не здоровья ради, а прибыли для. Ведь цена каждой чарки складывалась, и по выслуге лет матрос получал неплохую сумму сэкономленных денег.

А в 1909 году император Николай II вовсе флотскую чарку запретил. Причиной стало негативное отношение общества к революционно настроенным, подвыпившим и дерзким матросам, сходящим на берег в портах. Нарушение флотской традиции привело к еще большему снижению авторитета самодержца среди моряков. 

Традиция судовой трезвости продлилась и после революции до Великой Отечественной войны. Во время войны появились наркомовские 100 грамм. Ими поощрялись моряки за успешное выполнение боевых задач. После победы спиртное снова ушло с флота. На кораблях появились сложные системы вооружения и навигации, ядерное оружие. Негоже выпившему моряку атомным крейсером управлять.

Возвращение флотской чарки

С начала 2000 годов вино вернулось на флот к морякам-подводникам. В условиях малоподвижности на субмаринах сухое красное помогает пищеварению и выводит из организма тяжелые металлы. А сегодня «соловьиная песня» призыва к вину и обеду звучит на всех кораблях военно-морского флота. 

Камчатское «вино» из борщевика

Логистика против пития

В конце XVII века зерно при транспортировке на Камчатку из Центральной России очень дорожало. К Западу от Уральского хребта ржаной пуд стоил 10 копеек. В Якутске цена вырастала до пяти рублей, а на берегу Охотского моря зерно стоило 10 рублей за пуд. Гнать водку из зерна по такой цене было невыгодно. Но суровые условия службы и опасные походы подталкивали пытливый казацкий ум на создание антистрессовых напитков чуть ли не из помоев. Георг Стеллер, естествоиспытатель и исследователь Камчатки, в 1740 году писал, что местные казаки гнали водку из таежных ягод и даже из перебродившей рыбы.

Алкоэврика!

Но окончательным решением проблемы винопития стала пучка —  борщевик шерстистый или медвежья лапа. Эту «сладкую траву» заприметил еще первооткрыватель Дальнего Востока атаман Атласов. Он наблюдал, как ительмены чистят и сушат трубчатые стебли борщевика. А после едят их вместо сахара.

Владимир Атласов

В начале XVIII века изобретательные служилые люди придумали технологию изготовления борщевиковой водки. Крошево из стеблей и листьев пучки заливали теплой водой, добавляли ягоды жимолости и кислые дрожжи. Полученную брагу перегоняли и пили. Впервые такую водку получили казаки-новаторы Большерецкого острога в 1732 году. В качестве змеевика к самогонному аппарату приладили ружейный ствол.

Борщевик шерстистый (пучка)

Водка из пучки стала популярной в казенных кабаках Охотского побережья. Цена была 20 рублей за ведро. Это при месячном казацком жаловании в пять рублей. Но таких баснословных денег за ведро борщевикового пойла никто не платил. Охотники-казаки выменивали напиток на пушнину, ездовых собак и моржовые клыки.

Уральский казак, конец XVIII века

Жидкое зло — друг свиней

Водка из борщевика-пучки обладала коварными особенностями. Побочные эффекты от потребления пучки описал все тот же Георг Стеллер:

«Эта водка, между прочим, весьма нежна и, следовательно, чрезвычайно вредна для здоровья… Пьющие эту водку очень быстро хмелеют. И, придя в состояние опьянения, становятся безумными и буйными. Лица их при этом синеют, тот же, кто выпьет, мучается затем всю ночь самыми странными и несуразными фантазиями и сновидениями, а на следующий день становится таким робким, опечаленным и беспокойным, как если бы он совершил величайшее преступление».

Но особо тяжкие последствия несла пучка в смеси с настоянным на мухоморах кипрейным суслом. До прихода русских мухоморы были единственным психостимулятором у ительменов и чукчей. Их галлюциногенные свойства в сочетании с алкоголем давали агрессивное поведение и сильнейшее тяжкое похмелье. 

Рядом с винокурнями паслись коровы и свиньи. Животные поедали перебродивший борщевичный жмых, что оставался после перегонки пучки. Таким образом, и хозяин, и домашняя скотина обитали в одном месте. Пока казак напивался — его свиньи наедались. А после хрюшки сопровождали пьяного домой.

Ничего личного — только бизнес

Борщевиковая водка-пучка приносила казне неплохие барыши. Так, с 1773 по 1797 год государство получило от камчатских винокурен баснословную сумму в 13 768 рублей 78 копеек. Лишь в начале XIX века хлебный спирт вытеснил камчатскую водку из кабаков Охотоморья. Наладилось морское сообщение с Большой землей и хлебное вино стало по цене не дороже травяного.

В 2020 году мы знакомимся с традициями Камчатки и Северных Курильских островов в парусных экспедициях по Охотскому морю.

«Штандарт» возвращается на Родину

Фрегат «Штандарт» — историческая копия парусника Петра I. Автором проекта стал Владимир Мартусь. В 1992 году Владимир и товарищи начали строить корабль. Парусник состоит из двух зон — исторической и современной. На первой зоне выше артиллерийской палубы судостроители сохранили облик корабля XVIII века со штурвалом, отделкой, пушками и мачтами. Техническая часть корабля включает современные навигационные приборы, каюты, двигатель и прочее инженерное оборудование.

Фото: https://vk.com/frigate_shtandart

Бюрократические препоны не давали судовладельцам поставить корабль на учет. С 1999 года «Штандарт» не раз ставился и снимался с учета, становился предметом судебных разбирательств и проверок. Была опасность, что чиновники навсегда оставят корабль у причала. Это надоело Владимиру, и с 2009 года парусник странствовал по европейским морям. В родной порт Санкт-Петербург он вернуться не мог.

Но наконец «Штандарт» вписали в государственный судовой реестр. Парусник стал спортивным учебным судном с командой в 36 человек. Он может бороздить моря в районе плавания 2, то есть ему нельзя уходить дальше 200 миль от берега и ходить под парусами при ветре сильнее 28 метров в секунду.

Владимир Мартусь

Со слов капитана Владимира Мартуся, 5 августа корабль станет в голландский док для профилактического ремонта. После докования парусник пойдет на зимовку в «теплые моря». А в 2021 году после гонки учебных парусников Tall Ships Races «Штандарт» вернется в родную гавань. Ждем земляков в Петербурге!

«Старый Грог» Вернон

Картахена — один из самых красивых городов Колумбии. Дворцы, парки, католические соборы, а на берегу величественная крепость Сан-Фелипе-де-Барахас. Её бойницы сурово вглядываются в воды Карибского моря, не покажутся ли там пираты или англичане. Что с точки зрения Картахены, одно и то же.

Внутри крепость похожа на гигантский термитник. Её тело пронизывают узкие ходы, проложенные под разными углами и без видимой логики. Некоторые затоплены, другие завалены камнями. Наверное, крепость специально строили так, чтобы прорвавшиеся внутрь англичане застряли в лабиринте.

Крепость Сан-Фелипе-де-Барахас

Еще 15 лет назад в парке напротив крепости стоял памятник британскому вице-адмиралу Эдварду Вернону по прозвищу «Старый Грог». Я помню это, потому что очень удивился, когда наткнулся на него. Надпись на памятнике гласила: «В апреле 1741 года британские герои взяли Картахену».

Что это? Насмешка над городом? Подарок британского консульства, от которого колумбийцы не нашли мужества отказаться?

Любопытно, что испанцы в тот раз отстояли город, и британским героям во главе со «Старым Грогом» Верноном пришлось отступить. Свое прозвище адмирал получил благодаря камзолу из фая, который носил постоянно (по-английски — grogram).

Адмирал Эдвард Вернон (1684–1757). Художник – Томас Хадсон

Сейчас я, сколько не пытался, не смог обнаружить, куда этот памятник делся. Больше он не стоит на площади. Ломать памятники спорным историческим персонажам придумали не в США и даже не на Украине. Может и зря убрали адмирала. Пусть боевые подвиги Эдварда Вернона на колумбийском побережье сомнительны, зато ему принадлежит полезное изобретение, названное в его честь — грог, разбавленный и подогретый ром. Что-то вроде морской разновидности глинтвейна.

В то время ром выдавали британским морякам, чтобы защитить их от инфекций. Долго хранящаяся в бочках питьевая вода начинала цвести и киснуть. Пить её было почти невозможно. Добавка алкоголя позволяла улучшить вкус воды. Но в итоге на судах процветало пьянство. Чтобы победить алкоголизм, адмирал запретил выдавать морякам чистый ром, а требовал разбавлять его водой в пропорции 1:4. Он также рекомендовал матросам добавлять в этот напиток сахар и дольку лайма.

Спустя сто лет секретарь военно-морских сил США Роберт Смит заменил грогом ранее выдававшийся морякам ржаной виски. С этого момента уже американские моряки оценили новый напиток, тут же переименовав его в «боба смита».

Что подходит военным, не годится для гражданских. Страховые компании начали выплачивать премии американским судовладельцам, если во время плавания спиртные напитки не употреблялись вовсе. Вместо этого торговым морякам предлагали пить горячий кофе. Лишь в 70‑х годах XX-го века грог перестали выдавать и военным. Теперь он полностью перекочевал в гражданские рестораны и бары.

Существует несколько рецептов грога.

Королевский — ром с водой, лимонным соком и корицей.

Карибский — ром с водой, грейпфрутовым, апельсиновым или ананасным соком, корицей и медом.

Пиратский грог-бумбо — ром с водой, сахаром и мускатным орехом.

Голландский — подогретый ром с черным чаем, лимонным соком и медом. В Европе такой грог считается средством от простуды и гриппа.

Встречаются и более экзотические версии грога: ром смешивают с яблочным сидром или сливками и подают в скорлупе кокосового ореха. Каждый фантазирует как умеет. Главное — вовремя вспомнить строгий взгляд старого адмирала Вернона и не увлекаться чрезмерно алкоголем. А то можно впасть в состояние «грогги», хорошо известное боксерам. Когда на ногах еще стоишь, но соображаешь уже не очень.

Кругосветка «Паллады». День 28. Я — рулевой

Решил, что пойду на вахту, встану за штурвал. Наши практиканты уже стояли эту вахту, некоторые по нескольку раз — и днем, и ночью. Я рулил «Седовым» и «Крузенштерном», а «Палладой» ещё нет. Пора исправить это.

Пошёл на полуденную к старшему штурману Константину Романову. Хороший дядька, веселый, доброжелательный. Вахту он не начинал без кофе и обязательно делился. Кофе — это ритуал, пока не выпьешь, за руль нельзя.

У «Паллады» два штурвала. Один из них — маленький джойстик в рубке, с его помощью можно вести судно по проливам с интенсивным судоходством. Другой штурвал — настоящий деревянный, находится перед рубкой. Он сдвоенный, им может управлять один человек, а в непогоду двое. Поэтому на вахту обязательно выходили двое курсантов. В обычное время один из них выполнял работу впередсмотрящего. Следил, чтобы навстречу судну не попадались оторванные буйки, рыболовецкие сети, потерянные контейнеры, разбитые лодки и прочие неопознанные плавучие объекты.

Курсанты менялись за штурвалом каждый час. Или как договорятся. Возле штурвала находился судовой колокол. Каждые полчаса от начала вахты впередсмотрящий отбивал склянки. Один удар — полчаса, сдвоенный — час, и так до четырех сдвоенных. Это означало, что вахте конец, заступала следующая. По склянкам можно было судить и о том, когда объявят прием пищи.

Я встал за штурвал, курсанты за мной приглядывали. Потом поняли, что курс я держу нормально, и расслабились.

Принцип работы рулевого несложный. Перед вами гирокомпас. На внешнем круге отметки курса от 0 до 359, внутренний с цифрами от 0 до 9 вращается. Если задан курс 60 градусов, нужно чтобы цифра внешнего круга стояла возле 60, а внутреннего — держалась у нуля. Но круг не стоит на месте, цифры прыгают. В пределах единицы — 59–61, хорошо. Люфт в два деления 58–62 допустим. Но если больше, то курс меняется. Судно начинает вилять или уходит с маршрута.

В рубке на экране у штурмана виден угол расхождения с заданным курсом. Ошибка в два-три градуса вроде ерунда, а через сто миль выяснится, что пришел не туда, куда планировал. Впрочем, разгневанный штурман гораздо раньше выскочит из рубки и стукнет вас кружкой от кофе.

Если внутренний диск крутится против часовой стрелки, то есть влево, значит судно уходит сильно вправо. Крутим штурвал влево на пол-оборота, на целый оборот или несколько. Смотря как резво скачет диск. Судно большое, руль отвечает с задержкой. Нужно не просто реагировать на движение диска, а предугадывать его поведение. Слишком сильно начнем крутить штурвал влево-вправо, и судно пойдет по синусоиде. Если оно идет под парусом, то может потерять ветер, паруса обвиснут, скорость упадёт, судно встанет. Придется брасопить (поворачивать) реи или убирать паруса, включать двигатель. Сотня бегущих на парусный аврал курсантов вспомнит вас недобрым словом.

Моя первая вахта за штурвалом прошла благополучно. Шли под двигателем со скоростью шесть узлов, море было спокойным, судно легко управлялось, и гипнотический диск почти не улетал за 1–2 деления. Старший штурман даже предложил мне вторую кружку кофе — высшее одобрение моих навигационных навыков. Но от кофе я отказался. Рано хвалить себя, я еще не управлял судном под парусами, не стоял за штурвалом в шторм. В конце вахты склянки пробили 4 сдвоенных удара: «вторая смена курсантов и практиканты Клуба Путешествий приглашаются на чай». Чай я заслужил точно.

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 27. Может ли жидкая вода быть твердой?

Ветер был еле заметен. Поставили паруса, но они безвольно повисли. Ничего страшного, 3–4 узла — тоже скорость. На море было интересно. Мимо проплывали огромные буи, обтянутые сетками. На буях сидели бакланы. С утра они успели загадить нам квартердек, и теперь с важным видом отдыхали от трудов праведных.

День был чудесным и солнечным. Решили убрать паруса и провести учения по оставлению судна. Прозвучал сигнал тревоги, все побежали по кубрикам, чтобы задраить иллюминаторы по штормовому и взять спасательные жилеты. После чего курсанты, юнги и практиканты собрались в учебном классе. Здесь мы ждали распоряжений капитана.

Капитан сообщил по радио, что учения пройдут следующим образом. Курсанты будут учиться прыгать в воду в спасательных жилетах и подниматься наверх по штормовому трапу. Матросы и практиканты могут прыгать с палубы без жилетов или вообще не прыгать, а спуститься к воде по парадному трапу.

Рано утром рядом с парусником видели китов, а где киты, там и акулы. На воду были спущены две моторные лодки, которые на «Палладе» называют «джонсонами». Наблюдатели в лодках должны были подать сигнал если увидят акул, ядовитых медуз или гигантских кальмаров. Также они готовились ловить незадачливых пловцов, если те вдруг решат тонуть или их начнет уносить течением в сторону.

Все надели купальные костюмы и вышли на палубу. Курсанты прыгали в жилетах ближе к баку, практиканты и члены команды — ближе к юту. От палубы до воды — около 4 метров. В первый раз прыгать страшновато. Но вода Индийского океана была такой красивой, бирюзово-изумрудной. Вряд ли в такой воде можно утонуть или встретить ядовитого кальмара. Ближе к баку образовался компот из радостных курсантов в оранжевых жилетах.

Я набрал в грудь воздуха и прыгнул. Бамц! Я в океане. Ощущение удивительное. Даже если погружаешься глубоко, под водой не страшно. Хотя под нами было 5 километров, а на такой глубине что только не водится — загадочные квакеры, секретные военные базы, затопленные древние города и сплюснутые рыбы с выпученными глазами и острыми зубами.

Первые два раза прыгнул солдатиком. Потом увидел, как ныряют ветераны «Паллады»: капитан Зорченко, капитан-дублер Толовиков и стармех Холдобо. Все они прыгали ласточкой, изгибались в воздухе и входили в воду почти без брызг.

Надо и мне попробовать, решил я. Но одно дело сигать в воду с бортика бассейна, другое — с палубы судна. Бамц! Вошел в воду, как молот в наковальню. Поднялся по трапу с трудом. Бамц! Оказывается, даже в жидком состоянии вода может быть тверже, чем я.

Сбегал к курсантам, потренировался прыгать в спасательном жилете, придерживая его руками. Это отдельное приключение. Если жилет не держать, то от удара он может, как нам сообщили на инструктаже, сломать шею. Я вцепился в жилет изо всех сил, и шея не пострадала.

Воодушевленный, вернулся к парадному трапу. Снова полетел в воду руками вперед. Бамц! Лучше, чем раньше. Из глубины увидел солнце, темный корпус «Паллады» и болтающиеся ноги ныряльщиков. Как сплюснутая рыба медленно поднялся наверх сквозь сияющую изумрудную толщу.

С мостика уже свистели: пора заканчивать учения. Последними прыгали молодые матросы, кто рыбкой, кто в кувырке, кто с верхней надстройки, а это уже 7 метров. Ещё бы минут двадцать, я бы тоже попробовал. Хорошо, что нам не дали этого времени. И так кожа покраснела от ударов.

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 26. Как на паруснике возили машины, а курсантов преследовали поклонницы

6 градусов южной широты, 74 восточной долготы. Глубина 5 тысяч метров. Курс 60 градусов. Скорость 5 узлов. Температура воздуха +38 градусов. Общее состояние: ленивое.

Не на судне, конечно. Судно было в порядке. Это я ленился. В такую жару вставать тяжело. А встанешь, хочется снова лечь. Ребята продолжали плести ковер, я тоже вплёл в него свои нити. Но работа шла медленно.

Во время обеда по радио выступил капитан с обзором новостей из Владивостока. Новости от капитана были такими:

  • тон информации о коронавирусе в СМИ изменился в позитивную сторону.
  • во Владивостоке выписался второй пациент.
  • над городом летают дроны, которые отслеживают беспричинношатающихся, частные лица могут быть оштрафованы на 5 тысяч рублей.
  • праздношатающимся юридическим лицам выпишут штраф в 50 тысяч. Создано восемь административных комиссий, занимающихся этими вопросами.
  • во Владивостоке начнут производить кожу и волосы для человекоподобных роботов. Теперь будет трудно отличить, кто тебя обсчитывает на кассе, робот или человек.

Так себе новости, если честно. Человечество вымрет от вируса, а роботы на кассе останутся. За ними будут дроны с воздуха следить, чтобы роботы друг друга не обсчитывали.

Я зашел в гости к капитану-дублеру Сергею Анатольевичу Толовикову. Он второй капитан «Паллады». В экстренной ситуации может подменить Зорченко. Но такой ситуации пока не было, поэтому капитан-дублер стоял дневную вахту как офицер-судоводитель с 16:00 до 20:00 и командовал парусными авралами.

Толовиков был одним из немногих членов команды на «Палладе», кто прилично говорил по-английски, и по этой причине он покровительствовал нигерийцу Артуру Оге Нвабуфо. Артур часто выходил на его вахты в качестве курсанта-дублера, а по выходным они вместе играли в настольный теннис. Сергей Толовиков в шутку называл нигерийца «Артуром Намба-фо» (Number Four — англ. «номер четыре»).

Капитан-дублер на «Палладе» с первого рейса. Парусник построили в Гданьске на судоверфи имени Ленина. Это там возникло диссидентское движение «Солидарность», лидером которого стал Лех Валенса, позже избранный президентом Польши.

Тогда в 1989‑м еще мало кто думал, что СССР распадется. Советскому дальневосточному флоту нужны были опытные моряки и офицеры. Нужен был учебный парусник. Назвали его в честь исторического фрегата «Паллада», на котором ходил в Японию писатель Иван Гончаров.

«Палладу» перегнали в Ригу, где её приняли моряки из Владивостока. В их числе был Сергей Толовиков, тогда 2‑й помощник капитана, прошедший до этого практику на «Седове» и «Крузенштерне». В той же команде был моторист 1 класса Александр Кузовлев. Тот самый, что собирает модели броненосцев в своей каюте. С первого рейса «Паллады» их осталось двое.

Морякам предстояло принять судно, изучить его и отправить в новый порт приписки — Владивосток. Паруса подвязали сами и поставили уже в пути — в Атлантике. Для всей команды это было незнакомое судно, но добрались благополучно.

Спустя три года «Паллада» пошла в кругосветку. Этот маршрут 1992 года был очень интересным. 27 тысяч морских миль, 15 портов захода: Владивосток, Сингапур, Кочин (Индия), Суэцкий канал, Александрия (Египет), Новороссийск, Генуя, Кадис, Тенерифе, Сан-Хуан (Пуэрто-Рико), Панамский канал, Лос-Анджелес, Гонолулу и три японских порта: Сакайминасо, Тоттори и Тояма. Удалось поучаствовать в регате «Коломбо-92» вместе с «Надеждой» и «Седовым».

По возвращении судно ждали новые испытания, на этот раз экономические. «Паллада» продолжала обучать курсантов, но приходилось зарабатывать деньги. На судне возили автомобили и промышленные товары из Японии и Кореи. Более 40 машин на палубе! Сейчас сложно представить, где их умудрились разместить. Возили чипсы и печенье «чокопай». Башня из коробок с печеньем располагалась на гроте. Позже ситуация улучшилась, от торговли отказались. Начались новые экспедиции.

В коридорах «Паллады» висят стенды с фотографиями. Вот кругосветка 2007–2008 года. На снимках храмы Пинанга, монументы Нагасаки. И улыбающийся стармех Петр Холдобо, знакомые мотористы, даже токарь.

В 2011 году «Палладу» провожал Дмитрий Медведев. Это была экспедиция в честь 270-летия открытия русской Америки. Шли на Кодьяк, в Ситку, заехали в форт Росс. Русские американцы встретили парусник народными танцами, курсанты сплясали в ответ. А простые американцы догоняли парусник на катере, держа в руках флаги — российский и советский, не зная точно, какой больше понравится морякам.

— В Канаде я познакомился с девчонкой. Бритни, её звали. Она нас преследовала. Ждала в Сиэтле, в Лос-Анджелесе, — рассказал старший матрос-рулевой Алексей Безуглов. В плавании 2011 года он был курсантом, два его фото можно найти на стенде. — Мне парни говорили, смотри, вон твоя рыженькая ждет на причале. Я им не верил, думал, смеются. Но она на самом деле ждала. И каждый раз со слезами провожала. Даже в Гонолулу прилетела, чтобы нас встретить. Жаль, что у нас мало времени было, пришлось идти дальше.

< Предыдущая записьСледующая запись >

Шанти — песни бескрайнего моря

Откуда взялись шанти?

Песни шанти появились среди английских моряков примерно в XV-XVI веках, в эпоху Великих географических открытий. Позже их переняли французы, голландцы и прочие европейцы, которые покоряли новый мир. В море выходило все больше кораблей, да ходили они в морские походы по нескольку лет. Так, первое кругосветное плавание Джеймса Кука длилось почти четыре года — с 1768 по 1771 год. В таких долгих странствиях морская песня помогала слаженной работе команды и развлекала моряков в условиях долгой изоляции. 

Кэпстен-шанти под волынку

Шанти — хоровая рабочая песня. От французского «chante» — «пение». Ее затягивал шантимен — самый голосистый моряк-острослов. Куплеты были просты, порой даже бессмысленны. Как в этой шанти, призывающей попутный ветер:

— Oho, why don't you blow?
A, ha, come roll him over.
Oho, why don't you blow?
A, ha, come roll him over. 

Перевод: 
— Ого, почему бы тебе не подуть?
Ага, давай перевернем его.
Ого, почему бы тебе не подуть?
Ага, давай перевернем его.

На высокую поэзию не тянет. Но и задача у шанти была не чувства возбуждать. Она помогала моряку ставить паруса, скоблить палубу да выбирать якорь. Ритм песни голосом задавал шантимен. А кто-то из моряков мог подыгрывать на скрипке, барабане или варгане. Если был свободен от вахты.

Матросы вращают кабестан. На кабестане – шантимен с гармоникой

Шанти, как они есть

Кэпстен шанти, capstan shanties

Кабестановые шанти матросы пели, вращая вал кабестана. Похожим на гриб кабестаном выбирали якорную цепь. Это была долгая монотонная работа. Главное в ней было равномерно и сообща прикладывать силу. Поэтому и песни были размеренными, с четким ритмом, Ударение в куплете попадало на шаг матросов. Пример: South Australia

— In South Australia I was born,
Heave away, Haul away!
In South Australia, round Cape Horn,
Bound for South Australia...

Перевод:
— Я родился в Южной Австралии,
Бросай, тяни!
В Южной Австралии, около мыса Горн,
Я из Южной Австралии...

Хол-ярд шанти, long-haul shanties или haul-yard shanties

Под них работали с парусами. Тяжелая работа, ведь паруса весили несколько тысяч фунтов. У этих песен двойной припев. Под куплет матросы отдыхали, а на припеве тянули фал, поднимая или опуская паруса. Количество рывков зависело от веса паруса. Расхожая хол-ярд шанти — веселая песенка про висельника Hanging Johnny:

— They call me hanging Johnny
Yay-hay-i-o
I never hanged nobody
Hang, boys, hang!

Well first I hanged your mother
Away-hay-i-o
Me sister and me brother
Hang, boys, hang...

Перевод:
— Зовут Удавкой Джонни,
Скорее в путь, скорей!
Но, не вешал никого я.
Повесь их, повесь!

Сперва повесил мать я,
Скорее в путь, скорей!
Сестру, а после брата.
Повесь их, повесь!

Рывковые шанти, short-drag shanties

Их пели когда работу матросам нужно было сделать быстро и приложить большие усилия. Сильные ударения в конце припева как бы запечатывали результат труда. Boney, Haul on the Bowline — известные шанти короткого рывка.

Помповые шанти, pumping shanties

Их пели в трюмах, откачивая морскую воду. Что делать, деревянные корабли давали течь, как их не конопать. Морякам работать в полумраке трюма без песни было бы непросто. Да еще и с крысами по соседству.

Шаговые шанти, stamp-„n”-go shanties

Моряки пели их на больших парусниках, большой командой протягивая канаты вдоль палубы. Их тащили,  маршируя в определенном ритме. Этот ритм и задавала шаговая шанти. Длинные песни с тягучими и задорными припевами. Похожи на кабестановые шанти. Вот как «Пьяный моряк» — Drunken Sailor. Можете подпевать! 

Шанти «Drunken Sailor»
— What shall we do with the drunken sailor, 
What shall we do with the drunken sailor, 
What shall we do with the drunken sailor, 
Early in the morning?

Put him in the longboat till he's sober, 
Put him in the longboat till he's sober, 
Put him in the longboat till he's sober, 
Early in the morning?

Перевод:
— Что бы нам сделать с пьяным матросом,
Что бы нам сделать с пьяным матросом,
Что бы нам сделать с пьяным матросом,
С утреца пораньше?

Положим в шлюпку протрезвиться,
Положим в шлюпку протрезвиться,
Положим в шлюпку протрезвиться,
С утреца пораньше!

Баковые  песни, forecastle songs

Их пели, собираясь в короткое свободное время на баке — носовой части судна, где традиционно проживали матросы. Это были бравые воспоминания о морских сражениях, баллады о забытом доме или покинутой возлюбленной.

Американские моряки отдыхают на баке

Такие шанти, как Spanish Ladies, согревали сердца моряков во время праздничных застолий, пересечения экватора или прохождения опасного мыса Горн в Южной Америке.

Шанти «Spanish Ladies»
— Farewell and adieu to you, Spanish ladies, 
Farewell and adieu to you, ladies of Spain; 
For we have received orders 
For to sail to old England,
But we hope in a short time to see you again...

Перевод: 
— Прощайте, adieu, испанские леди,
Красавицы смуглые южной страны;
Приказано в Англию нам отправляться,
Но скоро вернуться надеемся мы...

Йохохо, и бутылка рома!..

Fifteen men on the dead man’s chest, в переводе «Пятнадцать человек на сундук мертвеца». Весьма известная в России шанти из романа Роберта Льюиса Стивенсона «Остров  сокровищ». Ее горланил пьяный Билли Бонс перед тем, как его хватил удар в трактире «Адмирал Бенбоу». Джон Сильвер тоже хрипел эту песенку, попыхивая трубкой.

У этой пиратской шанти есть полумифическая история. Среди моряков Карибского бассейна ходила легенда о мятеже на паруснике Эдварда Тича, более известного как Черная Борода. Капитан подавил бунт и высадил пятнадцать мятежников на острове Сундук Мертвеца. Это маленький клочок суши в архипелаге Виргинских островов. Каждому бунтовщику щедрый Тич дал по бутылке рому и не оставил ни капли воды. Об этих бедолагах карибские моряки сложили известную песню.

Шанти живы и сейчас. Посмотрите, как зажигательно Брюс Спрингстин исполнил шанти «Pay me my money down!»:

Брюс Спрингстин, «Pay me my money down!»

А вот и куплет из этой песни:

— Pay me, you owe me
Pay me my money down
Pay me or go to jail
Pay me my money down

I thought I heard the captain say
Pay me my money down
Tomorrow is our sailing day
Pay me my money down...

Перевод:
— Заплати мне, ты должен мне
Оплатите мне мои деньги
Заплати мне или пойдешь в тюрьму
Оплатите мне мои деньги

Мне показалось, что я слышал, как капитан сказал
Оплатите мне мои деньги
Завтра наш парусный день
Оплатите мне мои деньги...

Кругосветка «Паллады». День 25. Американские чайки и ковер для консула

Прошли атолл Диего Гарсия. Там американская военная база и аэродром с бомбардировщиками. Мы надеялись, что рядом с атоллом будет телефонная связь. Но если гражданская связь и была на острове, мы её не поймали. Сам атолл — группа коралловых рифов, они низкие, их еле видно. На атолле растут пальмы.

Один из руководителей практики забрался на грот-мачту, разглядел эти пальмы и погрозил американцам кулаком. В ответ на это со стороны атолла прилетели проамериканские чайки и нагадили на палубу.

Температура днем — 34 градуса. Морской ветер обдувал палубу, можно было находиться на ней без риска изжариться на солнце.

Нам дали задание — плести коврик.

— Подарим консулу в Сингапуре, — пошутил помощник капитана по учебной части Владимир Раменский. И мы поверили.

Примерно так же ткут персидский ковер. На деревянную раму натягивают нити, получается сеть с широкими ячейками. На эти нити привязывают узелки с торчащими хвостами. Когда хвостов много, образуется мохнатая поверхность.

Мы распилили обрывок старого каната пилой на куски по 15 сантиметров, расплели их и начали привязывать получившиеся нити на сетку. Работа долгая и кропотливая. Теперь понятно, почему ковры такие дорогие. За день закончить ковер не получилось. Но это форма медитации. Сидишь на палубе под солнцем, плетешь, ни о чем не думаешь.

Плетение ковра – форма медитации.

Каждый из нас придумал себе хобби.

Роман Маричев решил выучиться играть на гитаре, и уже прилично перебирал струны на трех аккордах.

Стас Ляховецкий бегал по палубе, готовился к будущим марафонам.

Лена Комратова экспериментировала с дыхательными практиками.

Михаил Голованов слушал аудиокниги. В основном — русскую классику

Ирина Закожурникова что-то писала.

Сергей Косарев ходит в машинное отделение и пристает к механикам, чтобы дали ему что-нибудь починить. Механики испуганно отпрыгивают: дескать, если всё починишь, что им-то делать останется?

Светлана Косарева нашла сериал, назывался «Корабль» с Дмитрием Певцовым в главной роли. Сюжет был такой: компания путешественников отправилась в путь на учебном паруснике. Пока они ходили под парусом, с миром случилась беда, и герои остались в одиночестве посреди моря. Всего 52 серии, если смотреть по одной в день, как раз хватит до конца путешествия.

Пророческий сериал. И с датой практически угадали.

Вечером мы выбрались на квартердек, чтобы поиграть на гитаре и посмотреть на звезды. Когда на судне выключали фонари освещения, звезд становилось намного больше и казалось, что они совсем близко. Рядом с экватором было видно и южные созвездия, и северные. Вот только упрямые чайки следовали за кораблем и отстреливались по нам всё точнее. Наконец, они попали в Романа.

— Больше не попадут. Снаряд два раза в одну воронку не падает, — заявил Роман, вытирая футболку. И чайки тут же попали в него еще раз. Пришлось ретироваться с палубы.

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 24. О свадьбе, тараканах, морском клее и любви к дому.

С утра на судне было оживленно. Курсанты готовились к Тропическому карнавалу – КВНу. А ещё 12 апреля – День космонавтики. Про эту дату едва не забыли, даже пошли слухи, что КВН отменят ради концерта космической песни. Но в итоге решили не менять планы. Команды уже настроились, главные призы были испечены.

У нас тоже был готов реквизит, остались последние репетиции. Сценарий все выучили, но я волновался, не перепутают ли актеры слова и движения? Время для репетиций было, а вот места не было. Приходилось то повторять текст в кубрике, то тренироваться ночью на палубе, когда никто не видит.

Каждая команда должна была представить несколько номеров: приветствие, сценку, шуточную рекламу, танец и песню. К этому в последний момент добавили конкурс костюмов. Для последнего конкурса у нас оказались только накладные усы, капитанская фуражка и платье Лены, которое она сшила из флагов.

За 5 минут до начала КВН пошёл дождь, пришлось накрыть приготовленную аппаратуру одеялом. Но дождевой заряд прошел быстро, и начали вовремя.

Приветствие. Сценарий

Ведущий [Григорий Кубатьян]: Мы практиканты. Мы идем в море не ради денег, а по любви. Вот об этой любви и поговорим.

Представьте: молодой человек приятной наружности [Роман Маричев] ищет легкого романтического приключения.

- Девушка, а девушка, как вас зовут?

- Паллада. [Светлана Косарева]

- Какое имя красивое, а что это значит?

- Богиня такая была.

- Богиня! Потрясающе! Вы – тоже богиня. Разрешите пройтись с вами под руку?.. Ах какое море, какой закат! Мне кажется, я в вас влюблен! И готов идти с вами на край света!

- Вы уверены?

- Несомненно.

- Тогда вам нужно знать кое-что. Я рано просыпаюсь. Много работаю. И много ем.

- Ничего. Работы я не боюсь, а поесть сам люблю.

- Тогда мы можем быть вместе.

Уходят вместе под руку. Голос за кадром: прошло две недели. На сцене появляется новая барышня в экзотическом наряде.

- Девушка, а девушка, как вас зовут?

- Маврикия. [Елена Комратова]

- Какое красивое имя, а что это значит?

- Тропическая.

- Тропическая! Потрясающе! Разрешите пройтись с вами под руку?..

- Гхм… молодой человек, – на сцене появляется человек в фуражке и кителе [Стас Ляховецкий]. – Вы туда зря смотрите. Вам туда не надо.

- Почему?

- Это небезопасно. Можно подхватить нехорошую болезнь. Я вам разрешения не даю.

- А вы вообще кто?

- Я кто? Я – папа Паллады. И, кстати, вам пора к свадьбе готовиться.

- К какой свадьбе?

- А вы как думали? Поматросили и бросили? А сами говорили, что на край света готовы. Так вот, поздравляю! Ваш новый пункт назначения: край света. Дистанция: много тысяч морских миль. Предположительное время прибытия: не скоро.

- Я не хочу свадьбы. Я ничего такого не планировал. Вы что! Я еще слишком молод, а вашей Палладе уже за тридцать. Мне вообще Маврикия нравится.

Капитан широко улыбается:

- Понимаю, что вы волнуетесь. Это естественно. Кстати, познакомьтесь с вашими новыми родственниками. Это братья Паллады.

Выходят огромные хмурые курсанты в тельняшках и скрещивают руки на груди. Маврикия печально улыбается и исчезает за сценой.

- Дети мои, – говорит папа. – Очередная радость пришла к нам в дом. Познакомьтесь с вашим новым братом.

Курсанты тискают молодого человека в объятиях, звонко хлопают по плечу.

Папа:

- А теперь приготовиться к свадебному авралу.

Курсанты бегут по сцене, на бегу надевают на себя галстуки-бабочки и выстраиваются в линию. Вперед выходит Паллада. Выталкивают и молодого человека.

- Молодые, да соединят вас узы брака, – папа накидывает на руки брачующихся самозатягивающуюся петлю. – Кстати, у меня есть подарок для молодых. Свадебное путешествие. Море, закат, полный пансион. Вы отправляетесь во Владивосток!

Молодой человек теряет сознание и падает на палубу.

Фото: Евгения Романенко

Для приветствия Светлана-Паллада надела белое платье с морским воротником-гюйсом. Лена-Маврикия вышла в умопомрачительном тропическом наряде из двух покрывал и с цветком в волосах. Стас изображал капитана. Фразу «очередная радость пришла к нам в дом» капитан Зорченко повторял всякий раз, когда поздравлял по радиосвязи нового именинника. Людей на судне много, и поздравления бывали часто.

Сценка в душе. Сценарий

Входит мужик в семейных трусах с полотенцем на шее [Роман Маричев]. Судно качает, и мужик скачет на одной ноге сначала вправо, потом влево. Ворчит:

- Только помылся и опять аврал. Теперь снова мыться. Да еще эта качка!

Сзади него пробегает фигура с усами [Елена Комратова] Усы сделаны из каната и покрашены черной краской.

- Это ещё что? Таракан? Ах ты! – мужик замахивается шлепанцем.

Таракан уворачивается. Мужик за ним. Бегают по сцене. Из-за качки одновременно с тараканом прыгают на одной ноге сначала вправо, потом влево.

Таракан:

- Э, мужик, ну ты чего? Давай договоримся!

Мужик:

- Чего‑о? Еще чего! Помыться спокойно нельзя! Я вот тебя шлепанцем!

Бегают по сцене. Из-за качки прыгают вместе вправо, потом влево.

Таракан:

- Мужик, ну ты реально не прав. Чего развоевался? Шлепанцем машешь. Я на этот душ больше прав имею, чем ты.

- Это еще почему?

- Ты здесь на судне сколько? Месяц? А я тут родился. Это моя Родина. Я с детства по этой душевой бегаю.

- Нечего тебе здесь делать! Проваливай. А то… – мужик замахивается шлепанцем.

- Погоди, погоди. Да, по этой душевой все мои родственники бегали. Вот мой папа. И дедушка, – на сцену выходят еще два таракана разной комплекции. С усами из каната.

- Ах, вы! – злится мужик. Начинает гонять их, размахивая шлепанцем. Из-за качки все вместе скачут на одной ноге сначала вправо, потом влево.

Мужик спотыкается и падает. Теряет сознание.

К нему подходит таракан:

- Мужик, ты чего? Ты меня слышишь? – трясет за плечо. Проверяет пульс. – Не дышит!

- Надо ему искусственное дыхание сделать. Рот в рот, – предлагает таракан-папа [Сергей Косарев].

- Да ну. Противно как-то. Негигиенично, – отвечает таракан-дедушка [писатель Юрий Парфенов].

- Подождем, пока ему помощь окажут профессионалы? – спрашивает папа.

- Может оказаться поздно, – говорит первый таракан. И надевает перчатки. – Я знаю, что делать. Я ходил на курсы первой помощи. Дайте платок.

Дышит через платок. Делает непрямой массаж сердца.

- Одному не справиться. Давайте все вместе! – вместе давят мужику на грудь.

Мужик приходит в сознание:

- Где я? Вы чего?! Вы что это – мне жизнь спасли?

- Во-о‑т. Теперь как человек заговорил. А хотел нас шлепанцем сначала.

- Ладно раз так. Живите. Не буду вас больше трогать.

Таракан кричит за кулисы:

- Ребята, мы теперь тут официально. Заходите все.

Выходят еще несколько тараканов [Михаил Голованов, Стас Ляховецкий, Лада Залетова].

Мужик хватает тапок.

- Ах вы! – гонится за тараканами. Они разбегаются. Из-за качки все вместе прыгают на одной ноге, сначала на правой, потом на левой. Упрыгивают за кулисы.

Это был сложный номер, так как изображать качку пришлось во время реальной качки. Делать это нужно было одновременно, синхронно и не сбить друг друга. Но с погодой повезло, море немного успокоилось.

Некоторые курсантские номера были удачные. Одна из команд изобразила укатывание парусов на гроте. Одного из курсантов выкрасили желтой краской, он был мачтой. На плечах держал рей с прямым парусом. У двух других на спинах были нарисованы ванты, они встали на колени. Ещё двое изображали нерадивых курсантов, пытающихся забраться на мачту: «Ой, мама! Да это невозможно!» А боцман внизу – очень похожий на настоящего боцмана грота – их подгонял.

Ещё были разборки огромного картонного тюбика с шампунем с агрессивной бандой, в которую входили: перхоть, грязь и машинное масло.

Шуточная реклама. Сценарий

На сцене курсант с тарелкой (Михаил Голованов). В тарелке котлета. Рядом курсант за штурвалом (Сергей Косарев) и капитан в фуражке (Стас Ляховецкий)

Голос за кадром (Григорий Кубатьян): «Снова качка и крен. Всё валится из рук».

Котлета выпадает из тарелки. Штурвал вырывается из рук.
Фуражка слетает.

«Без веревки не обойтись. Иногда это очень неудобно».

Курсант привязывает котлету. Другой привязывает штурвал. Капитан привязывает фуражку. Все запутываются в веревках.

«Вы всё ещё привязываете? Попробуйте новый морской клей».

Появляется рекламная девушка с огромной банкой клея (Лада Залетова). Демонстрирует банку и подходит по очереди к каждому.

«Нанесите немного, и ваши проблемы решены».

Курсанты приклеивают котлету к тарелке, руки к штурвалу, капитан приклеивает фуражку к голове, а руку к фуражке.

«Новый морской клей. Не оторвешь».

Пытаются оторвать, не получается. Уходят приклеенные.

Покрытую пластилином бумажную котлету и трубочки макарон сделала Лена. Штурвал вырезали из картонной коробки. Пустую пластиковую банку для клея нашли у боцманов. Рекламная девушка Лада вышла в экзотическом костюме из купальника и покрывала.

Следующим был танцевальный конкурс. Мы долго обсуждали подходящую музыку. Одна слишком медленная, под другую сложно танцевать. Выбрали абхазскую лезгинку. Вперед вышла Лена в лоскутном платье для маврикийского танца.

Мужчины стояли на заднем плане, пританцовывали, хлопали в ладоши. Мы со Стасом изобразили нечто среднее между джигитами и хип-хоперами. Прошлись этакими кренделями по кругу. Он крабиком, а я гусиным шагом. Абхазы бы удивились.

И последний конкурс – песенный. Переделали «Надежду». Получилась игра слов: «Надежда» – такой же парусник из Владивостока. Многие члены команды на нем ходили. А у нас в припеве «Паллада».

Паллада. Песня

Светит незнакомая звезда,
Про неё мы ничего не знаем.
Будет астрономия когда,
Мы тогда в бинокль её поймаем.

Здесь у нас и влажность, и жара.
Снова мы оторваны от дома.
Ждут давно родные города.
Эх, добраться б до аэродрома!

Паллада, хочу я домой.
Давно так домой не хотелось.
А песни довольно одной,
Чтоб только о доме в ней пелось

Ты поверь, что здесь издалека
На твоем борту мы все собрались.
Мы хотели моря, но слегка.
Далеко так плыть не собирались

Надо только выучиться ждать,
Надо быть спокойным и упрямым,
Чтобы от радиста получать
Домашние скупые телеграммы.

Паллада, мы будем скучать,
И за моряков выпьем рома,
И письма команде писать,
Позволь лишь добраться до дома.

Сыграли, сплясали и спели. Результат – первое место. Капитан Зорченко поздравил нас и вручил огромный торт с выведенной кремом цифрой «1».

Половину торта мы отдали юнгам. Те тоже выступили хорошо, но призовое место не заняли.

Потом все вместе спели «Земля в иллюминаторе». День космонавтики всё-таки, а эта песня – гимн космонавтов. Об этом капитану рассказал герой России космонавт Сергей Рязанцев, приезжавший на «Палладу» с предыдущей группой практикантов.

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 23. Медицинский спецназ

На судне объявили аврал и поставили косые паруса. Появился крен на левый борт, зато почти исчезла бортовая качка. У кого койки слева были довольны, их прижимало к стенке. У кого справа — чтобы не вывалиться в проход, подкладывали под матрасы свернутые валиком одеяла, бутылки с водой, кто что найдет. У кого койка перпендикулярна борту, тем было еще лучше — они могли просто переложить подушку с одной стороны на другую.

На все парусные авралы выходил судовой врач Алексей Черников. Стоял у входа в амбулаторию у левого борта и следил, чтобы никто из курсантов не пострадал.

На время кругосветки на «Палладе» оказался целый комплект врачей. Заболели зубы — есть стоматолог Борис Корсаев, тяжесть на сердце — есть кардиолог и хирург Василий Коваль, хоть на судно пошел с научными целями, но при необходимости может операцию провести.

В обычное время судовой врач Алексей Черников делал всё сам — вырывал больной зуб, вправлял вывихи, проверял зрение, лечил насморк, выдавал таблетки от укачивания, проводил несложные операции. В медпункте установили настоящий операционный стол с нависающими над ним лампами.

Работать на паруснике доктора позвал приятель. Это было в 2014 году, а парусник назывался «Надежда», судно того же типа, что и «Паллада».

— Я там бы и остался, — вспоминал Алексей Анатольевич. — Но у судна в то время менялся судовладелец, и мне предложили пойти в Японию на «Палладе». Я сначала идти не хотел, но потом согласился. В Японию мы тогда не попали, зато были в Сингапуре, тоже замечательно. На «Палладе» комфортно оказалось, лучше даже, чем на «Надежде».

До этого Алексей Черников работал на «скорой помощи» во Владивостоке.

— «Скорая» — это медицинский спецназ. Всё время в боевой готовности. Сейчас такого нет, а раньше я один работал — без фельдшера. Приезжаешь на аварию, а там 5 пострадавших, и не знаешь, кому первому помогать. Нужно носилки нести, повязки, документы заполнять ещё.

Работа нравилась, но зарплата была 14 тысяч в месяц. Платили бы нормально, вспоминал доктор, остался бы на «скорой». Но жена заявила: «за такие копейки работать — себя не уважать, ведь ты домой еле живой приходишь!» Пришлось идти в море. На «Палладе» стармех сразу сказал ему: «у нас докторов не обижают». Так и вышло.

— Многие коллеги боялись парусников. Здесь несовершеннолетние, ответственность особая. Да еще дети 90‑х, у некоторых хронические заболевания с рождения. Но после «скорой» я смелый был. Пошёл, и оказалось не так страшно. В основном сопли и мелкие травмы. По вечерам курсанты занимаются спортом, нормы не знают. Подтягиваются, упражняются с гантелями, боксируют, а перед отбоем приходят, держась за спину — растяжение.

— После выхода из порта случаются вспышки ОРВИ — по 10–15 человек за раз приходят, но чаще — 1–2. Это не страшно, и проходит быстро. Человек может до 4 раз в год заболеть ОРВИ, простудиться, это норма. Главное — не допустить осложнений.

Я зашел к доктору просто так: у меня ни соплей, ни растяжений, и сердце стучало как надо. Но всё равно был рад, что в случае чего, на судне есть к кому обратиться.

< Предыдущая записьСледующая запись>

Кругосветка «Паллады». День 22. Секстан, макароны и котлета из пластилина

Утренние занятия по астрономии провел капитан Зорченко. Изучали секстан. С его помощью, зная текущее время и дату, можно определить свои координаты.

Мы на 9 градусах южной широты, 69 градусах восточной долготы. До экватора неделя пути. Там нас обещают мокнуть в бочку с морской водой и сделать настоящими моряками.

Изучали секстан

А пока что, по инициативе помпоуча Владимира Раменского, мы начали готовиться к Тропическому фестивалю – КВНу. Тема фестиваля – путешествие «Паллады».

Сочиняли сценки, готовили костюмы и реквизит, писали песню, репетировали. Сделали накладные усы из каната и штурвал из картона. По сценарию ещё нужна была котлета с макаронами. Я понятия не имел, как её сделать, но практикантка Елена Комратова изготовила: макароны свернула из бумаги, а бумажную котлету покрыла пластилином. Она взяла с собой пластилин и цветную бумагу на судно!

Фестивальный головной убор

Первое образование у Елены – педагогическое. Она могла бы работать в школе или детском саду. Вместе с малышами что-то резать, клеить, мастерить. Хотя иногда сама похожа на ребенка. Только отвернешься, а Лена уже на вантах висит, раскачивается.

В одной из сценок мы должны были изображать качку. Прыгать по палубе синхронно. Так вот, оказалось, что самое сложное – изображать качку во время качки.

Мы старались сохранять хорошее настроение, хотя новости с суши почти всегда были плохие. Создавалось впечатление, что пораженный вирусом мир лег на спину и собирается умирать. Но у моряков это не принято. Главные морские дисциплины — укрепление остойчивости, борьба за живучесть. Мы решили, что будем развлекать себя и других — повышать остойчивость. Нас будет кренить, а мы всё равно вернемся в вертикальное положение. Путь впереди еще долгий. Лучше проделать его держась на ногах, чем лежа на спине.

На репетиции

< Предыдущая записьСледующая запись >

Группа «Ундервуд»: море — это второй воздух

Сыграло ли море какую-то роль в вашем творчестве?

Владимир Ткаченко. Главное море — то, что течет внутри. У нас есть песни из раннего творчества, связанные с водой, рыбами. Море — это символ. В последнем альбоме есть замечательная песня «Океан».

Максим Кучеренко. У меня с детства была вода перед глазами. В Крыму мы жили уже в юности, а в моем детстве это была река Днепр, очень большая. Корабли, берега, мосты, люди которым нужно что-то от воды, они рыбачат. А позже были подводные лодки, боевые корабли. Море — это больше чем окружающая среда, это глубинное измерение человеческой психики. Жизнь зародилась в море. Море — это второй воздух.

…Ты словно дама с собачкой,
За сигаретами в пачку.
Ах, сударь, в море такая качка,
И как там наши все корабли?

Небо голубое, город золотой.
Мне так хорошо с тобой
И я внутри такой пустой…
Я такой пустой,
Как в Черном море белый буй.
Возьми себе на память поцелуй.

Играют мальчики в группе,
Плывут неоны и гуппи.
Я так хочу быть сегодня глупым
Улетай купюра в размен…

«Платье в горошек», 2011

Владимир Ткаченко. Море — широкий символ. У меня первое впечатление от моря было связано с писателем Жюлем Верном. С его книгами «Дети капитана Гранта» и «20 тысяч лье под водой». Наутилус, его иллюминация, рыбки всякие. Все это очень трогало. Впечатление, которое мы получили на паруснике «Крузенштерн», совершенно иное. Там море — это ежедневная работа. Работа матросов, работа боцманов.

Море — это ежедневная работа. Фото: Ульяна Махкамова

Как вы попали на «Крузенштерн»?

Максим Кучеренко. Это своего рода туризм под парусами. В самом романтическом и художественном смысле этот продукт представил «Клуб путешествий Михаила Кожухова». Организовывались путешествия с «душой компании». В качестве таких «душ» на парусник шли артисты, певцы, медийные личности. Пригласили и нас. Мы были в открытом море 5 дней. Шли от Фарерских островов в город Бордо во Франции. Полторы тысячи миль.

Как это проходило?

Владимир Ткаченко. Не скучно. Нас кормили 4 раза в день, мы боялись поправиться. Но в итоге похудели. Было постоянное движение, физическая активность. Бегали вверх и вниз по этим сумасшедшим лестницам, забирались на реи, на мачты. Не скучно было общаться с океаном и с людьми, для которых это работа. С капитаном, боцманами, матросами. Много было уникальных биографий, характеров.

Бегали вверх и вниз по этим сумасшедшим лестницам. Фото: Ульяна Махкамова

Вы оказались в команде с незнакомыми людьми. Вам было комфортно с ними?

Максим Кучеренко. Часть моей жизни прошла в Севастополе. Там через одного все ходили в море. Некоторые друзья рассказывали про «Крузенштерн», когда еще ходили на нем курсантами. У меня был комплекс неполноценности: живу в морском городе, а никогда не был в открытом море. Когда попал на «Крузенштерн», мне показалось, что там работает очень сплоченная и опытная команда. Люди работают много лет. Их задача обморячить молодежь. Чтобы курсанты стали моряками.

А вам удалось обморячиться?

Владимир Ткаченко. Удалось. Мы поднимались на мачты и реи. Максимально высоко.

Максим Кучеренко: На марсовую площадку.

Владимир Ткаченко: Нет, марсовая внизу. А мы поднимались до бом-брам реи. Со страхом справились. Когда шагаешь по морскому берегу над обрывом, например, в Фиоленте, гораздо страшнее.

Представления о паруснике совпали с реальностью?

Максим Кучеренко. Там оказалось приятно. Контракту человека и корабля много веков. Ты работаешь, тебя кормят. И потом ты засыпаешь на своей шконочке, как в люльке. Чудесно! Гораздо уютнее, чем представлялось.

Контракту человека и корабля много веков. Фото: Ульяна Махкамова

А в авралах участвовали?

Владимир Ткаченко. Только в одном. На мой взгляд, за авралом приятнее наблюдать со стороны. Боцмана ходят с рупорами, кричат на матросов, некоторым даже отвешивают люлей. Но вообще это кропотливая техническая работа. Я не знаю, как всё это умещается у них в головах. Какой парус в каком порядке поднимать? Но мы вязали узлы. Руки их ещё помнят, хотя голова не всегда.

Вы организовывали концерт на палубе. Как это происходило?

Максим Кучеренко. Там была не совсем наша аудитория. Мальчики 18–19 лет. Офицеры говорят, что раньше курсантов интересовал алкоголь и девчонки, а сейчас — где найти бесплатный Wi Fi. Хотя в целом концерт прошел позитивно.

Какой парус в каком порядке поднимать? Фото: Ульяна Махкамова

Владимир Ткаченко. Концерт получился свежий, ветреный. Эти курсанты действительно из другого теста и другую музыку слушают, но тем не менее было видно, что им интересно.

…На лице твоем морщины
Корабли и субмарины
Бороздят твой лоб, твои виски
Пусть циклоны и туманы пеленают твои раны
Мир глубин, великий мир тоски

О‑у-океан, ты забыл то, что ты океан
Океан, ты забыл то, что ты…

«Океан», 2019

Может ли море быть источником вдохновения?

Владимир Ткаченко. Море может быть источником релакса. Там отдыхаешь иначе, чем на суше, и чувствуешь себя по-иному. То ли причина тому морская равнинность, пустота пейзажа, качка, свежесть, другая плотность воздуха. На море у меня совсем не болела голова. Мы прошли от Фарер до Бордо спокойно. Нас не качало, всё было отлично. Море может вдохновлять. На море нужно наполнятся мыслями, эмоциями, чувствами, а реализовывать всё это на суше.

Море может вдохновлять. Фото: Ульяна Махкамова

Был ли момент, когда вы почувствовали радость или даже счастье?

Максим Кучеренко. Там были точки пиковые. Когда первый раз попадаешь на судно и когда оно отходит. В момент отплытия выстраивается команда. У «Крузенштерна» важное презентационное и дипломатическое значение. Парусники любят во всех странах. Это символ, который всегда воспринимается позитивно. Люди приходят на экскурсии. На нем проходят переговоры на высшем уровне: Уго Чавес с Путиным встречались. За 50-летнюю историю парусника такого было много. Когда мы уходили, нам включили песню Городницкого «Паруса Крузенштерна». Все плакали, особенно девушки. Их было не унять. А курсанты хладнокровно покачивали фуражками, прощаясь с нами. Еще у нас был фестиваль кино, на котором мы снимали микрофильмы. Сняли 5 фильмов. Играли и пели.

Владимир Ткаченко. Путешествие на «Крузенштерне» сравнить не с чем. Запомнились душевные посиделки с боцманом Михаилом Приваловым. Удивительной души человек. В последний вечер мы с ним сидели, он пел Высоцкого, так пронзительно. Как преодолевали страх высоты, поднимаясь на мачты. У нас была шикарная компания, с которой мы познакомились еще в аэропорту по пути в Копенгаген. Невероятные люди. Мы сделали чат в whatsapp. Он до сих пор жив, из него никто не удалился. Все поздравляют друг друга с днем рождения. Это люди безумно увлеченные морем. Они участвуют во всех регатах, которые организует «Клуб Путешествий». Знакомство с этими людьми — это очень круто.

Кругосветка «Паллады». День 21. Хитрые квакеры и подводные огни

Моросил дождь. Судно качало. Часы перевели на час вперед, в третий раз после Кейптауна. Значит нужно вставать еще раньше. Хотелось спать, и кажется, не у меня одного было такое ощущение. На палубе сидели три курсанта, делали вид, будто полируют медные ручки от иллюминаторов. Но больше никого не было. Все прятались от дождя.

Учебные занятия для нас закончились — за три недели мы прослушали курс молодого моряка и теперь должны сами искать занятие по душе. Можно на вахты ходить, можно на койке валяться с книгой.

Я решил навестить кабинет Василия Коваля. Он врач, полковник медицинской службы, раньше работал на подводной лодке. А на «Палладу» пришел, чтобы провести научные исследования. Каждый день снимал кардиограммы членов команды. Изучал, влияет ли смена широт на самочувствие моряков. Согласно его теории, чем ближе к экватору, тем для сердца лучше. Насчет остальных органов сказать сложно, всё-таки в тропиках жарковато.

За день Василий Коваль снимал 2–3 десятка кардиограмм. Я тоже записался в добровольцы-подопытные. Когда обходили мыс Доброй Надежды, мы были на широте 35 градусов к югу от экватора, а сейчас уже на 10 градусах. Кардиограмма у меня хорошая. Пульс 50–55 ударов в минуту.

Полковник медицинской службы Василий Коваль

Полковник написал книгу о современных средствах диагностики и всех приходящих к нему знакомил с её тезисами:

— Знаете ли вы, что гипертонической болезни не существует? — сказал он. — Как не существует кашлевой или температурной болезни. Иногда в сосудах образуется сужение и затор. Кровь проходит с трудом, сердце повышает давление. Сбивать его таблетками — ошибка. Но может помочь стентирование. Это несложная операция, создающая для движения крови обходные пути.

Помимо кардиограмм, его аппарат иногда ловил помехи.

— Это квакеры. Помехи неизвестного происхождения, — объяснил Василий Трофимович. — Может быть всё что угодно. То ли наша подводная лодка, то ли чужая. А может работают секретные станции слежения за лодками.

Существует и совсем экзотическая версия: это цивилизация разумных саламандр, живущих на глубине 5 тысяч метров. Возможно, саламандры пытаются выйти с нами на контакт. Но мы их «кваканье» не понимаем. Думаем, что аппаратура дает сбой.

Вроде день скучно начинался, но теперь я и про работу сердца узнал, и про «квакеров».

В ночь пошел на вахту к старшему штурману Константину Романову.

Старший штурман несет вахту

— Знаешь, какой прибор самый важный на мостике? — спросил он. — Электрический чайник! Будешь кофе?

Старший штурман дежурил с нулей до четырех утра. Ночь коротал за чашкой кофе. Судов поблизости не было. Только била боковая волна, раскачивала судно. Океанская зыбь. Ветер надул её когда-то, и она гуляла по воде, хоть ветер и стих давно.

Мы шли со скоростью 8 узлов. Судно кренилось влево-вправо. У «Паллады» большая валкость. Потопить её сложно, а раскачать легко. На один борт 15 градусов и на другой столько же, вместе получается угол в 30 градусов. Внизу в кубрике раскачка не так заметна, особенно если вещи убраны. Просто катаешься по койке туда-сюда как деревянная скалка по куску теста. Да хлопают внизу в курсантском туалете металлические двери, которые кто-то забыл закрыть. Другое дело наверху — даже 15 градусов кажутся серьезным креном. Нужно постоянно за что-то держаться. После выхода из Кейптауна максимальный крен был 25 градусов. Зафиксировавшие эти числа стрелки замерли на кренометре. В следующем порту их вернут в исходное положение.

Курсанты менялись у штурвала каждый час. Один рулил, второй смотрел вперед, чтобы не натолкнулись на плавучий контейнер или другое препятствие. Каждые полчаса на мостике появлялся дежурный и сообщал, что на судне всё в порядке, происшествий нет.

Море освещал отблеск полной луны, расположившейся над бизанью. На востоке горела Венера. Южный Крест завис у горизонта.

Ночная вахта располагала к душевным разговорам.

— Страшно было в Тасманском море, — рассказывал Константин. — Шли мы тогда в Хобарт на плоском судне типа ро-ро, на пароме то есть. И так его раскачало: крен — 35 градусов. Еще 10 и всё — угол заката, назад не встанет. Вдобавок, двигатель остановился. Нас под волну развернуло, мы ничего сделать не можем. Команда уже на палубу поднялась в спасательных жилетах. Думали: конец нам. Но ничего, обошлось.

Константин налил новую чашку кофе.

— Про «квакеров» я не слышал. В колдунов и магию не верю. Но вот однажды шли мы от Камчатки. И вдруг вижу свет из-под воды. Не такой, как бывает, когда водоросли светятся. Мощный, у нас на судне даже прожекторов таких не было. Потом этот световой столб разделился на несколько. Мы идем, а вокруг нас эти огни, окружили и сопровождают. Я побежал в каюту за телефоном, чтобы сфотографировать. Сменщика разбудил, кричу: пойдем, чего покажу! Выскочили на палубу, а огней нет больше. Снова тёмное море. Сменщик меня спрашивает: переутомился? Я уж и сам думаю, чего это я? Пошёл отдыхать, а тут товарищ мой влетает: там это, это!!… Жаль, сфотографировать не успели. Исчезли огни. Что это было, не знаю. Больше подобного не видел.

Вот однажды шли мы от Камчатки…

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 20. Молотки Империи наносят удар

На утренних занятиях по ГМССБ я сидел с трудом. Объяснения преподавателя Александра Буренина понимал через слово. Наверху на палубе у фок-мачты курсанты сколачивали молотками старую краску с металлических кнехтов. А мы сидели в учебной аудитории прямо под ними.

— Спутниковая связь… Бам-бам-бам… Поисково-спасательные транспондеры… Бам-бам-бам… Аварийные радиомаяки… Бам-бам-бам…

На судне была «болгарка», и облезшую краску можно было счистить быстрее. Но, во-первых, опасно, вдруг кто-нибудь порежется. Во-вторых, нужно много сменных шлифовальных кругов. И в‑третьих, чем тогда занимать курсантов? Сделать работу слишком быстро никому не хочется. Поэтому самый надежный, практичный и экономичный инструмент для ремонта — молоток.

На судне я слышал байку, как однажды кто-то из руководителей наказал курсантов, отправив их в наряд сбивать краску. От скуки они начали выбивать молотками имперский марш из «Звездных войн»: там-там-там там-та-дам там-та-дам. Марш был хорошо слышен в учебной аудитории, в которой в этот момент проходили занятия. Собравшиеся в аудитории не могли сосредоточиться из-за смеха. Руководитель плюнул и отменил наряд.

После обеда в коридоре меня поймал Владимир Раменский:

— Вы готовитесь к Тропическому карнавалу — КВНу?

Скучать на «Палладе» не получится. Всей практикантской командой мы собрались в кубрике на обсуждение. Накидали идеи для приветствия и домашнего задания, придумали текст песни. Я написал сценарий. До выступления несколько дней. Нужно репетировать.

Кто не готовится к Тропическому карнавалу? Шаг вперед!

< Предыдущая записьСледующая запись >

Человек-насос

Донкерман — особая порода

Знакомьтесь — донкерман, помповый машинист. По-английски эта судовая должность звучит как «pump man». Донкерман — повелитель грузовых и балластных насосов на океанских танкерах. Он отвечает за погрузку нефти на танкер. Следит за работой балластной системы, чтобы судно не перевернулось. Как только флотские не склоняют донкермана — доберман, дуркерман, человек-насос, доня. 

Моряки называют танкеры «суперканистрами». Вроде ерунда — налил в канистру топливо, перевез из Нарьян Мара в Гавану, вылил. Но не все так просто. На танкере километры труб, тысячи соединений, контрольно-измерительная аппаратура. Три, девять, двенадцать насосных установок. Их число зависит от количества емкостей-танков на судне. Именно донкерман все это хозяйство чинит, обслуживает и головой отвечает за то, чтобы топливо не полыхнуло и не пролилось в море при погрузке-выгрузке.

«Гитара», место расположения концевиков грузовых магистралей на танкере – манифолдов. Под манифолдами – поддон для сбора пролитого продукта.

А еще опытный донкерман — умелый царедворец, этакий Фигаро морского мира. Подчиняется одновременно и старпому, и старшему механику. Старший помощник капитана эксплуатирует танкерные насосы. Стармех отвечает за их исправность. Чтобы угодить двум командирам, донкерман должен правильно настроить насосы для погрузки-выгрузки топлива. И следить, чтобы все работало исправно. И будет тогда «доне» награда. Точно премию дадут. А то и наградят знаком «Почетному работнику морского флота». Таким незаменимым человеком на танкере и был советский донкерман Анатолий Александрович Дубравцов.

Белорусский моторист

Анатолий Дубравцов родился в белорусской деревне Пацково в послевоенное время. Учился хорошо и охотно. Любил историю, географию, литературу. Отец мальчика построил в деревне начальную школу и следил, чтобы сын читал, а не штаны на заборе просиживал. Анатолий любил книги о моряках и приключениях. Представлял себя капитаном корабля, стоящим за штурвалом. Но море для белорусского мальчика оставалось лишь мечтой.

Анатолий Александрович Дубравцов (фото из личного архива)

После армии Анатолий вернулся в родной колхоз «Рассвет». Председатель предложил ему почетную должность ветеринара. Дубравцова перспектива лечить до пенсии коровьи хвори не прельстила. Он любил с техникой возиться, с армии привык. А еще молодой парень хотел романтики и мир повидать. Его морская мечта только окрепла с годами. И Дубравцов поступил в мореходную школу Кронштадта.

Хозяин суперканистры

Из мореходки Анатолий вышел мотористом — повелителем сердца корабля. И попал по распределению на свой первый танкер «Терек». Это судно было флагманом вспомогательного флота во времена Карибского кризиса. Во время холодной войны в 1970‑х годах «Терек» челноком ходил в акваторию Шетландских и Фарерских островов. Там дежурили военные суда и подлодки нашего флота. «Терек» перевозил солярку, мазут, масла для советских подлодок, которых у Фарерского архипелага вроде как не было. Танкеру приходилось по 3–4 месяца петлять и прятаться в туманах по угрюмым фьордам от самолетов-разведчиков НАТО.

Анатолий продолжил службу на танкере «Клязьма». Этот танкер возил топливо по секретным базам советских субмарин. Каждый визит на особо охраняемые объекты походил на спецоперацию. Топливо надо было перегружать не поднимая головы, быстро и тихо уходить с базы. Моторист Анатолий долго присматривался к донкерманам. Ему нравилась эта работа, ответственная и подвижная. Не то, что в полумраке машинного отделения все время торчать.

После «Клязьмы» командование направило смекалистого Дубравцова на трехмесячные офицерские курсы. Парень вышел оттуда лейтенантом и попал на небольшой танкер «Дубна». На этом судне Анатолий и стал настоящим донкерманом — правой рукой старпома.

Загадочные Бермуды и холодная Исландия

Следующие три года Дубравцов избороздил на «Дубне» Северный Ледовитый океан до самого Диксона. Небольшой танкер проходил без ледокола по замерзшему Карскому морю. Не раз попадал в полосы ледяного дождя, после которого команда сутки сбивала лед с палубы.

Танкер «Дубна»

Самым тяжелым для Дубравцова стал рейс на Кубу. «Дубна» шла в район Бермудского треугольника. Именно там холодная война могла перерасти в «горячую». Во время перехода капитан «Дубны» получил радиограмму о крушении нашего военного самолета около Бермудских островов. Самолет-разведчик летел из Кубы в Североморск. Взрыв самолета в небе заметил рыболовецкий траулер, капитан которого передал координаты места катастрофы. 

Танкер получил приказ обеспечить непрерывное ведение спасательной операции, продолжавшейся три месяца. Все три месяца Анатолий исправно заправлял корабли дизельным топливом, ремонтировал двигатели, заведовал распределением запчастей между поисковыми судами. Поиски шли непрерывно — для военных важно было найти тела погибших летчиков, бортовые самописцы и забрать с обломков самолета ценные разведданные. В районе крушения самолета постоянно кружили американские самолеты и боевые корабли. От их внимания «Дубну» и спасательные суда прикрывал крейсер ВМФ. Останки летчиков нашли и командование решило похоронить погибших в море. Данные о катастрофе были засекречены — важно было убедить американцев, что погиб гражданский самолет.

После поисковой операции планы «Дубны» изменились. Танкер шел домой на базу. Анатолий надеялся к Новому году оказаться дома. Устал от моря, хотел бросить якорь в деревне, обзавестись семьей. Но по пути капитан «Дубны» получил новый секретный приказ — следовать к исландским берегам. Причину внезапного изменения маршрута экипаж не знал до последнего. Оказывается, возле Исландии всплыла на поверхность атомная подлодка, у которой остановился реактор. И танкер превратился в буксир — «Дубна» тянула субмарину до Архангельска.

Донкерман сходит на берег

По возвращении в Мурманск экипаж «Дубны» получил благодарности и грамоты от командования Северного флота. Анатолий ушел в отставку, вернулся в родное Пацково, женился. Работал механиком-дизелистом в колхозе и дорожном управлении. Пахал, собирал урожай, занимался слесарным делом.

Сейчас Анатолий Александрович живет один в небольшом домике на окраине деревни. Его лучшим другом осталась стопка книг на старом столе. К книгам прибавилась пачка свежих газет, из которых старый донкерман узнает новости. Но память все равно возвращает Анатолия Дубравцова к запахам солярки, морской соли и шуму волн, бьющихся о борт танкера. 

Поцелуй кувалды, плафон забортной воды и баковый вестник

Погода прежде всего

В полный штиль матросы писали записку с именами девяти лысых мужиков, царапали ногтями мачту и кидали челобитную в море. Вдогонку молились Николе Морскому  — небесному покровителю мореходов. В безветрие  матросы приступали к капитану с требованием бросить шляпу или фуражку по пути ветра. А если капитан не  соглашался бросаться фуражкой, матросы со вздохами полоскали в море швабру и поливали паруса водой — призывали ветер.

Зуб за посвящение

Есть известная традиция  — день Нептуна. Всех впервые пересекающих экватор мореплавателей подвергают шуточным испытаниям: посыпают золой, обливают зеленкой, заставляют выпить ковш морской воды. Испытуемые клянутся в верности Нептуну, роль которого исполняет суровый боцман, а то и сам капитан. 

День Нептуна на фрегате «Паллада»

В российском подводном флоте тоже есть обряд посвящения. Новобранцы при первом погружении должны умудриться поцеловать качающуюся на веревочке кувалду. Расторопные платят за ритуал зубами, сообразительные целуют кувалду на излете, когда инструмент уже готов качнуться назад. Потом новоиспеченные подводники выпивают около литра забортной воды из плафона освещения и кричат: «Мама, я моряк!»

Посвящение в моряки-подводники

Баковый вестник

Матросы парусников традиционно жили на баке — передней части палубы от носа судна до фок-мачты. Офицеры располагались на юте — кормовой надстройке судна. Там же располагалась кают-компания, где офицеры принимали важные решения, готовили приказы и вели личные беседы. На ют моряку путь заказан. Поэтому до матросов доходили лишь слухи о судьбоносных новостях.

09.05.1971 Матросы военного корабля беседуют на палубе во время отдыха.
Денисенко / РИА Новости

Эти обрывки информации по пути от кормы к носу корабля обрастали небылицами и преувеличениями. На баке было разрешенное место для курения. Ведь дымить на судне где попало строго запрещено. На баке стояла бочка с водой и постоянно курящийся фитиль. Дежурный баковый матрос приглядывал за огнем, чтобы потушить расшалившееся пламя фитиля. 

Матросы в свободное от вахт и авралов время собирались у бочки на баке, курили и обменивались новостями корабельной жизни, обсуждали действия офицеров, травили байки. Тут бывалые мореходы поучали юных товарищей и вспоминали былые походы. Такие матросские посиделки и сегодня называются «Баковый вестник», аналог армейского «беспроволочного телеграфа».

Кругосветка «Паллады». День 19. Маврикийский вечер в ресторане «La Bizanь»

Сегодня мог быть последний день нашего путешествия. Мы должны были находиться на Маврикии. Но куда там! Мы шли посреди Индийского океана и уже начали забывать, что такое твердая поверхность под ногами. Впереди нас ждали долгие недели пути.

А ещё сегодня у нашей практикантки Светланы Косаревой день рождения. Утром она вышла на палубу в красивом легком платье.

Помпоуч Раменский и капитан Зорченко поздравляют Светлану Косареву

Праздник они с мужем Сергеем мечтали отметить на Маврикии. В хорошем отеле, окруженные тропической зеленью. А вечер хотели провести в дорогом ресторане «La Veranda» на берегу моря. Но все мы стали узниками парусного корабля.

Раз так, решили устроить для Светланы праздник, используя те ресурсы, что были в наличии. Если нельзя попасть в ресторан, организуем его сами. Это будет французский ресторан «La Bizanь», по названию третьей мачты на квартердеке за рубкой. Вынесем стол, поставим стулья. Будет музыка, вино и экзотические блюда.

Обсудили и составили сценарий. Получилось так.

Сценарий праздничного вечера

Пару встречает метродотель (Роман Маричев), говорит с французским акцентом, с ударением на последний слог:

— Бонсуар, мадам. Бонсуар, месье. Добро пожаловАть в ресторан «Ла Бизань», лучшИй ресторан маврикийскОй кухнИ.

Вслед за метродотелем пара поднимается по лестнице.

Уже готов стол, два стула, на столе фонарик, цветок в вазе. В тени стоят официант, сомелье, музыканты.

Месье и мадам садятся. Официант (Стас Ляховецкий) зажигает свечу.

Метродотель:

— Это лучшИй ресторань, нет такогО ни в Казань, нет такогО ни в Рязань. В нашей la petit гавАнь есть цыгАнь и есть шампАнь, bienvenue a «Ла Бизань»!

Метродотель улыбается и отходит.

Подходит сомелье (Михаил Голованов) в белых перчатках.

— Добрый вечер. Я сомелье. Позвольте предложить вам винную карту. Здесь только лучшие вина — выдержанные с 1975 года. А это был прекрасный год [год рождения именинницы]:

— Отличный выбор, мадам. Отличный выбор, месье.

Сомелье уходит за вином. Играет музыка.

Подходит официант с полотенцем на руке и в фартуке, подает меню.

— Пожалуйста, меню. Советую вам… [официант рекламирует все блюда меню по очереди].

Официант уходит. В это время подходит сомелье с бутылкой, разливает. Дает понюхать пробку, болтает бокал, нюхает, дает попробовать месье. Тот дегустирует, кивает.

Играет музыка. Мадам и месье поднимают бокалы.

Официант выносит на тарелках все блюда подряд. Ему помогают сомелье и метродотель.

Играет музыка. Выходит метродотель. Музыка стихает.

— Мадам и месье, прошу вашегО вниманиЯ. Сейчас выступИт Le magnific Элен. НевероятнО! Le fantastic! Le miracle! Вы такого не виделИ и будете рассказывать внукАм, а они не поверят и будут смеяться. Потому что этого не видел никто и больше не увидит никто. Национальный маврикийский танец, мадам и месье. Прошу!

На сцену выходит Элен (Елена Комратова). Играет песня. Она исполняет зажигательный маврикийский танец.

— Мерси, мерси! Аплодисменты! — и метродотель объявляет новый номер:

— В ресторане Ла Бизань будешь вкусно сыт и пьянь! Для дорогих гостей из РоссиИ сюрприз. РусскАя народнаЯ цыганская песнЯ. Про могучий мохнатый мухА — хо-хо-хо — и нежный душистый цветок. Цыганский юмОр. Le Fantastic. Ромалэ, прошу!

Выходит цыган (Григорий Кубатьян). Исполняет песню «Мохнатый шмель». Элен на заднем плане машет платьем. Официант и сомелье подпевают.

Метродотель:

— Дорогие гостИ, а теперь exotic. Тропический трубадур Жорж Мадагаскарский с песней «Золотой песок»!

Жорж Мадагаскарский (Юрий Парфенов) исполняет песню «Золотой песок».

Метродотель:

— БравО. БравО. А теперь немного la magic! Колдунья мадам Ирэн прочтет отрывОк из книги пророчеств АлександрА ГринА. Прошу!

Выходит мадам Ирэн (Ирина Закожурникова) и зачитывает отрывок из книги про Алые паруса, с поправкой на то, что они Белые.

— Да, мадам и месье! Белые паруса и конечно ле капитан. Ищет свою ля фам. Se la vi! А теперь music!

Играет финальный танец. Месье приглашает даму. Они выходят на сцену и танцуют. С усилением музыки к танцу присоединяются все работники ресторана. Они танцуют на заднем плане. Затем достают телефоны и включают фонарики, продолжая танцевать с фонариками.

После чего хором поздравляют мадам и присоединяются к торжеству.

Вывеску «La Bizanь» сделал Стас и укрепил перед лестницей на квартердек. В качестве официанта выглядел он эффектно — белый мундир помощника капитана, белый берет на голове (чехол от фуражки), шорты.

Метродотель Роман выгладил синюю рубашку и надел на голову поварской колпак, загнув на сторону как французский головной убор. Типа тех, что носили в революционном Париже.

Как в лучших заведениях Лондона и Парижа

Сомелье Михаил надел белые перчатки, которые ему одолжил Жорж Мадагаскарский. Сам Жорж-Юрий нахлобучил на голову вывернутую на изнанку кепку.

— Зачем наизнанку? — удивился я.

— Там надпись неприличная, — смущенно признался Юрий. И показал лицевую сторону. На кепке было написано «Деловая Россия». На шею Юрий повязал шарф — получился вылитый Жорж Мадагаскарский. Две попытки побега с тропического острова, обе неудачные.

В качестве цыгана я надел этническую иранскую рубаху, яркую бандану на голову и снял обувь.

Мадемуазель Элен в парусной мастерской сшила платье из обрезков сигнальных флагов. И головной убор. А заодно изготовила несколько искусственных цветов — все из флагов.

Праздничные цветы из флагов МСС

Мадам Ирэн появилась в накидке, с огромными серьгами в ушах и с хрустальным магическим шаром. Шар сделали из завернутого в фольгу апельсина.

Романтическую свечку для стола соорудили из карманного фонарика. Сергей скрутил бумажный цилиндр в виде свечи, а огонь вырезал из цветной бумаги и фольги. Фонарик ставился внутрь цилиндра и укреплялся на маленьком фотографическом штативе. Когда официант нажимал кнопку фонарика и устанавливал его внутрь бумажной свечки, выглядело это так, будто он и правда щелкает зажигалкой.

Распечатали на принтере и вложили в папки меню и винную карту.

Закуска:

Томатные розы по-маврикийски — нарезанные розочками помидоры с сыром

Палочки и кружочки зебу Le Fantastic — последние упаковки вяленого мяса, купленного в ЮАР

Крутон Le Shprots de Port Lui — банка шпрот, оставшаяся от предыдущей группы практикантов

Основное блюдо:

Дифлопе из буффало под соусом де Хапон — то же самое вяленое мясо, но с капелькой васаби, для эффектности накрытое крышкой от кастрюли

Десерт:

Тропические плоды острова Маврикий — вяленое манго

Свежие тропические плоды острова Маврикий — яблоки, апельсины и груши, которые нам выдавали в столовой, а мы их тайно откладывали всей группой в течение недели

Сладкие морские ракушки – обычное печенье

Лада и Лена приготовили «комплимент от шеф-повара» — пирожные «вулканы маврикия».

Маврикийское меню

Двумя сезневками принайтовили стол к металлическим скобам в палубе за бизань-мачтой, чтобы не улетел во время качки. Накрыли влажной штормовой скатертью. Принесли тяжелые металлические стулья.

Заклеили цветной бумагой светодиодные прожектора, освещающие паруса. Получилась романтическая атмосфера ночного клуба.

За вентиляционной вытяжкой я оборудовал диджейский пульт — подключил ноутбук и огромную колонку помощника капитана по учебной работе. К каждому этапу у меня была заранее подобрана музыка. Вот пара заходит в ресторан — спокойная, чуть комичная. Вот принимают заказ — ресторанная романтическая. Вот пауза, во время которой они пьют вино — играет музыка Сергея Кузьмина, любимого исполнителя именинницы. Под «маврикийский танец» была выбрана псевдомексиканская песня на русском. И на финальный танец — эпичная латиноамериканская Ahora Qien Марка Энтони.

Мы боялись, что пойдет дождь. Сюрприз назначили на 21:00, а за час до назначенного времени парусник вошел в зону дождевых разрядов. Палуба была мокрая, судно качало, дул ветер. Каждые 15 минут я бегал на мостик и смотрел на радар — проскочим мимо дождевых облаков или нет? По прогнозу выходило, что можем проскочить. Но можем попасть в очередной ливень.

А если делать встречу в столовой, не выйдет и половины задуманного. Да и что за романтика без моря? К 21:30 должны были выйти из дождя. Я решил рискнуть. Приготовил полиэтиленовые пакеты для аппаратуры, куртку от дождя и зонт. Спрятал гитару на капитанском мостике. И дал отмашку: начинаем.

К счастью, морские боги разогнали дождевые облака. Вышла полная луна и зависла над бизанью.

Пока мы стремительно открывали ресторан, Сергей развлекал жену: они смотрели демонстрирующийся по внутренней судовой сети фильм про войну.

Наконец всё было готово. Пара поднялась в ресторан. Судно качало, и танцевать было сложновато, но вечер удался. Каждая из ролей была сыграна блестяще. А когда начался финальный танец, и мы все окружили танцующую пару и зажгли фонарики телефонов, Светлана расплакалась. Это были хорошие слезы. Радостные.

А позже мы поздравляли друг друга, обсуждая — какой внушительный получился метродотель, какой убедительный сомелье, какой роскошный официант. А какая цыганка-предсказательница! Что уж говорить про танцовщицу!

И я порадовался, что застрял на судне именно с этими людьми. С ними и до Сингапура можно.

Команда ресторана «Ла Бизань»

< Предыдущая записьСледующая запись>

Кругосветка «Паллады». День 18. Как я стал Очистковым, а потом Господином Ведущим

Утро началось в 6:20. Едва разлепив глаза, я побежал на вахту в столовую. После вчерашнего каната было ощущение, будто это меня перетягивали. Болели руки, ноги, шея и даже бока. Но организм от нагрузки окреп и рвался в бой. Я надел поверх тельняшки белый халат и выглядел в нем как мясник, не хватало тесака в руке.

У дежурного одна задача: подготовить курсантскую столовую к приему пищи, а потом убрать. Обычно на вахте в столовой несколько курсантов, а сейчас был я и наши девушки — Лена Комратова и Лада Залётова.

Если качка, нужно расстелить намоченные штормовые простыни, чтобы посуда не ездила по столу. Расставить тарелки, вилки, ложки. Корзинки с хлебом, чайники с чаем, кастрюли с супом. На «Палладе» суп подавали дважды — на обед и на ужин. Отдельно расставить тарелки со вторым.

Курсанты питались в две смены. Первая начинала завтрак в 7:30. На прием пищи было 15 минут, потому что в 7:50 объявляли построение на подъем государственного флага. По торжественным дням — если праздник или день рождения курсанта — на построение выходил капитан Зорченко:

— Здравствуйте, товарищи курсанты!

— Здрав-жлаю-тварщ-капитан!

Но чаще выходил помощник капитана по учебной части Владимир Раменский.

— Здрав-жлаю-тварщ-пмощник-кптана!

В 8:00 на юте поднимали российский флаг, после чего шла завтракать вторая смена и практиканты.

В 11:30 обед, в 15:30 чай, в 19:30 ужин. Вторая смена шла на полчаса позже. Нужно было успеть собрать грязную посуду, оставшуюся после первой смены, помыть её, почистить столы и расставить всё заново.

Безумный конвейер, показанный в фильмах Чарли Чаплина. Курсанты совали в окошко тарелки с остатками еды, иногда по несколько тарелок сразу. Я хватал их, счищал остатки в бак с объедками. Кидал тарелку в металлическую раковину с мыльной водой.

Вахтенная бригада

Тарелки были в трещинах, обколотые после штормов и качки. Некоторые использовались на судне с советских времен. Разбитые керамические тарелки заменяли металлическими. Мыть металлическую тарелку легко и хранить удобно. Но есть из неё не так приятно, как из керамической. Обедающие в курсантской столовой руководители практики морщились, если им такие ставили на стол.

Лада быстро мыла тарелку и перекладывала в раковину с чистой водой для полоскания. Там её подхватывала Лена. С такой же скоростью появлялись новые тарелки в окошке. Иногда они сопровождались стремительным «спасибо», но чаще возникали безмолвно — по несколько штук в секунду. Чуть расслабишься, и перед тобой вавилоны грязной посуды.

Интересно, как называют моё назначение на флоте? Очистковый? Объедковый? На иностранном флоте меня назвали бы наверное Trash Master. Ответственный пост. Главное, не рассыпать объедки.

В качку всё ходило ходуном. Висящие на крюках поварешки дружно отрывались от стены, будто в триллере о полтергейсте. Если я ставил на стол чайник с компотом, то поворачивал его носом против крена, иначе чай выльется на скатерть. Наливал суп в кастрюлю не больше половины, или расплещется.

Рулетка для игры в «Что? Где? Когда?»

Практически весь день я провел на кухне. А вечером у нас была назначена игра «Что? Где? Когда?».

Вопросы я придумал сам. Подобрал к ним снимки и музыку. Только не нашел изображение совы. Пришлось для заставки взять антарктического пингвина.

Рулетку помог изготовить руководитель практики Александр, а помпоуч Владимир Раменский одолжил звуковую колонку. Буфетчица Анна выделила поднос и поварешку — вот и гонг.

Наши практиканты — знатоки. Я — за Господина Ведущего и сборную телезрителей. Некоторые курсанты и члены команды пришли понаблюдать за игрой. Двое ребят выступили с номером: спели песню под гитару. Юнга Савелий вызвался бить в гонг. Но бил даже слишком азартно, так что собравшиеся подпрыгивали от его звука.

Юнга Савелий вызвался бить в гонг

Вначале знатоки разогнались, счёт был 4:0 в их пользу. Я даже испугался, что слишком легкие вопросы придумал. Но в конце телезрители взяли реванш, даже помощь зала не помогла.

Вот такие, к примеру, были вопросы. Отгадаете?

1. Они первыми в истории совершили такое далекое плавание. Вернувшись, они рассказали, что шли все время на солнце. Неожиданно светило оказалось у них за спиной. Потом они увидели, что снова идут на солнце. И вдруг оно опять оказалось у них за спиной. Двигаясь всё время вдоль берега, они пришли в ту же страну, из которой вышли. Царь этой страны выслушал их, но не поверил, ведь солнце не может скакать хаотично по небосклону. Что это было за путешествие?

2. Основатель сикхизма Гуру Нанак однажды попал в Мекку. Там он сидел и отдыхал, вытянув ноги в сторону священного камня Кааба. К нему подошел мусульманин и сказал, что так сидеть нельзя, это проявление неуважения. Потому что камень священный и в нем, якобы, находится Бог. Гуру Нанак что-то ответил, и мусульманин в смущении удалился. Что ответил Гуру Нанак?

3. Писатель Иван Гончаров, путешествовавший на фрегате «Паллада», так писал про этот плод. «Попробовал — не понравилось мне: пресно, отчасти сладко, но вяло и приторно, вкус мучнистый, похоже немного и на картофель, и на дыню, только не так сладко, как дыня, и без аромата или со своим собственным, каким-то грубоватым букетом. Это скорее овощ, нежели плод, и между плодами он — выскочка». Что за плод описывал писатель?

Напряженное обсуждение

Проверили себя? А вот и ответы. 1. Путешествие финикийцев из Египта вокруг Африки, 2. Покажи мне, брат, ту сторону, в которой Бога нет, 3. Банан

В итоге со счетом 5:6 выиграли телезрители. Но главный приз — книгу «Тревел-журналистика» и хрустального осьминога (крошечную бутылку джина) — знатоки всё же получили. Приз достался лучшему знатоку — практиканту Михаилу Голованову.

Лучший знаток – Михаил Голованов

< Предыдущая записьСледующая запись >

Чесма: крупнейшая морская победа России.

Пролог

Чесменское сражение. Художник Я.Ф.Хаккерт, 1771 г.

Ноябрь 1764 года. В порту Ливорно на севере Италии бросил якорь фрегат «Надежда Благополучия». С собой он привёз чугун, тульские пряники, самовары. Фрегат под российским торговым флагом, с наглухо скрытыми 34 орудиями, постоял с полгода, забрал груз макарон, пряностей, чего-то еще… и отправился в обратный путь. Для всего мира это непримечательное событие – ну, подумаешь, фрегат прибыл с товарами — уже вовсю ведётся торговля с Новым Светом!.. Но для Российской империи того времени это событие было совсем не обыденным. Дело в том, что русские корабли дальше Балтийского моря ещё не ходили — за исключением, разве что, корабля «Арманд», который прибыл в 1717 году в Далмацию для «начала сношения с южными славянами»… А тут боевой фрегат, возглавляемый капитаном 1‑го ранга Ф.С.Плещеевым, пусть и под торговым флагом. Официально цель экспедиции — установление торговых отношений морем. Фрегат был зафрахтован паевым обществом Тульского купца Васильева; примечательно, что в составе пайщиков общества числилась сама императрица Екатерина II.

Императрица Екатерина Великая. 1780‑е гг.

Истинной целью этой экспедиции было проведение разведки морского пути, закупки морских карт, изучение акваторий и возможных мест стоянки. Дело в том, что в то время Россия вела приготовления к войне с Османской империей, но имела только Балтийский флот: Чёрное море всё ещё оставалось в руках турок.

На случай боевых действий готовился план, масштабы которого даже сегодня трудно оценить, но и тогда это была настоящая авантюрна. План разработали братья Алексей и Григорий Орловы, а его сутью было намерение «поджечь Османскую империю со всех сторон». То есть с одной стороны — наземная операция на юге Балкан, а с другой — отправка Балтийского флота вокруг Европы в Средиземное море. Далее планировалось высадить десант в Морее (так тогда назывался полуостров Пелопоннес) и поднять восстание православных народов против угнетателей-османов. Флот должен был поддержать восстание боевыми действиями с моря.

Все просто…  кроме одного. Флот в то время, по выражению императрицы, был «больше похож на флот для ловли сельди», чем на боевую силу. Да и дальше Балтийского моря наши корабли не ходили.

Вот поэтому-то и отправился военный фрегат на Средиземное море. Место его стоянки – порт Ливорно — было выбрано не случайно. Во-первых, в этом городе толерантно относились ко всем иноземцам и иноверцам; во-вторых, именно в Ливорно обосновал свой штаб граф Алексей Орлов, брат фаворита Екатерины Григория Орлова. Сюда со всей Европы стекалась разведывательная информация о состоянии турецкой армии, о настроениях среди греков — в общем, всё, что нужно было для осуществления задуманной авантюры. Алексей Орлов, официально находясь в Ливорно на лечении, жил на широкую ногу: содержал свой театр, давал маскарады и балы, то есть вёл светский образ жизни того времени. Хотя министерство иностранных дел того времени во главе с графом Никитой Паниным очень ревниво относилось к расходам на «дипломатическую» деятельность члена Тайного совета графа Алексея Орлова. Что поделаешь, в России всегда была ревность между смежными министерствами и ведомствами…

Братья Алексей и Григорий Орловы. Художник Ж.-Л. де Велли, 1770‑е гг.

По морю в Морею

И вот час «Ч» настал. Султан Мустафа III, подогреваемый французской дипломатией, объявил войну России. Повод был формальный – случайный набег казаков на селение, входившее в Османскую империю, но так или иначе в 1768 году боевые действия начались.

Султан Мустафа III

После достаточно бурных споров Екатерина II решила отправить десант и оружие в Грецию морем – как это и предусматривалось планом братьев Орловых. Учли опыт плавания фрегата «Надежда Благополучия» — назначенные в дальнее плавание корабли почти семь месяцев обивали войлоком и ещё одним рядом дубовых досок, «дабы черви морские из южных морей не проели корпус». Первую Архипелагскую экспедицию возглавил адмирал Спиридов. Ему были даны все полномочия, офицерам и матросам выплачено жалование за четыре месяца вперёд, и 18 июля 1769 года (здесь и далее все даты по старому стилю) флот «о семи кораблях, одного бомбардирского, одного фрегата, четырёх пинков, двух пакетботов и трёх гальетов» вышел в море.

Адмирал Г.А.Спиридов

Путешествие из Кронштадта в Морею  — это, пожалуй, тема отдельной истории. Оно продолжалось более девяти месяцев — втрое дольше, чем плавание фрегата «Надежда Благополучия». Из 15 судов ровно треть не дошла даже до Англии, а у Порт-Магона (Маона в современном написании) на острове Менорка в Средиземном море из своей эскадры Спиридов увидел лишь четыре линейных корабля и четыре фрегата. Сам адмирал на своем флагманском «Евстафии» пришёл 18 ноября 1769 года первым, но потом в течение нескольких месяцев приходилось поджидать отставшие и чинившиеся суда.

За первые же два месяца плавания (и притом сравнительно тёплых месяца — от конца июля до конца сентября) Спиридов потерял сто человек умершими и около 500 тяжело больными. Только во время остановки в английском порту Гулль (Халл), то есть за три недели с небольшим, умерло еще 83 человека.

Состав экспедиции был интернациональным: к английским и датским офицерам в Копенгагене прибавилось 700 датских матросов — взамен умерших или заболевших. Из русских матросов много было бывших крестьян из глубинки: Тверской, Орловской губернии, никогда до поступления на службу не видевших моря.

Мы не будем здесь останавливаться на быте тогдашних моряков, в качестве примера приведём только один интересный факт. Для того, чтобы бороться с цингой, использовалось так называемое «еловое пиво» — водка, настоянная на еловом сусле (известный сегодня английский рецепт одноимённого напитка несколько отличается от нашего). Заметим, что дело происходило ещё до похода Кука, а ведь, как известно, именно там было определено, что причиной цинги является нехватка витамина С!

Русская эскадра у берегов Катании на Средиземном море в 1770 г. Художник Якоб Филипп Хаккерт

Андреевский флаг в Архипелаге

К весне 1770 года флот прибыл к берегам Мореи. Почти сразу же был взят стратегический порт – Наварин. На волне всеобщего ликования греки и русский десант во главе с майором графом Долгоруким брали одно поселение за другим. Казалось, партия Орловых может праздновать победу – план удается. Турки не ожидали прихода русской эскадры, считая это бреднями, и потому удар с тыла застал их врасплох… Но греки оказались ненадежными союзниками. Не готовые к настоящим боевым действиям и боясь за свои семьи, они отступили, как только на полуострове появились османские янычары. Сказалась также нехватка оружия и боеприпасов. И теперь уже завистники партии Орловых могли потирать руки…

Однако произошло ещё одно событие. Через полгода вслед за первой экспедицией была выслана вторая. Она состояла из пяти кораблей, двух фрегатов и двух транспортов с десантом. Возглавлял её шотландец на службе у российской короны – контр-адмирал Эльфинстон. В то время Британия считалась союзницей Российской империи и всячески помогала ей в борьбе с турками – ведь это вредило Франции, так как ослабляло влияние последней на Османскую империю. Эльфинстон получил от императрицы грамоту на крейсирование акватории противника, а точнее, разрешение на корсарство или, по-другому, пиратство.

Так вот Эльфинстон, преисполненный желания заработать (читай пограбить), только войдя в воды Средиземного моря и узнав, что где-то рядом стоит турецкий флот, спешно высадил десант и отправился на поиски противника. Через несколько дней он нагнал 15 вражеских кораблей и сходу бросился в бой.

В истории всегда есть место настоящим героям. Их все знают, их славят, они обычно наделены всеми положительными качествами: мужеством, отвагой, преданностью в деле служения Родине и далее по списку. Но иногда и жажда наживы вкупе с тщеславием могут являться мотивом для совершения подвига. Эльфинстон никак не соответствовал представлениям о настоящем герое и был полной противоположностью осторожному и ревностному служаке Спиридову. По словам Екатерины Великой, он «принадлежал к той категории людей, которая повинуется первому порыву и не думает о последствиях». Франт, гуляка, отчаянный и дерзкий, жаждущий славы, денег и приключений. Но, наверное, именно его безрассудный поступок (а можно сказать, и подвиг) положил начало цепочки событий, которые в итоге привели к Чесменской виктории.

Контр-адмирал Джон Эльфинстон

Итак, Эльфинстон с отрядом из пяти кораблей бросился в бой с эскадрой, численно втрое его превышающей. И каково же было его удивление, когда противник уклонился от решающей схватки и предпочёл отойти. Точнее, наступил полный штиль, и турки отбуксировали свои корабли гребными судами подальше от отчаянных русских. Они приняли эскадру Эльфинстона за авангардный отряд Российского флота и подумали, что если 5 линейных кораблей — это лишь авангард, то каков же тогда ВЕСЬ флот!

Высаженный Эльфинстоном десант соединился с основными силами, но положение повстанцев и русских войск к этому моменту было уже хуже некуда. Противостоять наступлению турок на суше союзники не могли – приходилось отступать и срочно готовить эвакуацию местных жителей и десанта на корабли. Положение партии Орлова можно охарактеризовать как полный провал замыслов. И тут ещё выясняется, что выскочка-шотландец своим безумным поступком может либо погубить вверенный ему и так необходимый Спиридову флот, либо стать героем! И если последнее, то всю славу он заберёт себе. Поэтому Спиридов срочно отбывает на поиски эскадры Эльфинстона для воссоединения с ним и ведения совместных действий. Орлов с кораблем «Три Иерарха», фрегатом «Надежда Благополучия» и посыльным судном «Почтальон» ещё задерживается в Морее для эвакуации мирного населения. Но порт Наварин уже взорван и сдан османам.

Владения Турции в Эгейском море были сильно укреплены. Эта цитадель была возведена в Чесме (Чешме) ещё в 1508 г. Фото: Сергей Апрелев

Две российские эскадры воссоединяются 22 мая 1770 года. Между Свиридовым и Эльфинстоном происходит размолвка. Спиридов, основываясь на мандате, выданном Екатериной, считает себя главой всей экспедиции и требует подчинения от Эльфинстона. Однако тот, основываясь на таком же мандате императрицы, считает себя абсолютно самостоятельным в выборе действий. Так бы и спорили между собой адмиралы, если бы вскоре не прибыл генерал-аншеф граф Орлов со своим уже мандатом от Екатерины II и правом поднятия «кайзер-флага». «Кайзер-флаг» означал, что поднявший его имеет полномочия наместника императорской власти. Таким образом, главным, принимающим и отвечающим за все действия на море, стал сухопутный офицер, кавалерист граф Алексей Григорьевич Орлов. Партия Орловых получила ещё один шанс.

Генерал-аншеф граф Алексей Орлов

День первый: Хиосский бой

О движении турецкого флота стало известно, что он сосредоточился недалеко от острова Хиос. На собрании офицеров было принято решение атаковать флот неприятеля, по силе всё ещё превосходивший российский.

Чесменский бой. Художник И.К.Айвазовский

Тактика морского боя того времени не предусматривала экстраординарных решений. Корабли выстраивались в линию (отсюда и произошло называние класса кораблей — «линейные») и либо шли параллельными курсами и палили друг в друга, либо становились на якоря друг против друга и так же палили что есть мочи и умения. Понятно, что в таких условиях выигрывал тот, у кого больше пушек или кто более метко стреляет. Так считали многие адмиралы, в том числе и турецкий капудан-паша Ибрагим Хюсамеддин. Он докладывал султану: «Флот ваш велик, и мы будем драться до последнего, и что если каждый турецкий корабль сойдется к каждым русским и подожжётся, то ещё останется столько же… Флот Османский непобедим!» Но правила линейного боя не были прописаны в уставе флота российского, и потому наши адмиралы от применения обязательной для других флотов тактики были освобождены. Российскому флоту больше импонировал завет Петра Великого: «увидел неприятеля – ввязался в бой, а там посмотрим». Но османы об этом ещё не знали.

Старинный рисунок — схема боя в Хиосском проливе

И мы, и турки предполагали, что флот султана вдвое, а то и втрое превосходил российский — и по числу кораблей, и по числу пушек. Поскольку капудан-паша Хюсамеддин был трусоватым человеком, фактически флотом командовал Гассан (точнее, Гази Хасан Паша). Храбрый и опытный моряк, он много лет провёл в Алжире и потому имел прозвище Джезаирлы (Алжирец). Гассан решил сразиться с русскими в проливе между островом Хиос и малоазийским берегом. Капудан-паша вследствие напавшего на него страха съехал на берег, заявив, что должен инспектировать береговые батареи. По данным нашей разведки, передовая линия турок состояла из десяти самых мощных кораблей. Вторая линия включала семь линейных кораблей, две 50-пушечные каравеллы и два 40-пушечных фрегата.

Джезаирлы Гази Хасан Паша. По легенде, бывший алжирский пират повсюду водил с собой ручного льва

Русский флот получил очень удачный для себя ветер, и по представленному контр-адмиралом Самуилом Грейгом плану было решено поставить напротив турецкого флота бомбардирский корабль «Гром» во главе с «арапом Петра Великого» — будущим дедушкой А.С.Пушкина Ганнибалом. Ему ставилась задача обстреливать врага из тяжёлых орудий зажигательными снарядами. Кораблям же предписывалось «в линии баталии» группами по три атаковать как главную цель — флагманский корабль неприятеля, а также другие цели, подходя к турецкой линии на «ружейный» выстрел по боковому ветру под углом к неприятелю. После атаки им надлежало отойти, а затем вновь атаковать – до тех пор, пока неприятель не будет потоплен.

Адмирал С.К.Грейг

Так 25 июня 1770 года и началось это великое для Российского флота сражение.  Оплошность, а точнее, незнание местных глубин, заставила «Европу» — первый корабль из «боевой троицы» — отвернуть от намеченного пути, что вызвало негодование со стороны Спиридова, чуть не разжаловавшего капитана этого судна Ф.Клокачёва в рядовые. «Европа» совершила маневр и снова стала в боевой строй, но это привело в замешательство флагманский корабль «Св. Евстафий Плакида», который не смог справиться с поворотом и сцепился бушпритом с флагманским 84-пушечным кораблём неприятеля. Начался абордаж. В те времена на каждом боевом корабле был свой оркестр. И пока шел бой, оркестр играл! Что он исполнял, неизвестно, но так хотелось бы это представить! Кругом дым от пороха, лязг сабель и оркестр, что-то играющий на капитанском мостике. Мне почему-то приходят в сравнение кадры из фильма «тот самый Мюнхаузен» — драка, а теперь музыка!.. Рукопашный бой шёл с переменным успехом, и точно неизвестно кто загорелся первым, но горящий рей с грот-мачты османского флагмана упал в крюйт-камеру «Евстафия»… Первым взорвался русский корабль, а вслед за ним взлетел на воздух и турок.

66-пушечный корабль «Св. Евстафий Плакида» (модель, выполненная А.Сидоровым ‑www.shipmodel.ru)

За несколько мгновений до взрыва флагманский «Евстафий» успели покинуть адмирал Спиридов и младший брат Алексея Орлова Василий Орлов. Капитана «Евстафия» Александра Круза взрывной волной отбросило далеко от корабля. Характерный для того времени факт: офицеры, уходя в бой, обычно брали с собой всё своё золото и драгоценности. И оказавшийся в воде Круз начал тонуть – его камзол был набит золотыми монетами, тянувшими его ко дну. Чтобы выжить, капитану пришлось освободится от ценного груза. Но на этом его злоключения не закончилось. Датчанин по национальности, Александр Иванович Круз был очень строг и даже жесток по отношению к нижним чинам. Те его, конечно же, не любили. И находившиеся в шлюпке матросы, увидев в воде ненавистного Круза, даже пытались потопить его веслом. Его спасло лишь обещание больше никогда не наказывать матросов: матросы сжалились и подняли капитана в шлюпку.

Капитан А.И.Круз

На «Евстафии» погибло, по официальным данным, 507 человек, в том числе 34 офицера, спаслось 58 человек. Всего же русские в тот день потеряли убитыми 523 человека. Есть сведения, что вместе с вражеским флагманским кораблём ушла на дно вся османская «флотская касса». Так это или нет, точно неизвестно,  но кассу пока никто ещё не нашёл…

Бой в Хиосском проливе, фрагмент картины художника П.-Ж.Волэра, 1771 г. На переднем плане пакетбот «Почтальон», за ним – фрегаты «Надежда Благополучия» и «Св. Николай». В центре на заднем плане – турецкие корабли, догорающий остов «Евстафия» и 66-пушечный корабль «Три Святителя»

Турецкому командующему Гассану удалось спастись, но управление его флотом нарушилось. Боевой пыл османов угас — то ли их деморализовала гибель флагманского корабля, то ли капитаны турецких кораблей (а по национальности почти все они были греками) просто не хотели воевать… Так или иначе, но что-то заставило турок прекратить бой и уйти в хорошо защищённую Чесменскую бухту.

День второй: виктория!

Османы справедливо полагали, что русский флот не сможет войти в бухту, прикрытую с двух сторон береговыми батареями, и потому были достаточно спокойны. По их мнению, сражение закончилось. Новых атак они не ожидали и жестоко поплатились за свою беспечность.

План блокады Чесменской бухты русским флотом

Наоборот, русские считали, что главная битва ещё впереди. На очередном совете у генерал-аншефа графа Орлова был принят план дальнейших действий. Решили поставить против каждой батареи по кораблю для «отвлечения» и заблокировать Чесменскую бухту основными силами флота. Бомбардирскому кораблю «Гром» поручалось обстреливать турок бранскугелями, а затем под прикрытием огня линейных кораблей пустить на турецкий флот четыре брандера, подготовкой которых занимался капитан Ганнибал ещё с утра прошлого дня. Задача брандеров — сцепится с неприятелем и поджечь кого только возможно. Были отобраны добровольцы — четверо из числа лейтенантов и мичманов, а также из нижних чинов для команд брандеров и шлюпок, которым при необходимости предстояло эти брандеры транспортировать.

Сигнал к атаке прозвучал в 11 часов вечера. В первом часу ночи корабль «Европа» приблизился к турецкому флоту и начал артиллерийскую перестрелку. Вот как описывает начавшееся сражение историк Е.Тарле:

«Европа» должна была отвечать и флоту и береговой батарее, что она и делала некоторое время с полным успехом одна, но уже в течение приблизительно получаса к ней на подмогу подошли «Ростислав», затем «Не тронь меня» и два фрегата. Эти четыре судна окончательно заперли выход из бухты и вместе с тем в огромной степени усилили огонь «Европы» по флоту и по берегу. А во втором часу ночи постепенно к месту артиллерийского боя подтянулся и весь русский линейный флот. Во втором часу ночи, в разгар сражения, русский бомбардирский корабль очень удачно поджёг турецкий корабль, на котором обрушилась его собственная пылающая грот-стеньга. И в этот момент Грейг дал приказ брандерам выступить.

Панорама «истребления Оттоманского флота эскадрой российской» в ночь на 26 июля 1770 г.

Начало действий отряда брандеров было неудачно. Капитан-лейтенант Дугдэль на всех парусах шёл к турецкому линейному кораблю, с которым хотел сцепиться и поджечь его, но ему не пришлось добраться до цели: две турецкие галеры встретили его по пути и напали на него. Дугдэль поджёг немедленно свой брандер, а сам выбросился вместе с командой за борт, и они вплавь достигли русской шлюпки. Горящий брандер затонул. Вторым после брандера Дугдэля шёл брандер Мекензи. Этому брандеру удалось, правда, дойти до цели, по его действия были бесполезны, потому что корабль, с которым он сцепился, уже горел, зажжённый искрами и горящими головешками с соседнего пылающего турецкого корабля.

Третьим брандером командовал блестящий моряк, храбрец, лейтенант Ильин. Когда русские брандеры стали приближаться к турецкому флоту, то по признанию самого Гассана-паши (рассказавшего это барону Тотту), турки убеждены были сначала, что это русские перебежчики, идущие добровольно сдаваться. И турки «молились о благополучном прибытии (русских судов — Е.Т.), в то же время твёрдо решив заковать в кандалы (русский — Е.Т.) экипаж и уже предвкушая удовольствие повести их с триумфом в Константинополь».

Эта курьёзная, нелепая ошибка помогла командирам двух брандеров, Ильину и Мекензи, превосходно выполнить свое дело. Ильин подошёл к турецкому кораблю, ещё совершенно целому, приткнулся к нему бортом и зажёг его.

Современный вид на место знаменитой битвы — бухту Чешме. Фото: Сергей Апрелев

Четвертому брандеру (князя Гагарина) тоже не нашлось уже работы (как и брандеру Мекензи); турецкий флот пылал уже почти весь, подожженный русскими снарядами с судов. Пожар в течение последнего часа боя, то есть после двух часов ночи, быстро пожирал одни турецкий корабль за другим. Гассану не удалось вывести свои суда подальше от бушующего огня. К несчастью для турок, наступил вдруг полный штиль, и паруса бессильно повисли на реях. Флот турок погиб без остатка.

Попытка Грейга взять в плен два уцелевших было корабля увенчалась лишь частичным успехом: один из этих кораблей, когда его уже вели на буксире к русской эскадре, загорелся от попавших в него горящих головешек; другой корабль, «Родос», благополучно был доставлен и вошёл в состав русского флота.

Модель линейного корабля «Родос», захваченного русскими моряками в Чесменской бухте. Модель изготовлена по натурному образцу на острове Парос вскоре после сражения. Во всяком случае, так значится в подписи к этому экспонату, находящемуся в экспозиции Центрального Военно-морского музея в Санкт-Петербурге. Правда, есть версия, что на самом деле эта модель другого трофея – корабля «Леонтий Мученик», взятого у турок под Очаковом в июне 1788 г.

После 3 часов ночи русские уже не стреляли, а только издали наблюдали бушующую огненную стихию и слушали последующие оглушительные взрывы, когда неприятельские суда (или точнее, их палубы) одно за другим взлетали на воздух, а затем погружались в пучину. Несколько мелких турецких судов, спасшихся от огня, были забраны русскими».

Турецкий флот горел. Нет, не просто горел – полыхал! Это была замечательная виктория. Флота Блистательной Порты больше не существовало. Считается, что турки потеряли убитыми более 10 000 человек. Вся Чесменская бухта была просто завалена остовами сгоревших судом и телами погибших моряков. Город заполнил тошнотворный смрад разлагавшихся трупов.

Памятник турецким морякам, погибшим в Чесменском сражении. Раньше он был установлен на берегу бухты в Чешме, но позже перевезён в Стамбул и ныне находится во дворе морского музея. Фото: Сергей Балакин

Итоги

Чесменское сражение оказало большое влияние на дальнейший ход Русско-турецкой войны. Этой победой Российский флот обеспечил себе господство на Восточном Средиземноморье на весь период боевых действий вплоть до 1774 года. Русским морякам удалось серьёзно нарушить турецкие коммуникации в Архипелаге и установить эффективную блокаду Дарданелл.  Греки охотно шли «под российскую корону», и из освобождённых островов даже была образована Великая Архипелагкская губерния со столицей Ауза на острове Парос.

Граф А.Г.Орлов среди местного населения греческих островов. Картина неизв. художника

Разгром турецкого флота при Чесме стал важнейшей стратегической и геополитической победой России. Именно тогда наша страна впервые заявила о себе как о великой морской державе. И заставила считаться с собой всех европейских монархов.

В Петербурге о Чесменском сражении стало известно только через два с лишним месяца — в начале сентября. Императорский двор ликовал. Торжества по случаю одержанной победы продолжались несколько дней. Екатерина II дала большой бал, по вечерам небо столицы озарялось фейерверками.

Аллегория победы Екатерины II над турками. Художник Стефано Торелли

В память о Чесменской победе была выбита медаль, которой награждались все участники сражения. Граф А.Г.Орлов был удостоен ордена Св.Георгия 1‑й степени и получил почётное добавление к своей фамилии Чесменский; адмирал Г.А.Спиридов получил высшую награду Российской империи – орден Св.Андрея Первозванного; контр-адмирал С.К.Грейг — орден Св.Георгия 2‑й степени, давший ему право на потомственное русское дворянство.

По указанию Екатерины II «в память сожжения при Чесме турецкого флота» была отчеканена медаль с лаконичной надписью: «Был». Ею наградили всех участников сражения

Эхо Чесменского грома. Существует легенда, которая гласит, что при написании картины сожжения турецкого флота художник Якоб Филипп Хаккерт поначалу допустил ряд неточностей, которые объяснил тем, что ему никогда не приходилось видеть горящее судно. И тогда по приказанию императрицы Екатерины II в Италии, на рейде порта Ливорно, на глазах у художника был взорван один из русских кораблей. Выражаясь современным языком, это был великолепный пиар-ход: русская императрица вновь заставила говорить Европу о блистательной победе Российского флота. Расточительность русского правительства, не пожалевшего «ради искусства» боевого судна, поразила многих современников.

Чесменское сражение. Художник Я.Ф.Хаккерт, 1771 г.

Публикуется по материалам журнала «!OCEAN». Еще больше о Чесменском сражении по ссылке.

Кругосветка «Паллады». День 17. Вытянули канат, но упустили рыбу

Воскресенье. На зарядку и поднятие флага можно не вставать. Есть возможность поспать лишних полчаса, а то и час.

Выходной на «Палладе» посвящен стирке и уборке. Курсанты вынесли тропические робы на палубу и драили их шваброй. Развели в бочке стиральный порошок, брызгали друг в друга водой из шланга, развешивали отжатые рубахи на леерах.

Я спустился в «боцманат», где жили члены палубной команды, и постирал одежду в стиральной машине. Представил, что еще месяц пути, и тоже начну чистить одежду шваброй. На судне одежда потеет и пачкается быстро. Только примешь душ, наденешь свежую футболку — дзынь, дзынь — «приготовиться к парусному авралу».

Чистить рабочую одежду лучше шваброй

Практикант Сергей Косарев отправился на рыбалку. Он давно о ней мечтал, и раз мы шли под парусами, такая возможность появилась, так как леска не намотается на винт. Это называется троллинг: бросаешь наживку и тянешь за собой. Рыба реагирует на движение наживки и попадается. Интернет-тролли занимаются тем же. Потому так и называются, а не в честь норвежских троллей.

У Сергея была пара фирменных приманок: сверкающая рыбка и цветной кальмар с нарисованными удивленными глазами. Пожалуй, на такую наживку можно поймать огромного тунца или марлина. Целая компания курсантов с интересом наблюдала за рыбалкой. Один раз рыба клюнула, но сорвалась.

Тут по случаю выходного объявили чемпионат по перетягиванию каната. Сергей попросил жену присмотреть за снастью, и пошёл готовиться к соревнованиям. В нашей команде Сергей был самым крупным, нашей козырной картой. Среди практикантов оказалось только пять мужчин, а в команде должно быть шесть. Позвали на помощь видеооператора Евгения Тюнина, интеллигентного парня в очках. На судне все занимались спортом, и Евгений тоже. Так что шансы у нас были.

На палубу вынесли канат: толстый, похожий на хищного волосатого удава. Такой даже на руки было тяжело поднять. Расчертили мелом турнирную таблицу: пять команд от морских учебных заведений и одна наша, практикантская. Руководил соревнованиями капитан Николай Зорченко.

Канат был похож на удава

Первыми против нас вышли курсанты второй смены Дальрыбвтуза.

— Команды готовы? — крикнул Зорченко.

— Готовы! — прорычали мы. Я стоял первым в качестве капитана команды, напрягал бицепсы. За мной выстроились пять богатырей, один другого старше. Сердце колотилось от волнения. С курсантской стороны собрались не чахоточные юноши, а рослые молодые качки. Полгода в море, каждый день парусные авралы, по вечерам штанга и гиря.

Не чахоточные юноши, а рослые качки

Потянули, уперлись, напряглись. И первый раунд мы выиграли, хоть и с трудом. Публика зашумела в азарте: в практикантов мало кто верил, не было ещё на «Палладе», чтобы «туристы» курсантов победили. Но это только начало. Курсанты восстанавливались быстро, другое дело мы — спортсмены «кому за сорок».

Во втором раунде проиграли. Наш главный силач Сергей Косарев встал на край каната, его мотнуло, стукнуло головой о металлическую дверь, он запутался в канате, и в итоге — ничья 1:1.

Теперь или выиграем, или вылетим из соревнований с позором.

Попадали на палубу как кегли

— Канат тянуть — не с лекциями выступать. Тут думать нужно! — усмехнулся капитан Зорченко, намекая, что я на днях рассказывал курсантам о своих путешествиях и подвигах, а сам канат в руках еле держу.

Начался третий раунд. Мы решили, что не будем дергать, кричать «раз-раз». На это сил не хватит. Наша тактика такая: уперлись двумя ногами, потянули, пошли. Снова уперлись, отдохнули, пошли.

— Давай! Давай! — кричали наши девушки.

Курсанты отчаянно рвались, как попавший на удочку кашалот, но мы не сдавались, упорно тянули. И в итоге прошли в следующий тур. Упали на палубу как кегли, совершенно обессиленные.

Тянем, тянем…

Но перед нами следующая команда, сильнее предыдущей. Первая смена курсантов Дальрыбвтуза. Они тоже победили соперников: мышцы бугрились, в глазах сверкал молодой задор.

— Команды готовы?

Начали! Тянем, тянем. И, как в сказке — вытянуть не можем. А позвать на помощь некого. Напрягались изо-всех сил, подошвы скользили по палубе, оператор Евгений от усталости повис на канате, я споткнулся и упал.

— Вставай! — заорал мне в лицо кто-то из зрителей. С трудом поднялся на ноги и потянул. Хорошо, что соперники с той стороны каната тоже все попадали. И мы всё-таки вытащили.

А во второй схватке мы даже опомниться не успели. Хлоп — и проиграли. Расслабились. И устали очень. Значит будет третья схватка. Если победим, выйдем в финал. Если нет, можем рассчитывать на добродушное похлопывание по плечу: «Ну, ничего-ничего. Главное — участие».

Да, за сорок. Но ведь еще не восемьдесят!

— Только победа! — стонал Роман Маричев, пытаясь встать с палубы.

Третий раунд. Потянули изо-всех сил. Зрители вопили, мы хрипели. У меня страшно болели икры и спина, были ободраны руки, в голове шумел туман. Кажется выиграли! Повалились на палубу без сознания. Вышли в финал, но сил на новую схватку уже не осталось.

Против нас выстроились чемпионы из Владивостока. Учащиеся рыбохозяйственного колледжа. Огромные, дружные, боевитые и уже отдохнувшие. Они провели четыре схватки, все выиграли. А у нас сейчас начнется седьмая. Мы как пойманные рыбы лежали на палубе, разевали рты, пытаясь отдышаться.

— Команды готовы? — безжалостно призвал Зорченко. Встали, поплелись на старт, повисли на канате.

Канат тянуть, не с лекциями выступать. Тут думать нужно!

Будто в винную пробку впился штопор и рывком выдернул из бутылки — бумц! — с таким звуком и мы повалились на палубу, измученные и честно заслужившие серебряную медаль.

— Сергей! Сергей! Там твоя рыба сорвалась, — прибежала Светлана, жена Сергея. В отсутствие рыбака, морское чудовище не меньше метра в длину долго боролось со снастью, но в итоге перегрызло металл и ушло в глубину, забрав с собой цветного кальмара с удивленными глазами. Обидно, конечно. Зато за второе место нам был положен съедобный приз — коробка с грушами и конфетами.

— Поздравляю. Не ожидал! — крепко пожал мне руку капитан Зорченко. Сам он прекрасный спортсмен и уважает честный бой.

На судне я слышал байку, будто в одном из переходов что-то не поделили курсанты с Камчатки и Владивостока. Начали драться. Капитан выволок их на палубу и вручил боксерские перчатки. Хотите драться — деритесь как мужчины. Огородили ринг. Капитан вышел в качестве рефери весь в белом. Объявил начало схватки. Бой разгорелся нешуточный. На палубе собрались все курсанты, висели на леерах и вантах. Кто-то кричал: «Убей его! Убей!» Началась всеобщая потасовка, в которой случайно досталось и капитану. В порт захода в Южной Корее прославленный капитан пришел с синяком под глазом. Ему предлагали замазать синяк тональным кремом, но капитан гордо отказался. А боксерских турниров с тех пор на «Палладе» не проводили.

Я спросил у Николая Кузьмича: правда ли это? Но он подтвердил лишь то, что боксерские поединки были. Всё остальное — выдумки.

< Предыдущая записьСледующая запись >

Русский монстр напугал финских пограничников

Что это такое по классификации судов? Неужели настоящая ладья?

«Змей Горыныч» — настоящая древнерусская ладья новгородско-поморского типа. Построена под руководством карельских мастеров. У неё три головы, хвост и парус змей-горынышный, но это не уменьшило его мореходности и ладейности. Только сделало судно более красивым и единственным в своём роде.

Когда и как пришла в голову идея построить «Горыныча»?

Это идея руководителя Духовно-культурного кремля «Богатырская Слобода» отца Феоктиста. Он решил построить 33 ладьи всех типов: боярские, княжеские, боевые, однодревки, кочи, соймы, насады, набои, струги, рыболовецкие карбасы и баркасы, грузовые беляны, на которых можно будет ходить вокруг Самарской Луки. Это излучина Волги возле Тольятти. В планах были и сказочные ладьи: Рыба-Кит, Жар-Птица, Царевна-Лебедь, чтобы воспитывать детей через древнерусский эпос.

Отец Феоктист задумал построить 33 ладьи. Фото из архива Елены Кулаковой.

В 2015 году удалось организовать Ладейную верфь и построить первую ладью. А уже в следующем году был готов макет «Змея Горыныча», который отец Феоктист сделал из пластилина. Сначала планировали сделать ладью открытой. Длина с хвостом 12 метров, корпус — 9 метров. Из Карелии приехали мастера-кораблестроители — Олег Краснов и Сергей Лёгкий. А с нашей стороны в строительстве участвовал потомственный плотник Илья Инюткин. Мастера заложили киль-матицу, сделали черепные венки, поставили корги-штевни и подняли бортовые доски.

Потом к ним присоединился доброволец Владимир Сушков. На небольшое время приходили разные люди. Всего 7 человек приняло участие. Постоянным строителем был только Илья Александрович.

Какие сложности были во время постройки?

Не было средств. Нечем было платить зарплату мастерам или покупать материалы. Иногда по 8 месяцев был простой из-за нехватки древесины. Работали в зимних условиях, в холоде. Не хватало помощников-добровольцев. Иногда наш плотник один трудился на Ладейной верфи. Печку топил опилками и отходами от раскроенных досок. Тепло было только возле топки, где можно было погреть руки.

Сколько времени строили?

3,5 года ушло на строительство на Ладейной верфи и потом доделывали в течение 4 месяцев похода. Требовалось много терпения, самопожертвования, целеустремлённости. От первой до последней детали всё делали сами, даже баки варили новые по форме и под пространство в хвосте «Змея Горыныча». Оформлять внутренние помещения помогали участники будущей экспедиции, ещё 5 человек.

Сложно ли было получить документы на право выходить в море?

Мы получили документы во Всероссийской федерации парусного спорта (ВФПС), поэтому порт прописки «Змея Горыныча» в Москве. Отец Феоктист является владельцем и капитаном судна по регистру ВФПС, Командором экспедиции.

Может ли ладья идти только под парусом, без двигателя?

На парусе «Змей Горыныч» идёт лучше и быстрее, чем на двигателе, если хороший ветер. У нас был прямой парус и змей-горынышный на гике, придуманный отцом Феоктистом и похожий на парус рыбацкой лодки-куренаса на Куршской косе. Иногда мы шли на двух парусах, иногда использовали один из них.

Фото из архива Елены Кулаковой

Случалось ли переживать шторм? Как это происходило?

В шторма попадали часто: на Волге, на водохранилищах, на больших озёрах и в Балтийском море. Иногда было страшно смотреть на огромные волны. Некоторых наших мореходов укачивало так, что они не могли выйти на палубу. Приготовить пищу в такие моменты было невозможно. Но ладейные изгибы выдержали большую волну, судно отлично справилось с экстремальными условиями. Ни три огромные головы, ни хвост не пострадали за время путешествий.

С нами был пес Варяг. Он обычно находился в носу корабля, но когда начинался шторм, его переводили на корму, либо спускали внутрь в каюты. Во чреве «Змея Горыныча» мы ощущали себя как на подводной лодке или в батискафе, там не было иллюминаторов и окон.

Какие путешествия вы совершили на «Горыныче»?

«Змея Горыныча» спустили на воду в реке Уса в 2018 году. Он катал гостей «Богатырской Слободы» по Усинскому заливу и Волге. Рулевым-кормчим был Илья Инюткин, главный строитель ладьи. Но ладья задумывалась для большого путешествия. Её три головы символизировали трёх варяжских князей Рюрика, Синеуса и Трувора. Поэтому была задумана большая экспедиция «Путь Рюрика».

В 2019 году «Змей Горыныч» отправился в путешествие по сорока одному городу России. Через Усу, Волгу, Рыбинское водохранилище, Шексну, Белое Озеро, Ковжду, Вытегру, Онежское озеро, Свирь, Ладожский канал и Неву. Мы прошли в Кронштадте пограничный контроль и направились в Финляндию. Напугали финских пограничников, они вышли нас встречать на боевом катере, приняв за настоящего морского монстра, об этом много писала зарубежная и наша российская пресса.

Прошли Аландские острова, шли через Швецию, сходили на датский остров Бронхольм, перешли в Копенгаген, потом в Норвегию до Осло, оттуда опять в Швецию, потом в Данию через все берега и острова, далее в Германию на Киль, где нас встречало Российское императорское общество.

В Ростоке ладья приняла участие в международном фестивале «Ганзейские паруса», где «Горыныч» произвел сенсацию. Затем мы пошли на остров Рюген, на Аркону, потом на остров Узедом, далее в Польшу на Волин, где проходил самый крупный фестиваль славянских и викингских реконструкторов.

Фото из архива Елены Кулаковой

В итоге прошли 7 тысяч километров. Самое большое расстояние от берега было 90–120 км. Вернулись в Калининград, где в музее Мирового океана встали на зимнюю стоянку. Путешественник Фёдор Конюхов тоже посетил «Змея Горыныча» и сфотографировался на память.

Как вас принимали в портах?

Мы оповещали порты на подходе, так как не всегда заранее знали место стоянки. Бывало, по три марины обходили, прежде чем находили подходящее место.

Не каждый яхт-клуб соглашался принять «русское чудовище»

Все, кто нам встречался, с радостью приветствовали нас. Махали руками, фотографировали. Некоторые догоняли на катерах и пытались залезть к нам на борт, прямо посреди реки или моря. Корабли приветствовали гудками, и даже поезда гудели, когда мы шли под мостом, по которому двигался поезд. Самолёты подлетали и кружили над нами, разглядывая морское чудище. Во всех портах нас встречали журналисты и простые люди. Заходили на борт, спускались в трюм-чрево, одевались в богатырские доспехи, надевали русские мужские и женские костюмы, просились с нами.

На набережных мы устраивали праздники «Богатырская Силушка». Везли с собой костюмы и реквизит, приобщали детей и взрослых к русской исторической культуре.

Бытовые условия на судне спартанские. Было сложно перенести долгое плавание?

Так и было из-за тесноты и недостроенности, но при этом «Змей Горыныч» казался нам самым удобным и приятным судном. Деревянный исторический корабль радует глаз и сердце особенным чудесным настроением. Трудно было идущим с нами членам Всероссийской организации инвалидов, они шли с нами от города до города по несколько человек в рамках президентского гранта «Под парусами надежды». У кого-то не было ног, и они шли на протезах, кто-то не помещался внутрь и спал на рундуках верхней палубы, кто-то был на коляске. Но они мужественно переносили трудности и во всём нам помогали.

Трудно первые сто дней, а потом срастаешься с «Горынычем» так, что отойдя от него, уже скучаешь и желаешь быстрее вернуться назад. Ладья все время качает тебя, будто ты в детской люльке. На ней в сто раз лучше себя чувствуешь, чем на земле.

На такой ладье трудно первые сто дней. Фото из архива Елены Кулаковой

Есть ли планы новых путешествий?

Сейчас мы готовимся ко второму этапу экспедиции «Путь Рюрика». Строим три новых варяжских ладьи. Этим летом спустим 17-метровую ладью «Великий князь Рюрик». Это будет произведение искусства. Будут и другие: «Великий князь Синеус» и «Великий князь Трувор». Мы выиграли президентский грант и выполняем проект «Возрождение народных ремёсел деревянного судостроения Древней Руси».

Готовы принять волонтеров от 18 лет до 60 лет, которые помогут нам строить корабли. Заодно обучатся традиционному деревянному судостроению и смогут самостоятельно строить такие корабли у себя в городах. Питание трёхразовое, проживание в одном из самых красивых мест национального парка «Самарская Лука». Выдадим древнерусскую форму.

А затем пойдём в новый поход, повторяя поход Рюрика 862 года. Его переселение в Старую Ладогу на княжение по приглашению ильменских словен, веси, кривичей и чуди.

Кто захочет помочь проекту или принять в нем участие, милости просим. Ссылка здесь.

Кругосветка «Паллады». День 16. Черная магия существует

Утром нас разбудил аврал. Ночью ветер утянул парусник в сторону от Маврикия, теперь искать связь бесполезно. До Сингапура ещё месяц в изоляции. Но это хорошая изоляция. Застряли вместе с интересными людьми, у каждого есть чему поучиться.

Я решил, что буду тратить время на что-то полезное: брать интервью у членов команды, снимать видео, ходить на учебу и заниматься спортом. Сочинил ещё одну песню — про дружбу. На судне хорошо пишется. Детский писатель Юрий Парфенов почти не слезал с койки, записывал в ноутбук свежие мысли про паучков и букашек.

Мы с практикантом Романом Маричевым начали посещать занятия по английскому языку, которые вел нигериец Артур Нвабуфо, единственный африканец на судне. Артур учился на моряка в Сингапуре, но не смог оформить нужные морские документы и теперь надеялся получить их в России. Поселился во Владивостоке, женился на русской девушке. А на «Палладе» факультативно преподавал английский язык. Это были не совсем уроки, а скорее разговорный клуб, где можно обсудить любые темы. Артуру нравилось рассуждать о сверхъестественном.

— Верите ли вы в Бога? — спрашивал курсантов Артур. И казалось, вот-вот добавит обращение «братья». Курсанты молчали. Рады бы ответить, но у большинства из них словарного запаса хватало лишь чтобы хмыкнуть на русском: «ну, так…».

— Черная магия существует! — кричал Артур на английском. — Я сам видел, как во время драки в нашем районе один боец не смог проткнуть другого ножом. Потому что тот был заговорен! А вот другой случай… Мой родственник погиб в автокатастрофе, и мы всей семьей ходили к колдуну, чтобы вызвать его дух. Колдун разрезал мне руку до крови… И дух появился!

Курсанты хмурились, то ли не доверяя нигерийцу, то ли из всей его речи поняв лишь слова black magic.

— Как это объяснить, если не существованием демонов? — обратился Артур ко мне.

— Причины могли быть натуральными, — предположил я. — Страх, наркотические благовония, смоченный в наркотиках нож, галлюциногенные грибы.

Но Артур со мной не согласился. Он человек скептического ума и, по его словам, free thinker — независимый мыслитель. А независимую мысль не задушишь сомнениями.

Разговорный клуб Артура Нвабуфо

< Предыдущая записьСледующая запись>

Гданьская верфь

Транзит «Данциг — Гданьск»

Ранее Гданьск был немецким Данцигом, в XII—XVI веках входящим в состав Ганзейского союза городов. Это был независимый и богатый купеческий город с сильными морскими традициями. В 1920 году по итогам I Мировой войны город-государство Данциг оказался под протекторатом Лиги наций, прототипа ООН. Данцигская республика входила в Польский таможенный союз.

Данциг перед началом II Мировой войны

В большинстве жители Данцига были немцами и польское влияние было для них унизительным. Поэтому во время захвата Польши в 1939 году гитлеровскими войсками население города признало германское господство.

Но 30 марта 1945 года Красная Армия приступом взяла Данциг во время Восточно-Померанской операции. Во время штурма город был почти полностью разрушен. В жестоких уличных боях на улицах Гданьска погибло 10 тысяч советских солдат. После войны город передали социалистической Польше. Так немецкий Данциг стал польским Гданьском.

Гданьск в 1945 году

Рождение легендарной верфи

Гданьская судоверфь была создана на руинах немецких верфей. Предприятие отстраивали практически с нуля польские и советские инженеры-кораблестроители. Первое судно Гданьской судоверфи сошло со стапелей уже в 1948. Это был сухогруз «Солдек», первое в послевоенной Польше морское судно. С 1945 года по настоящее время верфь спустила на воду более тысячи балкеров, контейнеровозов, парусников и рыболовецких траулеров. Предприятие процветало, у верфи было множество заказов от стран соцблока и капиталистических соседей. 

Спуск на воду сухогруза «Солдек», 1948 год

В доках Гданьска родились легендарные и любимые нами парусники.

Для Польши построены: 

  • Pogoria («Погория») — 1980 год
  • Dar Młodzieży («Дар молодежи»} —  1982 год
  • Iskra II («Искра II») —  1982 год 
  • Oceania («Океания») —  1985 год

Для Болгарии построена:

  • «Калиакра» — 1984 год

Для СССР построены:

  • Дружба — 1987 год, почти двадцать лет не выходил  в море. Порт приписки — Одесса, Украина.
  • Мир — 1987 год, находится в Большом порту Санкт-Петербурга.
  • Херсонес — 1989 год, стоит у Графской пристани в Севастополе.
  • Паллада — 1989 год, приписана к порту Владивостока. В июне 2020 вернулась из кругосветного плавания.
  • Надежда — 1992  год, порт приписки — Владивосток.

Для Голландии построен:

  • Royal Clipper, закладывался как «Gwarek» — 2001 год 

Но были в жизни Гданьской верфи и черные дни.

Леденящий декабрь 1970 года

В Польше случился экономический кризис. 12 декабря 1970 года правительство заморозило по всей стране заработную плату, сократило поставки продовольствия и повысило цены на продукты на 30%. Народ взбунтовался. 

В Гданьске забастовки переросли в массовые беспорядки и стычки с милицией. Протестным центром города стала Гданьская верфь. Первый секретарь компартии Польши Владислав Гомулка решил, что это государственный переворот и бросил на подавление протестов армию. В ходе столкновений погибли 41 рабочий, два милиционера и один солдат. Среди протестующих был будущий основатель профсоюза «Солидарность» и первый президент Польши Лех Валенса.

Лех Валенса на демонстрации «Солидарности», 24 октября 1980 года

Жестокость расправы над судостроительными имела далеко идущие последствия. Именно во время Гданьской бойни зародилось оппозиционное профсоюзное движение, которое и покончило с социализмом в стране.

Конец рабочей смены, 1980 год

Крах или возрождение?

После перехода к капитализму, Гданьская судоверфь потеряла все заказы. В 1996 году предприятие объявило себя банкротом. Государство было вынуждено спасать легендарную верфь.

Сегодня Гданьская верфь выполняет заказы для немецкой Ulstein Verft. Вместе они строят исследовательский лайнер для проекта Discovery. Это исследовательское судно будет изучать мировой океан и наблюдать за миграцией морских млекопитающих. Рабочие уже собрали палубную надстройку судна. Также верфь участвует в строительстве круизного лайнера по заказу National Geographic. Его создают для туристических путешествий по Арктике и планируют спустить на воду в 2021 году. Первый корабль такого класса построили в Гдыне два года назад. 

National Geographic Endurance, новое судно для полярных экспедиций

Несмотря на это, для крупнейшего в прошлом национального предприятия такие заказы недостаточны. Огромная территория верфи сегодня нарезана на доки и сдается в аренду. Тут соседствуют 20 частных компаний, не считая совсем мелких. Строят и ремонтируют небольшие яхты и катера. 

Вместо докеров хипстеры

В основном территория огромной верфи — это творческое пространство. Тут работают музыкальные клубы, джаз-кафе в металлических контейнерах, музеи. Вдоль цехов, где раньше трудились суровые корабелы, прогуливается праздная молодежь.

Европейский центр солидарности внутри

Рок-фестивали проводятся чаще, чем производственные планерки. Основная продукция верфи теперь не корабли, а ветряки для экологически чистых европейских электростанций. Стремившаяся к европейским ценностям Гданьская верфь достигла успеха. И стала памятником самой себе.

Вид на Гданьскую верфь

Верфь, которой больше нет

Рядом с проходной № 2, у которой Лех Валенса руководил забастовкой, стоят три огромных креста в память о событиях 1970 года. За проходной стоит кирпичный домик, где бастующие рабочие подписывали соглашение с правительством. Слева от проходной высится стилизованный под ржавчину мрачноватый куб здания Европейского центра солидарности. Это музей борьбы с социализмом. 

На крыше центра есть обзорная терраса. На нее можно подняться и увидеть Гданьскую судоверфь — застывшие краны, пустующие цеха и редкие фигуры судостроителей.

Из бетона, но не тонет

Первое железобетонное судно построил французский изобретатель Жозеф Ламбо. Он придумал армобетон — прототип современного железобетона. В 1848 году Ламбо создал первую бетонную лодку и испытал ее на озере Бесс-сюр-Иссоль. А в 1855 году запатентовал свое изобретение. Бетонная лодка стала экспонатом Всемирной выставки. Суденышко хранится в музее провансальского города Бриньоль. 

Бетонная лодка Жозефа Ламбо в музее Бриньоля

Лодка Ламбо работает на принципе закона Архимеда о вытеснении жидкости. На корабль, погруженный в воду, действует выталкивающая сила. Именно благодаря этой силе противодействия на воде держатся деревянные, стальные и бетонные суда. При этом бетонные корабли из-за высокой массы более устойчивы и реже опрокидываются. Но именно вес стал одним из главных минусов таких кораблей: они тихоходны.

Триумф изобретателя Ламбо был недолгим. После Всемирной выставки о его стартапе забыли. Судостроители вернулись к созданию бетонных судов во время I Мировой войны. Участники конфликта нуждались во многочисленном грузовом флоте, а с высококачественной сталью были проблемы. Вот и стали немцы, итальянцы, французы и прочие европейцы отливать бетонные транспортники, танкеры и сухогрузы. Корабли получались дешевле стальных, бесшовные, полностью непроницаемые для агрессивной морской воды и нефтепродуктов.

Американский железобетонный нефтеналивной пароход «Пало-Альто»
(Калифорния, 1920 год)

После II Мировой войны корабелы снова вспомнили о бетонных технологиях. Причина та же — дефицит стали. В СССР бетонные сухогрузы и баржи строили на Свирской, Костромской и Шатиловской верфях. В Западной Германии построили 50 сухогрузов для Северного моря. Корпуса судов выдерживали давление северных льдов и случайные столкновения с противолодочными минами — неприятными сюрпризами минувшей войны.

Танкер «San Pasqual» (Куба)

Из бетона даже построили парусник. Это американская шхуна «Ларинда». Ее отлил житель Бостона Ларри Махан на заднем дворе дома. Прогулочный парусник спустили на воду в 1996 году. Ларри задумал построить самый большой парусник в округе, когда учился в четвертом классе. Повзрослев, Махан не оставил мечту. В 1970 году он начал строить парусную шхуну. Материалом для шхуны Ларри выбрал железобетон. Начались долгие 26 лет создания «Ларинды».

Шхуна «Larinda» Фото: Dennis Jarvis

Бостонцу помогали волонтеры. В проекте поработали около 1000 человек со всей Америки — студенты, соседи, отставные моряки, полицейские. Шхуна получилась длиной 86 футов, около 26 метров. Махан оснастил лодку красными парусами и стал катать на ней туристов. «Ларинда» посетила 19 штатов, семь зарубежных стран. Она служила послом доброй воли на Кубе и участвовала в бостонской парусной регате «Tall Ships 2000». 

28 сентября 2003 года шхуна находилась в гавани Галифакса в Морском музее Атлантики, Ларри готовил судно к отплытию в порт Луненбург в Новой Шотландии. Тогда на восточное побережье США налетел ураган Хуан. Скорость ветра была 140 километров в час. Шквал сорвал со швартовки корвет «Саквилль» и швырнул его на «Ларинду». Шхуна не выдержала тарана и затонула. Все произошло стремительно. Ларри спас лишь судовой журнал. Через две недели Махан поднял парусник со дна и снова поставил в строй. С того времени «Ларинда» работает плавучим рестораном и морским музеем.

Бетонные лодки участвуют в спортивных состязаниях. Так, летом 2017 года Международная регата бетонных каноэ «Betonkanu regatta 2017» прошла в немецком Кёльне. В ней участвовала команда из Московского государственного строительного университета. Наши ребята не победили, но в полуфинал прошли. 

Студенты Лейпцигского технического колледжа (HTWK) заняли первое место в гонке «Betonkanu regatta 2017». © IZB/Sascha Steinbach

От немцев не отстают американские коллеги. В Америке студенты с 70‑х годов XX века ежегодно проводят гонки на бетонных каноэ. Национальный чемпионат США по гонкам на бетонных лодках собирает команды из 200 американских университетов.

Американский студент готовит бетонное каноэ к соревнованиям

Бетонное кораблестроение вполне жизнеспособно. Вот и думаешь: а не взять ли и нам на вооружение бетонную технологию? Уж чего-чего, а бетона у нас хватает. Дешево и прочно, как мы любим.

Туризм на Курилах — это работа

Нельзя отдавать

Когда-то я думал, зачем они нам нужны? Несколько скал в воде. Ну, отдайте японцам, раз так просят. А после того, как побывал там, понял — нельзя отдавать. Курилы — потрясающие острова. Там нетронутая природа, сивучи, котики, каланы. Озера в кратерах вулканов, глубины, в которые никто не погружался, и чудеса, которые мало кто видел.

На острове Итуруп есть водопад Илья Муромец, один из самых больших в России — 141 метр. Он виден с моря. Говорят, что киты приходят к нему чистить в пресной воде тело от налипших рачков.

Или вот Кольцевое озеро — это ах! К нему нужно долго подниматься, но когда поднимешься, усталость как рукой снимает. Представьте кратер вулкана, заполненный водой, а в середине еще один вулкан. Из-за этого озеро выглядит как кольцо, окружностью в 15 километров. Оно еще и самое глубокое на Дальнем Востоке — 264 метра. Находится на острове Онекотан.

Одна проблема — добираться до островов сложно. Местная жизнь как на крайнем севере. Во второй половине июня еще снег на сопках лежит. Туризм на Курилах — не развлечение, а работа.

Не развлечение, а работа.

Комфортабельных лайнеров там нет. Можно пойти на яхте, но это непросто: расстояния большие, то крен, то качка. Но это того стоит, особенно если путешествуешь в компании с учеными-биологами.

Вот так идешь на яхте и видишь группу касаток. И явно там что-то происходит: то ли играют, то ли жрут кого-то. Специалисты-биологи заранее могут определить, где их можно встретить. За десятки лет исследований у них накопился гигантский опыт и район знают отлично.

Говорят: сегодня будут кашалоты. И в этот день мы встречаем 18 штук! Один раз я близко снял кашалота. Его ноздри. В отличие от других китов, у него сросшаяся ноздря, и фонтан он выпускает не вверх, а в сторону. Обычно влево, хотя встречаются и правши.

Я придумал, как снять кашалота под водой. Они кормятся на глубине. Ныряют вертикально вниз на 1 — 1,5 километра и вертикально вверх всплывают. Под водой находятся около сорока минут. Если увидел наклонный фонтан, плывешь на лодке к нему, и кашалот ныряет. Через 40 минут он вынырнет в пределах пятисот метров. После этого минут двадцать не сможет нырнуть снова. Он будет находиться на поверхности и вентилировать легкие. В этот момент можно поплавать вокруг него с камерой.

Не лезь в чужой гарем

Первый раз я оказался на Курилах в составе научной экспедиции. Её руководитель сорок лет изучал поведение сивучей, северных морских львов. Мы снимали фильм о работе ученых. Пятьдесят лет назад популяция сивучей резко сократилась. Причины были неизвестны. Сивуча не добывали, он не очень вкусный и шкура для народного хозяйства бесполезная. В старину местные жители шили из неё каяки, но перестали.

Самки сивуча. Фото: Кирилл Иванов

И вот мы поехали снимать, как изучают сивучей. Сивучи живут в Охотском море. Раз в год приходят на лежбища, где спариваются, а потом туда же приплывают рожать потомство. С конца 70‑х годов животных метят клеймом с буквой и номером. Метят детенышей, пока их можно поймать, взять на руки. Взрослый самец уже весит под тонну. Метки позволяют проследить за миграцией. Выяснилось, что животные преодолевают тысячи километров, плавают на Аляску и обратно.

Существуют заметки столетней давности, что они приходили в то же место. Вокруг лежбища стоят камеры, которые круглый год его снимают. Каждые 20 минут делается снимок. Раз в год камеры нужно обслуживать: проверить состояние защитных боксов, забрать карты памяти, протереть объективы. Потом всю зиму студенты и аспиранты будут изучать снимки.

Эти камеры порой снимают удивительные вещи. Одна была закреплена на скале, на высоте 15 метров. Чтобы туда добраться, нужны альпинистские навыки. Так вот она сняла зимний шторм. Есть фотографии, когда камера под водой. Это не брызги, а масса воды. Вот какие шторма бывают!

Лежбище морских львов. Фото: Кирилл Иванов

Ученые много снимают с квадрокоптера. Потом сшивают снимки и получается лежбище полностью, с хорошей детализацией. Можно всех зверей подсчитать, а самим не ходить, чтобы не пугать их. Взрослые сивучи в панике могут затоптать малышей. Или самка потом не найдет своего детеныша. Морские львы пугливые, а вот котики нет. Готовы любой ценой защитить свои гаремы. Хотя вместо ног у них ласты, котики очень проворные на земле. Мне даже приходилось убегать от них. Есть лежбища, где котики и сивучи вперемешку. Котик меньше размером, но все равно большой — 300 кг. У него острые зубы, может покусать. В воде они ласковые, чуть не мурлыкают. Когда понимают, что опасности нет, становятся общительными до навязчивости. Не отгонишь.

Последний день Райкоке

Мне так захотелось вернуться на Курилы, что в прошлом году я попросился в экспедицию обычным матросом, надеясь, что всё равно буду снимать видео. Мы пошли на остров Райкоке, где было одно из лежбищ. Утром проснулся, выглянул из лодки: снаружи туман и вроде бы снег. Только коричневый. Это сыпался пепел. Лодка вся была покрыта пеплом, оснастка, такелаж. Будто шоколадная.

Лодка будто шоколадная. Фото: Кирилл Иванов

Мы продолжили идти в сторону острова. От воды шел пар. Становилось всё темнее. Пепел из снежинок превратился в град и бил по яхте. Но раскаленным не был. Наоборот, веяло холодом, как от ледника. Мы еще не знали, что ночью случилось извержение. Пеплом засыпало весь остров, и лежбище погибло. Там жила может быть тысяча сивучей. Надеюсь, они успели уйти. Когда мы увидели перед собой остров, то поняли, что идти туда опасно.

Интересно, что сто лет назад на этом острове тоже было сильное извержение. Там стояла промысловая артель, люди погибли. А в этом году, говорят, на остров уже возвращаются птицы. И жизнь начинается заново. Может быть еще на сто лет.

Если вы хотите увидеть красоту Курильских островов не на фото, а лично, как Кирилл, отправляйтесь с нами в парусную экспедицию в конце августа 2020 года!

Чиксы, гюйсы и проблема с молотком

Когда я был школьником, моя бабушка, жена капитана 1‑го ранга, ласково называла меня «абгалдырь». Я воспринимал это как нечто среднее между амбалом и лодырем. Ну, шпала какая-то. А недавно заглянул в морской словарь и узнал значение слова. Оказывается, это металлический прут с крюком на конце, чтобы растаскивать якорные цепи. Иначе говоря, предмет длинный и узкий.

Я вспомнил, что видел этот инструмент на паруснике «Паллада». Думал, просто крючок, но на флоте у каждого предмета, даже незначительного, есть какое-нибудь труднопроизносимое иностранное название.

Представляю вам хит-парад слов, которые вы возможно слышали, но вряд ли точно знаете, что это такое. Ранжировать их по важности я не стал, every word matter.

Аврал — у каждого случается на работе. Происхождение слова английское — over all, то есть «все наверх». Хотя авралы бывают разные, изначально это команда для матросов бежать на палубу и ставить/убирать паруса.

Бак — передняя часть корабля. Тот, кто изучал английский, вряд ли отделается от подозрения, что всё-таки задняя. Нет, слово bak — голландского происхождения и означает «ведро» или «лохань». Это надстройка в передней части корабля, увеличивающая непотопляемость судна. Такое же происхождение и у бака с компотом на камбузе.

Банка — на флоте это мель или скамейка. И то, и другое — некоторая возвышенность, на которую можно сесть. Если банка-мель достаточно глубоко, можно зайти на неё и порыбачить с борта судна, шансы на успех высокие. Банка-скамейка может быть обычной доской в лодке или скамейкой с ножками в столовой. Отсюда слова «банкир» и «банкрот». Сидящим на скамейках ростовщикам-менялам, когда они не могли справиться с обязательствами, скамейку ломали. Иногда об голову. Что было равнозначно отзыву банковской лицензии.

Гюйс — накладной воротник матроса, в последнее время чаще встречающийся в танцевальных шоу, чем на кораблях. От голландского geuzen, что означает «нищий». Так называли кальвинистов, участников антииспанской революции в Нидерландах в XVI‑м веке. Часть повстанцев-«гёзов» воевала на море. Они занимались пиратством, морским разбоем. Их флажок тоже называли «гёзом» или на французский манер «гюйсом». Позже гюйсами стали называть носовые флажки любого судна и похожие на флажок воротники.

Килевание — чистка киля судна от наросших ракушек и водорослей. Для этого судно нужно положить на бок, так чтобы киль показался из воды. Килевание — работа тяжелая, грязная, поэтому одно из самых язвительных ругательств, которое может быть обращено к начинающему моряку или сухопутному гражданину — зелень подкилевая.

Мушкель — большой деревянный молоток вроде киянки. Считается, что происхождение слова голландское. Но возможно оно пришло с востока. В арабском языке слово «мушкеле» означает «проблема». Если вы видите боцмана, грозно приближающегося к вам с таким молотком наперевес, знайте — у вас проблема.

Румб — «…эй на румбе-румбе-румбе так держать!», известная строчка из песни про морского дьявола, Ихтиандра. Это обращение к рулевому за штурвалом. Раньше направление измеряли румбами, их было 32. Но сейчас курс определяют точнее — в градусах. 1 румб примерно равен 11 градусам. 0 румбов — это норд, то есть север. Чтобы было проще представить, курс 8 румбов или 90 градусов, значит идем на восток. Курс 24 румба или 270 градусов, идем на запад.

Чиксы — можно подумать, что речь о девицах, которых ищет моряк, когда есть деньги, а срок увольнения невелик. Но нет, это доски, которые прибивают на мачту, чтобы укрепить на ней салинговую площадку. То есть чикса — это доска. Надо полагать, что моряку, запустившего в оборот это жаргонное словечко, с девицами не везло.

Кругосветка «Паллады». День 15. О важности связи с домом

Ночью меня разбудил практикант Роман Маричев. Он был на ночной вахте на мостике, стоял на руле, учился прокладывать маршрут.

— Подходим к Реюниону, — сказал Роман. — Может будет связь.

Я оделся и выскочил на палубу. Перед нами высился остров в огнях. Именно высился, потому что остров оказался обернутой в туман горой, у подножия которой пристроилась французская колония. Но телефон не заработал. Мы оставались за пределами закрытой 12-мильной зоны, а поймать сигнал на таком расстоянии было трудно.

Разочарованный, я спустился в кубрик и лег спать. Мне приснилось, будто мы пришли в огромный порт, где есть связь, где нам рады, где стоят парусные суда, украшенные разноцветными флагами.

— Есть связь! Есть! — услышал я сквозь сон. Это радовались курсанты на лестнице.

Все высыпали на палубу, держа в руках телефоны. Впервые за две недели появилась возможность позвонить домой или прочитать скопившиеся сообщения.

Все высыпали на палубу, держа в руках телефоны

Сеть то появлялась, то исчезала. В нетерпении я залез на брам-салинговую площадку, надеясь, что сигнал станет сильнее. Интернет заработал почти сразу. За секунду обновились бессмысленные приложения, пришла тонна спама, после чего сотовый оператор сказал «ой» и отключил связь. Лимит на доставку писем оказался исчерпан.

Я так и не смог проверить почту. Другого сеанса связи в ближайший месяц могло не быть. До нового порта назначения осталось 3,5 тысячи морских миль.

Вечером практикантка Ирина Закожурникова выступила перед курсантами с лекцией о работе советской почты во время Великой Отечественной войны. В эпоху, когда не было мессенджеров, бойцы складывали письма треугольниками и отправляли домой. И радовались письмам родных, приходящим на зашифрованный адрес военной части.

Вот и мы так. Иногда в течение дня в дверях кубрика появлялся помощник капитана по радиоэлектронике Василий Мазнинов и приносил распечатанные письма, сложенные пополам. На каждом было подписано имя адресата. Письма приходили на почтовый адрес корабля, а Василий Иванович исполнял роль почтальона. Причем находил получателя где угодно — в коридоре, на палубе, в учебной аудитории.

Ответные письма мы записывали на флешки и шли отправлять в радиорубку. Чтобы не создавать в рубке столпотворения и учитывая необходимость связи с домом, Василий Мазнинов разрешил каждому практиканту приходить отправлять ответ раз в три дня. Поэтому письма мы сочиняли подробные.

Помощник капитана по радиоэлектронике Василий Мазнинов

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 14. Я не вижу ваши кулачки

Утром были занятия по ГМССБ с Сан Санычем Бурениным. Изучали как работают спасательные буи и радиоприемники. ГМССБ — глобальная морская система связи и безопасности. Если будем тонуть, об этом узнают даже в Антарктиде.

Сан Саныч — руководитель практики. Совсем молодой и похож на курсанта. Но серьезный, уже поработал на множестве судов, включая иностранные. Даже горел один раз. Может рассказать почему суда тонут, сколько платят матросам за распил японских машин и как защититься от пиратов.

Наши практиканты отправили на работу подписанные капитаном справки, что не могут высадиться и вынуждены остаться в море. Сначала расстроились, что не попадут на работу, но потом получили электронные письма из дома. Родственники и начальники писали, что все сидят по домам, работы нет. Безопаснее и лучше для всех оставаться на судне.

В конце апреля мы доберемся к Малаккскому проливу, куда навстречу нам придет российский военный корабль. Он будет охранять «Палладу» от пиратов. Если так, то мы и правда в безопасности, миру на зависть.

Мы в безопасности, миру на зависть

После ужина объявили концерт Юрия Парфенова с песнями и загадками. Юрий — детский писатель, взявшийся за книгу о морском путешествии.

Добрый волшебник с седой бородой и безумными глазами. По кубрику и коридорам парусника он разгуливал в семейных трусах и оранжевой футболке со светоотражающими полосами.

Юрий сел на «Палладу» в чилийском порту Вальпараисо на побережье Тихого океана. Он прошёл мыс Горн, пересек Атлантику, обошел мыс Доброй Надежды и надеялся выйти на Маврикии. Но теперь ему предстояло пересечь Индийский океан и снова выйти к Тихому океану.

Многие матросы и курсанты, обогнувшие мыс Горн, по старой морской традиции вставили в ухо серьгу. Юрий обошелся без серьги. Зато постоянно носил под футболкой армейский ремень с массивной бляхой, якобы для того, чтобы не рос живот.

На концерте был аншлаг: полный зал курсантов. Юрий надел соломенную шляпу, и спел песню про ручеек. Там были такие строчки: «я печалиться не стану, что я узенький такой, потому что скоро стану я широкою рекой». Еще Юрий исполнил рок-оперу про черепаху-парашютистку, шлепающего губами бегемота, запутавшегося в паутине слона, и паучка, сжимающего кулачки.

— Я не вижу ваши кулачки! — грозно сверкал глазами писатель, и зал послушно сжимал кулачки.

— Без окон, без иллюминаторов, полна горница терминаторов?! — сердито спрашивал Юрий.

Ракета? Банка с шурупами? Парусная мастерская? Оказалось — огурец.

После песни, в которой на лугу паслись «ко…» — но не козы, не кони и даже не коровы, а мелкие козявки — зал лежал в изнеможении.

Детский писатель Юрий Парфенов

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 13. Мы застряли

Если раньше у нас оставалась надежда, что всё обойдется, то теперь рассеялась. Капитан объявил по громкой связи: судно меняет курс. Теперь это Малаккский пролив, город Сингапур. На всех судовых мониторах появился новый маршрут. И в утренних объявлениях отныне тоже будут указывать новый порт прибытия. Идти в Сингапур — месяц. Порт закрыт, но есть надежда, что к нашему прибытию его откроют.

Всё это время мы сидели почти без связи. Нас не пугали газетные заголовки и «достоверная информация» от неизвестных доброжелателей из фейсбука. Ведь на «Палладе» всё было в порядке. Погода хорошая, ветер попутный. Мы не знали, что происходит снаружи. Фантазировали, что со дня на день всё вернется как было, границы откроют, самолёты начнут летать. Или наоборот мы приедем к мертвой земле, по которой бродят пережившие эпидемию сталкеры в противогазах.

Есть притча про мудреца, который знал, что реки будут отравлены и не стал из них пить. Он удалился в горы. Люди в его деревне ему не поверили, напились и сошли с ума. Когда он вернулся, то не смог понять их, а они его. Тогда он плюнул и сам напился из реки.

А как поступим мы, если увидим совершенно иной мир, не тот, который покидали? Пока что «Паллада» — наш ковчег. Наша деревня на спине кита. Что там снаружи делается — морской чёрт его знает!

Если мир не выздоровеет в ближайший месяц, придется идти до Владивостока. А вдруг в России транспортное сообщение остановят? Придется покупать автобус и ехать домой своим ходом.

— Зачем покупать? Я вам и так дам. У меня есть микроавтобус на Сахалине, — предложил практикант Сергей Косарев.

Что ж, Сахалин вроде недалеко, по расстоянию примерно как треть экватора. Нам в любом случае предстоит пересечь экватор, а северное полушарие — почти дом родной. Привычная большая медведица и малая рядом. Вообще наша планета не так уж велика. В Китае кто-то чихнул, полмира заболело. А мы единственные, кому ничего не грозит — вокруг лишь море.

Вокруг лишь море

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 12. Поздравительная открытка на парусе

Каждый из нас держал связь с домом по электронной почте с судового адреса «Паллады». Друзья и родные писали, что Маврикий закрыл границы до 2 апреля. Потом до 4‑го. Потом до 15-го. На острове карантин — больше сотни заболевших. Авиасообщение прервано. На Маврикии должны были сойти юнги, наша группа практикантов, некоторые пассажиры. Как быть?

Шутили, что пойдем с «Палладой» до Владивостока. Но шутки шутками, а ведь это ещё два месяца — срок огромный. Всем нужно возвращаться домой, на работу, к детям. Казалось, что вопрос как-нибудь решится — через посольство, МИД, МЧС. Но хороших новостей не было.

Решили, что унывать не будем. Если нужно остаться на «Палладе», будем обживаться. Практикант Сергей Косарев, начальник транспортного цеха «Газпрома», устроился помощником в машинное отделение. Перезнакомился со всеми механиками, ходил с деловым видом весь в масле, что-то ремонтировал. Его жена Света помогала в прачечной. Другие ребята нашли работу в парусной мастерской, на кухне, на палубе.

Практиканту Роману Маричеву на «Палладе» исполнилось 50 лет.

Лишь на Романа Маричева напала меланхолия. Он мечтал отметить юбилей под парусами, хотя раньше в море не ходил. Друзья пытались отговорить его: куда ты?! Зачем? Если бы на круизный лайнер или роскошную яхту, еще понятно, а тут — ни условий, ни комфорта. Но он не послушал, захотелось романтики. И надо же — застрял в море! Укачивает, еда в столовой не ресторанная, подушка неудобная. Главное — выбраться невозможно.

Нам хотелось развеселить нашего товарища. Мы все испытывали дискомфорт от того, что застряли, но решили, что проведем это время весело и с пользой. В день рождения Романа надули воздушный шарик. Девочки соорудили торт из сушек и сгущенки. Практикантка Светлана Косарева смонтировала поздравительную видео-открытку. Каждый из нас что-то говорил с экрана, причем Сергея Косарева было не слышно в машинном отделении, а Станислав Ляховецкий был не виден на фоне ночного неба. Ну, как смогли!

Видеооткрытку показали имениннику вечером на парусе, на контр-бизани. Я держал в руках проектор и колонку. Получился кинотеатр под открытым небом. Кажется, Роман повеселел. Сами паруса поздравляли его. Разве на круизном лайнере получилось бы так?

Позже по судну объявили фестиваль гитарной песни. Лучшие музыканты и певцы «Паллады» собрались под навесом по левому борту. Моросил дождь, и кажется, что музыкантов было больше чем зрителей. Я тоже решился выступить. Спел свои хиты: «Червяк ноль», «Лопухи», «Отпусти медведя», и новую песню про кубрик, конечно. Аккорды перепутал, часть слов забыл. Но главное — не унывать, сохранять бодрый вид. Или мы не моряки?

Гитарный концерт

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 11. К авралу готов

Проходим мимо Мадагаскара. Погода прекрасная, море успокоилось, качки нет. Кубрик перестал ходить ходуном. Висящая на крючках одежда больше не норовит оторваться от стены и застыть параллельно полу.

На «Палладе» поставили прямые паруса, кроме бом-брамселей. Парусные авралы обычно проходят быстро, без шума и бранных слов. Я приписан к бизани, но часто едва успеваю подхватить канат и потянуть, как звучит команда:

- Снасти уложить. Отбой парусного аврала.

Ночной аврал

Зато аврал может случиться в любое время, например, ночью.
Динамик как рявкнет над ухом:

- Приготовиться к парусному авралу!

От неожиданности можно с койки свалиться. Хватаешь страховочную обвязку и бежишь, немытый, нечесаный. Хорошо, если футболку не задом наперед надел. Курсанты, я видел, на бегу носки теряли. Зато после ночного аврала радио дает выспаться и утром не поднимает на зарядку, можно отдохнуть лишних полчаса. Не так мало, если учесть, что на «Палладе» нет адмиральского часа (дневного отдыха), и спать хочется постоянно.

Практикант Роман Маричев после аврала

В нашем мужском кубрике 6 человек. Мы настолько привыкли к нему, что я написал в его честь песню.

К авралу готов

Мы смотрим на мир через иллюминаторы. (Am)
Отбои, подъемы, суровый режим. (Dm)
Мы где-то движемся ниже экватора, (F)
Даже когда на койках лежим. (Am)

Здесь много веревок, и вещи привязаны.
Хлопают дверцы, обвязка звенит.
Радиоточка выдаст приказы нам:
Надо бежать, и каждый бежит.

Припев:
Летит по волнам, под звездами юга, (Dm F)
Под скрип парусины, под хлест бурунов (Am)
Наш кубрик, который мы делим друг с другом, (Dm F)
Наш кубрик, где каждый к авралу готов. (Am)
К авралу готов! (F Am)
К авралу готов! (F Am)

Ребята с «Паллады» штормов не боятся.
«Палладу» торнадо не перевернет.
А если мне всё же придётся спасаться,
Я помню, где держат спасательный плот.

Нырял я в объятья европ и америк,
Но память о кубрике не растрясу.
И даже когда сойду я на берег,
Наш кубрик я в сердце с собой унесу.

Припев.

К авралу готов

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 10. Коврики, салфетки, штормовые простыни

Неожиданная радость пришла в наш дом! Старшему боцману и парусному мастеру Николаю Абрамову исполнилось 72 года. Удивительный человек — мастер спорта по парусному спорту, капитан первого ранга, кавалер ордена мужества. Николай Абрамов служил на атомных подводных лодках первого поколения и однажды предотвратил серьезную аварию. Сейчас он на пенсии, но дома сидеть не собирается. Работает так, как молодые не могут. А работы — валом, в прямом смысле. В парусной мастерской груды парусов, требующих ремонта. Паруса пора бы поменять, но пока приходится ремонтировать — еще послужат.

Один из учеников старшего боцмана — матрос Максим Сметанин, боксёр с налитыми мышцами, милейший парень. Научил нас вязать «капитанский узел». С его помощью можно связать салфетку, подставку под кастрюлю или дверной коврик.

Матрос Максим Сметанин учит вязать морские узлы

Мы уже мысленно готовы застрять на острове Маврикий. Старший боцман научил нас плести корзины. А теперь мы узнали, как сделать коврик из пальмовых листьев. На пропитание заработаем.

Хотя на такое как на «Палладе» — вряд ли. В судовом меню свиная поджарка с сыром, горбуша запеченная с грибами, жареная навага, салат из папоротника, бризоль с мясом, пицца, печеночный торт. Еще сладости, йогурты и свежая выпечка.

Но иногда бывает птичий паштет в консервной банке. Блюдо лаконичное и готовить просто: вскрыл ножом и готово. Паштет непредсказуемо появляется на столе в любое время дня, но чаще его подают на завтрак или полдник. Еще до нас кто-то пошутил — «фуагра», теперь мы его так и называем.

На наш столик ставят чайник с кипятком, чтобы можно было заварить одноразовый пакетик. И еще огромный чайник с курсантским чаем, уже заваренным и сладким.

Хлеб на «Палладе» пекут на камбузе. Подают с избытком. Лишний хлеб сушат и используют в качестве сухарей.

Нас кормят в курсантской столовой во вторую смену. На еду отведено 15 минут. Потом вахтенные начинают убирать столовую. То, что мы питаемся во вторую смену, дает преимущество — можно задержаться на несколько минут дольше. Но есть недостаток: ко второй смене еда успевает остыть. Утешаем себя, что так она полезнее и желудком усваивается лучше.

Резиновых штормовых скатертей в курсантской столовой нет. В качку столы накрывают мокрыми простынями. Стаканы и тарелки не скользят, прилипают. Но и ты к мокрой и холодной ткани прилипаешь рукавами. От привычки ставить локти на стол быстро избавляешься.

Во время шторма камбуз не работает. Кастрюли ходят ходуном, еда расплескивается, можно ошпариться, да и просто ушибиться о металлические углы кухонных столов. Голодающим выдают доширак, который можно заварить кипятком самостоятельно. К счастью, шторм бывает редко. Поэтому обычно мы накормлены плотно.

Судовой бутерброд

< Предыдущая записьСледующая запись >

Корсары Охотского моря

Лишенный наследства

Главный герой истории — Мориц Беневский, авантюрист, путешественник и будущий король Мадагаскара. Он появился на свет в Словакии в 1746 году в семье австрийского полковника и дочери епископа. Пошел по отцовскому пути и поступил на военную службу, воевал с пруссаками за честь короны императрицы Марии-Терезии. В 17 лет юноша носил звание гусарского капитана, имел боевой опыт и большие амбиции. Он был лишен наследства, так как отец полагал, что Мориц должен добиться всего своими заслугами. Строптивый гусар в гневе разнес половину отцовской усадьбы, бежал от преследования австрийских властей в Польшу и участвовал в мятеже против Российской империи.

Портрет Морица Августа Беневского кисти неизвестного художника, XVIII век

Во время подавления польского восстания Беневский попал в русский плен. Его выпустили на свободу под обещание не обнажать шпагу против России. Но слово свое он не сдержал — опять попался на вылазках повстанцев и был препровожден с конвоем в Казань. 7 ноября 1769 года Мориц со своим напарником шведом Адольфом Винбланом из Казани бежал в Санкт-Петербург, выкрав подорожную грамоту. Но джентльменов удачи подвел бдительный голландский шкипер, к которому Мориц и Адольф пытались наняться матросами. Капитан понял, что денег у этих двух пройдох нет, и сдал парочку властям в расчете на вознаграждение. 

Словацкая монета в 200 крон с изображением Морица Беневского

Беневский чудом избежал петли лишь благодаря своему происхождению. После пристрастного допроса 4 декабря 1769 года Винблана и Беневского под строгим охранением повезли в ссылку на Камчатку. Там неудачливые революционеры должны были в поте лица добывать себе пропитание и искупать грехи пред царским престолом.

Ссыльный обоз

Восемь месяцев ссыльный обоз шел до Камчатки. По пути он прирастал новыми страдальцами за свои беззакония. Так в компании Беневского оказались подпоручик Батурин, капитан Степанов и гвардейский поручик Панов. Они провинились перед армейским начальством в городе Владимире нарушениями воинского устава, кутежами и постоянными дуэлями. Вокруг мятежного капитана собрался круг лихих людей, несогласных со своей участью и привыкших держать шпагу и пистолет. Почему бы не извлечь из этого пользу? Мориц начал вынашивать в голове план побега в Японию.

В Охотском порту Морица с товарищами погрузили на галиот «Святой Петр». Двухмачтовый парусник челноком ходил между Камчатским полуостровом и Охотской гаванью, снабжая дальние гарнизоны товарами. Судно приглянулось Беневскому. Но для реализации идеи мятежному гусару не хватало людей с морскими навыками. На борту среди ссыльных оказались три матроса и штурман, несогласные со своей участью. В тихих ночных беседах авантюрист вовлек арестантов-моряков в заговор. Теперь у Беневского была команда из десятка головорезов, готовых по его приказу поднять бунт. 

В пути галиот попал в сильный шторм, потерял грот-мачту и на одной бизани дохромал до берегов Камчатки. А Морицу для авантюры нужны были парусник на ходу, свобода действий и эффект неожиданности. Он набрался терпения и приказал своей команде держать все в строжайшей тайне.

Большерецкий острог

В сентябре 1770 года «Святой Петр» вошел в устье реки Большой и пришвартовался у пристани Большерецкого острога. Это была столица Камчатского края, форпост Империи и перевалочная купеческая база. Заправлял делами в остроге капитан Ее Императорского Величества Григорий Нилов. Постоянных жителей в остроге было примерно 90 душ, да гарнизон около 70. На полторы сотни человек в поселении работали 23 купеческих лавки, четыре лабаза, кабак с винокурнею и церковь. Также городок был наполнен ссыльным сбродом, крестьянами, ремесленниками и пришлыми охотниками-ительменами, которых никто не считал. Капитан Нилов зорко следил за разношерстным населением острога из казенной канцелярии командирского дома.

Большерецкий острог, гравюра, XVIII век

После расквартировки в остроге Беневский стал налаживать отношения с ссыльным сообществом. Благодаря общительности, он быстро стал своим среди старожилов. Подружился с разжалованным за антиначальственную дерзость гвардии поручиком Петром Хрущевым и адмиралтейским лекарем Магнусом Мейдером. Хрущев несколько лет тянул ссыльную лямку в стенах острога, знал все о каждом промышленнике или купце. А главное, вынашивал план побега на захваченном корабле, так похожий на авантюру Беневского.

Мориц идет ва-банк

Перспективы трусливо угнать парусник и удрать в Японское море не прельщали Морица Беневского. Ему нужен был масштаб и возможность как можно гуще насолить императрице Екатерине II, упрятавшей его на край земли. Мориц радикально изменил мелочный  хрущевский план на дерзкий бунт. Авантюрист убедил товарищей поднять восстание, захватить острог, арестовать солдат и посадить под замок капитана. А после спокойно подготовиться к выходу в море, основательно пограбив местное купечество.

Заговорщики тайно и осторожно вовлекли в коварный замысел арестантов и пришлых из тайги камчадалов с ительменами. Параллельно Беневский втерся в доверие к коменданту Нилову. Ключом к сердцу капитана стали страсть к выпивке и забота о сыне. Днем Мориц и его товарищ Адольф занимались с отпрыском капитана математикой и грамотой. А по вечерам устраивали в командирском доме шумные застолья. Так заговорщики притупили бдительность начальника гарнизона и расположили его к своим персонам.

Постепенно Беневский и товарищи втянули в сеть заговора около 50 человек дюжих мужиков: зверобоев, охотников и ссыльных. Даже местный священник оказался среди заговорщиков. Всем им внушали идею невинного страдания и несправедливых поборов. Беневский в подпольных беседах с единомышленниками источником всех зол делал императрицу.

Титульный лист книги «Мемуары и путешествия Морица Августа Графа Бенёвского: состоящие из его военных действий в Польше, его ссылки на Камчатку, его побега и путешествия с этого полуострова через Северный Тихий океан, Японию и Формозу в Кантон в Китае,  обустройства во Франции  и организации экспедиции на остров Мадагаскар»

Наступила весна 1771 года. Бунтовщики собрали в остроге арсенал ружей и пистолетов. Было собрано достаточно пуль и пороха. Скрывать подготовку к бунту было все труднее. Тем более, что некоторые участники заговора стали вести себя надменно и дерзко по отношению к солдатам. Те и донесли капитану Нилову о подготовке мятежа. Капитан послал десяток солдат для ареста Беневского и для успокоения совести опять напился до свинского состояния.

Заговорщики без труда пленили солдат, которым особенно и не хотелось подставлять головы под пули. Беневский понял, что нужно действовать решительно и не ждать отрезвления капитана. В ночь на 27 апреля Мориц с бунтовщиками ворвался в спальню мертвецки пьяного коменданта. Спросонья могучий Нилов едва не придушил Беневского, но получил ружейную пулю в голову и отправился к праотцам.

Гарнизон сдался без боя. Тем более, что большинство местных сочувствовало заговорщикам. Сопротивление оказал лишь казак Черных. Он заперся в доме с штуцером да двумя пистолями и лихо отстреливался от бунтовщиков, отборно поливая их свинцом и нецензурной бранью. В итоге казака хитростью выманили на крыльцо, скрутили и посадили под замок. После этой блестящей «виктории» бунтовщики провозгласили Морица Беневского командиром Камчатки, занялись грабежом и победным пьянством.

Политический карт-бланш Беневского

Во время кутежа Беневский не терял голову. Он понимал, что власть нужно подкрепить не только бесплатной выпивкой. Заговорщику нужен был политический инструмент для управления своей ватагой. Пока опьяненные вином и куражом победы веселились, Беневский повелел священнику принести ему из церковного алтаря Евангелие и крест для целования. После он неожиданно встал из-за пиршественного стола и потребовал от соратников присягнуть на верность сыну Императрицы царевичу Павлу Петровичу и ему, Морицу Беневскому, как слуге будущего императора Павла I. Пьяные бунтовщики полезли через стол с яствами крест лобзать да к Священному писанию прикладываться. Пути к отступлению были отрезаны, впереди мятежников ждали неизвестность да открытое море.

29 апреля 1771 года команда Беневского погрузила на 11 плотов награбленное в остроге. Это была богатая добыча: меха, вино, артиллерийские орудия, ружья, порох, топоры, молоты и прочий инструмент, острожная казна из канцелярии в золотых и серебряных монетах, холсты и провиант. Беневский сплавлял добро к месту починки галиота «Святой Петр». Чуть ниже по реке в Чекавинской бухте стояла маленькая верфь, где корабелы латали пострадавший от шторма парусник.

Модель галиота «Святой Петр»

Напоследок Беневский решил унизить Императорский двор политическим манифестом. Он со своими сподвижниками состряпал обвинительное «Объявление в Сенат». В «Объявлении» бунтовщики обвинили Екатерину и ее фаворитов в угнетении простого народа и незаконном отстранении от престола царевича Павла. Документ был настолько дерзким и скандальным, что генерал-прокурор князь Вяземский по повелению царицы наложил на него гриф полной секретности и упрятал его в недра Тайной канцелярии с пометкой: «Без доклада Ее Императорскому Величеству никому не показывать».

Бунт внутри бунта

После отправки «Объявления» вестовым в столицу в начале мая 1771 года мятежный галиот вышел в море. На борту была команда в составе 70 человек, семи женщин и одного священника с сыном. Через неделю странствий «Святой Петр» кинул якорь у курильского острова Симушир. Команда сошла на берег, чтобы пополнить запасы воды, напечь хлеба в дорогу и сшить для прикрытия будущих грабежей английский и французский флаги.

За время пути в команде Беневского появились недовольные — штурман Измайлов, пара матросов и супруги-камчадалы Паранчины. Они решили, что станут самостоятельными пиратами. Недальновидные внутренние заговорщики попытались обрубить якорный канат и угнать парусник. Затея провалилась, вахтенные матросы скрутили незадачливых корсаров. Беневский в гневе хотел их повесить, но рассудительный швед Винблан остановил расправу, воззвав к узам мятежного братства. Остыв, Мориц велел выпороть виновных плетьми и высадить на острове с небольшим количеством муки и парой ружей.

Тихая гавань

В начале июля мятежники добрались до японского острова Танаосима. В пути они основательно настрадались от палящего солнца, жажды и штормов. Японцы радушно встретили гостей, снабдили их водой, рисом и рыбой. А почему нет — ведь русские корсары платили за снабжение звонкой монетой. Экипаж галиота простоял в бухте Танаосимы три недели, собирая силы для перехода к далекой Формозе или по-современному, Тайваню. Но это уже другая история, которую мы расскажем в следующей статье.

Жизнь как экспедиция

На Курильские острова можно приехать на неделю, а застрять на месяц. Этот клочок земли то накроет туманом, то на море случится штормом. Курильчане говорят, что аэропорт Кунашира и гавань Парамушира построили в самых туманных местах архипелага.

Виктор Донской окончил школу в Северо-Курильске в 2003 году и уехал на материк. Он помнит берег Тихого океана, чёрный песок и гигантские лопухи Парамушира. Помнит лососевую путину, рыбалку бок о бок с медведями и пикники на заброшенных ржавых кораблях. А ещё помнит вещах, которые должны быть в доме каждого жителя Курильских островов:

1. Рыболовные снасти

Каждый курильчанин — рыбак. А как иначе: море с одной стороны, океан с другой. Рыбалка на островах — не хобби, а один из способов прокормиться. Краболовки, креветочные сачки и сачки для сбора моллюсков, неводы и удочки всегда хранятся в курильских гаражах.

2. Автономная газовая плита

На островах хозяйки готовят на электроплитах. Но с электричеством на островах случаются перебои, особенно зимой. А центральный газ отсутствует. Поэтому пропановый баллон — незаменимый помощник на кухне. И обогреться с его помощью можно. К автономной плите всегда прилагается запас пресной воды, круп, макарон и консервов. Из-за капризов погоды снабжение островов продуктами и медикаментами происходит нерегулярно. Вот и приходится подстраховываться.

3. Аккумуляторные фонари и свечи

Причина та же — проблемы с электричеством и обрыв сетей в зимние метели. У каждого островитянина есть портативный генератор на солярке.

4. Фирменный рецепт морской капусты

Морская капуста, ламинария растет вдоль берегов в огромном количестве. Добывать эту водоросль несложно. Способов приготовления капусты на островах множество. В каждой семье есть свой фамильный рецепт. Ламинарию сушат, маринуют, закатывают в банки, готовят супы и даже пирожки. 

5. «Тревожный чемоданчик»

Это рюкзак на случай землетрясения или цунами. Там запас теплой одежды, фонарик с батарейками, немного денег, полуфабрикаты и лекарства. После сирены оповещения у островитян есть полчаса, чтобы покинуть дома и уйти на возвышенности.

6. Рыбацкие сапоги и штаны-вейдерсы

Сапоги пригодятся не только для рыбалки, но и для сезона циклонов, когда дождь стоит стеной. А вейдерсы — это резиновый рыбацкий комбинезон на подтяжках. Вещь на Курилах незаменимая. Особенно при добыче моллюсков: мидий, устриц, спизулы. Их приходится искать по пояс в воде.

7. Резиновая лодка-тузик с мотором

Ежедневный транспорт. Когда на море штиль, на тузике можно перебраться с одного острова на другой. Да и вдоль побережья проще и быстрее пройти по морю, чем по пунктирным курильским дорогам.

8. Фальшфейеры, ракетницы

Это средство от медведей. Не всегда под рукой есть ружье, а медведи встречаются часто. Отпугнуть зверя можно шипением и ярким светом фальшфейера.

На Курилах человек и природа ведут диалог. Иногда на повышенных тонах, но чаще спокойный, дружеский. Виктор до сих пор с теплом вспоминает родной остров Парамушир. Потому что на нем есть то, что влюбляет в себя и не отпускает долгие годы.

В Средиземном море исследователи обнаружили затонувший галеон

У берегов Италии профессиональные дайверы нашли на дне моря старинный галеон. Аквалангисты погружались в акватории около горы Портофино, исследовали дно Лигурийского моря. На глубине в 50 метров они обнаружили остов судна. Дайверы сняли корабль на видеокамеру. На кадрах видны якорь, мачты, шпангоут и остатки такелажа.

Не исключено, что на галеоне перевозили в Геную испанское золото из недавно открытых колоний Нового света.

После изучения подводных снимков судна, ученые предположили, что нашли парусник «Santo Spirito». Он затонул в 1579 году во время сильного шторма. Находка их воодушевила:

Историк и морской археолог Алессандра Кабелла:

«Мы верим, что найдем на галеоне монеты, керамику, личные вещи моряков. Если повезет, поднимем с глубины навигационные приборы — секстан и астролябию. Скорее всего, на галеоне были пушки для защиты от пиратов. Они помогут нам точно определить название парусника и дату его постройки. Потребуется дополнительное финансирование для фрахта научного судна и применения подводных исследовательских аппаратов. Работать с такими крупными и хрупкими находками руками водолазов непродуктивно и опасно»

После ослабления карантинных ограничений ученые продолжат изучать затопленный корабль. Они спешат поднять с морского дна ценные артефакты, пока до них не добрались искатели сокровищ. Место обнаружения парусника патрулируют моряки береговой охраны вместе с карабинерами.

Зачем моряку серьга и русалка

Нельзя выходить в море в пятницу 13-го числа. В европейской традиции считается, что в этот день распяли Иисуса, поэтому с судном может случиться какая-нибудь чертовщина. Известная история произошла с Томасом Лоусоном, миллионером, владельцем единственной в мире семимачтовой шхуны. По совместительству он был писателем, написавшим книгу «Пятница, 13». Названная его именем шхуна ходила под парусами недолго. Писатель-судовладелец выпустил свою книгу, и в тот же год гигантская шхуна потерпела крушение. Сообщение об этом Томас Лоусон получил в пятницу 13-го декабря.

Нельзя чихать на левом борту. Можно навлечь на судно опасность кораблекрушения. Каждый знает, что на левом плече человека сидит чорт: тьфу-тьфу-тьфу! Значит, и у судна он сидит именно на левом борту. Если хочется чихнуть, беги на правый борт. А лучше вовсе не чихай, в наше время тебя неправильно поймут и до конца рейса изолируют в лазарете.

Нельзя обижать чаек. Считалось, что в них воплощаются души погибших моряков. Возможно, именно поэтому чайки любят следовать за судами.

Женщина на корабле к несчастью. Во время долгого и сложного перехода наличие женщины в мужском коллективе могло привести к раздору. Не говоря о том, что технически было сложно обеспечить женщине комфортные условия на корабле. Позже морское правило менялось: не пускать женщин на капитанский мостик, не пускать в машинное отделение, не слушать женских советов. Окончательную точку в женском вопросе поставил минный тральщик 611, работавший во время Великой Отечественной на Волге. Весь его экипаж — 7 девушек. Это был старый газогенераторный буксир, таскавший за собой трал-баржу. Фактически ходил по разбросанным немцами минам, провоцируя их подрыв. Работа была очень опасная, но девушки с ней отлично справились вообще без мужчин на корабле.

Моряк, обошедший мыс Горн, имеет право на ношение серьги. Иные мужчины не стесняются воткнуть в ухо что угодно, но раньше у матросов это была привилегия, которую требовалось заслужить. Обойти мыс Горн под парусами было сложно, там часто бывают шторма, а ветер непредсказуем. Попадая в затяжной шторм, судно порой не могло продолжить путь или вернуться назад. Можно было застрять в бушующем море на срок до ста дней, к тому времени заканчивались припасы, да и силы моряков. Те же, кто смог пройти, становились капгорнерами — морской элитой. Носили серьгу, красили ноготь на мизинце левой руки и имели право в портовом кабаке положить ноги на стол.

У настоящего моряка должна быть татуировка в виде обнаженной русалки. Защитный оберег, а еще и опознавательный знак, подчеркивающий опыт моряка. Не все офицеры одобряли эту традицию. Например, от кандидатов в американский военный флот требовали делать дополнительную татуировку, одевающую русалку в пристойное платье.

При пересечении экватора нужно задобрить Нептуна. В районе экватора случаются штили. В прежние времена капитаны парусников ещё не знали, где и при каких условиях лучше проходить экватор, и могли застрять на долгие недели. Заканчивались припасы, команда изнывала от безделья, жары, голода и жажды. Оставалось молить морские силы, чтобы спасли, не дали погибнуть. На палубе разыгрывались мистерии, выходил Нептун со свитой и подвергал испытаниям матросов, впервые проходивших экватор. Испытания заканчивались омовением в воде, похожим на крещение.

Нельзя сидеть на «голове боцмана». Так называется кнехт, парная чугунная тумба, которая служит для крепления швартовых или буксировочных тросов. Кнехт выглядит удобно, так и манит присесть на него, как на табуретку. Но нельзя. По одной из версий, потому что в Российской Империи для кнехтов делали крышки с двуглавыми орлами. По другой, заведенный на кнехт трос под натяжением может оторваться, покалечив решившего отдохнуть моряка. Впрочем, матросу на палубе вообще не полагается сидеть на чем-либо, кроме самой палубы. Для этого она должна быть начисто выдраена.

Нельзя наступать на комингс. Так называется порог судна — от английского «coming», что можно перевести как «доступ» или «вход». Этот термин относится в первую очередь к технологическим люкам в переборках, которые задраивают при риске затопления судна. Наступив на порог, можно разбить голову о перегородку. Поэтому комингсы всегда перешагивают.

Нельзя свистеть на судне. Это может делать только боцман, подавая команды. Когда не было судовой связи, во время парусного аврала боцман доставал свисток или боцманскую дудку и «свистал всех наверх». Разумеется, никому не понравилось бы выскочить из кубрика на палубу и обнаружить, что свистел обычный матрос — от безделья.

Кругосветка «Паллады». День 9. Мышиная команда

Приближаемся к Мадагаскару. На море волнение — 5 баллов. Ветер — 13 метров в секунду, галфвинд, а временами крутой бейдевинд. То есть ветер боковой. Идем под парусами с креном от 15 до 25 градусов. Для «Паллады» это ерунда. Она готова ходить с любым креном и даже если ляжет на бок, всё равно поднимется.

Ну, это для «Паллады» ерунда, а я при крене на левый борт, сваливаюсь с койки. Приходится подкладывать под матрас свернутое валиком одеяло. Иллюминаторы задраены, откроешь, чтобы проветрить кубрик — и бац — тебя в лицо бьет волна. И на палубе может достать волна, если вышел полюбоваться хмурыми видами Индийского океана.

«Паллада» идет под парусами

Вода свинцового, почти фиолетового цвета с проблесками изумруда и бирюзы. Порой из воды выпрыгивают дельфины или летучие рыбы, но редко. В основном видно волны до горизонта — тяжелые, сильные, со срывающимися бурунами.

По левому борту натянули штормовые леера, иногда приходится за них держаться, чтобы не скатиться по наклонной палубе.

— Я помню, как «Паллада» выдерживала крен в 57 градусов, — утверждает старший механик Петр Холдобо. Механики ласково называют его «дед». Петр Владимирович действительно уже дед. При этом он отжимается, подтягивается и на стальных пальцах может висеть на металлических балках и прыгать с одной на другую. Себя он называет «страшный механик», в шутку, и чтобы сдающие зачеты курсанты не расслаблялись. Стармех возглавляет машинную команду в 13 человек.

— Мышиная команда, — улыбается он — Мы как мыши двигаемся, нас практически не видно.

Хоть и не видно, а судовые механизмы живы благодаря им. «Мышиная команда» трудится на глубине 3,5 метров ниже ватерлинии. Не просто моряки, а настоящие подводники. Лишь изредка появляются на верхней палубе, напоминая вышедших из забоя шахтёров. Глубже, чем они, только балластные танки с водой.

Машинное отделение сакрально и похоже на закрытый мужской клуб. Женщин туда не пускают. Исключение могут сделать в порту, если приходит проверка. В прочее время — это табу. На «Палладе» верят, что женщины в машинном отделении — плохая примета. Даже могут вспомнить несколько случаев, когда нарушение запрета чуть не приводило к аварии. «Паллада» — женщина, и к своему сердцу допускает только мужчин.

Курсанты раскрасили бак, чтобы в машинном отделении было веселее

< Предыдущая записьПродолжение следует >

Кругосветка «Паллады». День 8. Парусная стоматология

«Паллада» — самодостаточный мир, сложное инженерное сооружение. Здесь есть системы опреснения воды, очистки канализационных отходов, уничтожения твердого мусора. Самое удивительное — здесь есть стоматологический кабинет. Принимает пациентов единственный в мире стоматолог на парусных судах — Борис Корсаев.

Его кабинет — совсем маленький, чуть больше стенного шкафа. Там помещается стоматологическое кресло, бормашина, полка с лекарствами. И это всё. Нет даже табуретки для врача. Тем не менее, Борис Корсаев работает и лечит курсантов. Вдруг во время кругосветного плавания у кого-нибудь заболит зуб? Принимать приходится и в крен, и в качку.

— Я приспособился, — говорит Корсаев. — То спиной в переборку упрусь, то рукой на больного облокочусь. Больной мне ассистирует, лампу держит. Каждый пятый член экипажа и курсант обращается за помощью. Бывают и экстренные случаи — два дня назад пациент с абсцессом пришел, с температурой.

В иностранных портах к Корсаеву приходят с других парусников — с «Крузенштерна» или «Седова». Когда-то у них тоже были стоматологические кабинеты, их закрыли из экономии. Но зубы у моряков болеть не перестали.

На вопрос «почему не остался работать на суше?» Борис отвечает:

— Просто я люблю море. У нас здесь равнодушных нет.

Корсаев по национальности калмык, живет в Элисте. Работает на судах с 1987-го года. В кругосветку его позвал капитан «Паллады» Николай Зорченко, умудрившийся выбить ставку для стоматолога. Для Бориса Корсаева — это четвертое кругосветное плавание вместе с Зорченко.

В каюте у стоматолога портрет Далай Ламы и буддистский лунный календарь. А рядом иконка Николая Угодника, покровителя моряков.

Стоматолог Борис Корсаев

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 7. Вант-путенсы и Колымское братство

Утренние подъемы, авралы, учеба, приемы пищи по часам, отбой. Курсанты, начавшие путь во Владивостоке, шутили: «наш день сурка». Но для нас закончилась лишь первая неделя, и каждый день приносил что-то новое.

Мы учились вязать морские узлы. На «Палладе» есть учебный стенд с образцами узлов и привязанными линями, на которых можно тренироваться. Очень удобно и наглядно. Этот стенд соорудил старший боцман Николай Абрамов. Он же научил нас вязать «турецкую марку». Это узел, при помощи которого можно плести браслеты, коврики, мячи, оплетку для инструментов. Мы решили, что если не выпустят на Маврикии из-за карантина, то нам будет чем заняться в пути до Владивостока. И на Маврикии, если что, не пропадем – освоили новое ремесло. Если застрянем, будем плести корзины для сбора тропических плодов.

Но главный узел, который мы должны были знать – выбленочный. Им привязывают парус к рее. Узел нужно вязать одной рукой, чтобы второй держаться.

Узел констриктор

Подниматься на мачты «Паллады» непросто. Наверху три площадки – марсовая, салинговая и брам-салинговая. У марсовой площадки на фок-мачте есть лаз, через который можно пройти. Его еще называют «собачий лаз». В остальных случаях приходится перебираться по металлическим леерам под отрицательным углом. Сила рук и сноровка нужны обезьяньи, особенно при подъеме во время качки.

На паруснике есть музей. Там можно увидеть модель пушечного фрегата «Паллада», на котором ходил писатель Иван Гончаров. Учебный парусник назван в честь этого фрегата. Раскраска парусника с черными прямоугольниками на белой полосе символизирует орудийные порты. На фрегате было 52 пушки — целая плавучая батарея. В музее хранятся исторические обломки первой «Паллады», в числе которых кирпич с камбуза, часть свинцовой обшивки и вант-путенсы, металлические полосы, удерживающие такелаж.

Из других артефактов – подпись экс-президента Дмитрия Медведева, марийские лапти и удостоверение участников движения «Колымское братство» (г.Магадан), выданное экипажу «Паллады» за подписью лидера движения Печеного.

Марийские лапти в музее «Паллады»

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 6. «Варяг» не сдается

У многих на «Палладе» есть увлечения: спорт, гимнастика, чтение книг или игра на гитаре. Моторист Александр Кузовлев собирает модели броненосцев в масштабе 1:100. Он занимается этим с детства и уже собрал 13 боевых кораблей.

Сейчас в его каюте стоят макеты крейсера «Варяг» и лидера эсминцев «Ташкент». Первый почти готов, остались пушки и некоторые детали. Александр дотошный мастер: внутри его крейсера моторчик, модель будет ходить по морю и возможно даже стрелять микроскопическими снарядами.

В строительстве мастер использует реальные чертежи и черно-белые фотографии. Александр строит «Варяг» 10 лет, а закончить собирается через 2 года. Он никуда не торопится. Говорит, что хочет отдохнуть от «Варяга» и сейчас занят «Ташкентом». Пластиковые детали изготавливает сам, например из обломков старого холодильника. Нагревает пластик и натягивает на деревянные болванки, придавая ему форму.

Модели очень хрупкие, удивительно как мотористу удается сохранить их во время качки и непогоды. Его каюта находится палубой ниже, чем курсантские кубрики. В наглухо закрытые иллюминаторы постоянно бьет вода.

- Во время последнего шторма пришлось телевизор со стены снять. Иначе он бы сорвался и упал на стол, разбил бы модели, – говорит Александр. – У некоторых так умывальники разбились. А мои корабли целые.

Моторист Кузовлев – один из первых на «Палладе». Был в составе команды, которая 30 лет назад приняла у поляков парусник и отвела его во Владивосток. С тех пор так и работает на судне. Своими руками сделал красивый кренометр для машинного отделения с надписью «Паллада» и гордится им едва ли не меньше, чем моделями судов. Теперь в машинном отделении все знают, на сколько и на какой борт идет крен. Полезно и эстетично.

Кренометр Кузовлева

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 5. Победа над парусом

Мы собрались в учебной аудитории, чтобы сдать зачеты по безопасности и парусному вооружению. Аудитория просторная и удобная, но расположена в носу судна – здесь сильно качает. В зал принесли макеты прямого и косого парусов. Собрались все боцмана и экзаменовали нас, проверяя, как мы усвоили знания прошедших дней.

Владимир Раменский экзаменует практикантку Елену Комратову

Я ответил на вопросы, но забыл, как называется парус, похожий на рыбий хвост. Назвал его почему-то крюйсовым, а он – контр-бизань. Хотя если на бегин-рее нет прямого паруса, как на «Палладе», то это уже не контр-бизань, а гафельный парус. Как тут разобраться?! Боцман бизани усмехнулся, но зачет поставил: ответы на остальные вопросы были верными.

В нашей группе все сдали экзамены. Где расположены штаги, фордуны, чем кливера отличаются от стакселей – всё выучили. Сдавших зачет – то есть всех без исключений – допустили к работе на авралах. Тянуть канаты нам и раньше разрешали, а теперь мы можем подниматься на мачты. Поводов много: за день бывает по два аврала или больше.

Учимся укатывать парус на рее

Во время одного из авралов я вышел на нок, то есть край рея. На «Палладе» достаточно курсантов, но ощущения столпотворения на мачтах не было. На нашей стороне рея со мной работали три курсанта. Укатывать парус на ноке сложнее всего – нужно ухватить руками тяжелые и твердые шкаторины, подтянуть к себе, потом выбирать парус и складывать. Всё это требует физических усилий, при том, что стоишь на перте – тонком качающемся канате, подвешенном под реем. Заспинного леера, на который можно облокотиться, на «Палладе» нет. Держаться приходится одной рукой, а работать другой. Как говорят опытные матросы, «одна рука для себя, другая для корабля».

Чем больше людей стоит рядом на пертах, тем проще. А если людей мало, парус кажется чугунным. Зато, когда забьешь его в мешок, завалишь на рею и завяжешь выбленочным узлом, ощущение – будто медведя руками поборол. Хотя к следующему авралу он снова оживает.

Вид с мачты

< Предыдущая записьПродолжение следует >

Мари Армас об островах, где облака касаются земли

— Мари, ты радиоведущая, находишься в основном в студии. Как твоя работа связана с путешествиями?

Любое путешествие — это, в первую очередь, путешествие внутрь себя. Такой своеобразный внутренний трип. Он нужен каждому вне зависимости от профессии.  Что такое быть радиоведущей? По сути это значит делиться собой — впечатлениями, информацией, восприятием мира. Поэтому путешествовать важно. Путешествия наполняют. Если говорить про работу, то обычно это поездки по городам вещания Серебряного Дождя — Красноярск, Екатеринбург, Нижний Новгород и т.д.  

Фото: Алиса Неоронова

— Ну ладно, понимаю, насколько яркие впечатления могут подарить европейские города Рим или Барселона, наполненные музеями, архитектурой и известными личностями. Но почему Шантары?

Шантары появились с подачи моего коллеги Алекса Дубаса. Мы тогда вели программу «Что-то хорошее».  В какой-то момент Алекс рассказал, что есть возможность присоединиться к экспедиции на Шантарские острова.  Это было предложение, от которого невозможно отказаться.  Мне нравится, когда появляется точка в маршруте, куда  я раньше и не думала ехать.  Я легкая на подъем, если надо куда-то сорваться.  Потом, когда я говорила знакомым, что в августе в отпуск еду на Шантары, почти всегда спрашивали: « А это где? Где-то в Испании? Португалии?». И тут ты гордо говоришь: «ну, это, знаете, острова в Охотском море, где вода летом +4».

Фото: Дмитрий Чистопрудов

—  Что важно в процессе подготовки к такой дальней экспедиции?

Первое —  выспаться. Потому что сначала вы восемь часов летите до Хабаровска. Потом в аэропорту Хабаровска сразу пересаживаетесь на небольшой самолетик типа Bombardier и летите на север Сахалина, в Оху. Оха – это маленький городок нефтяников.  

Дальше мы добирались полтора часа на автобусе до залива Помрь, точки первой ночевки нашей команды. Мы проделали весь путь  без перерывов. Так что выспаться заранее важно. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Второе — помните, что попасть на Шантары можно или по морю или вертолетом и в очень короткое время в году. Это июль-август. Просто потому что до июля острова могут быть во льдах. Это место непредсказуемо по погоде, летом  максимум  +12… +14. И когда вы будете идти на лодке, нужно понимать, что волны могут захлестывать за борт и в какой-то момент все непромокаемое может стать промокаемым, что со мной и произошло. Поэтому внимательно отнеситесь к экипировке. У вас обязательно должна быть непромокаемая, теплая и непродуваемая одежда. И  непромокаемая обувь.  Можно даже взять сапоги из рыбацкого магазина. 

— Самое яркое за всю экспедицию.

На Шантары едут, чтобы увидеть гренландских китов. Это единственный вид усатых китов, который проводит все время в холодных водах. За этими животными непросто наблюдать даже ученым. Для нас эта история «просто посмотреть на китов» получила неожиданный поворот. В августе 2017 года, когда мы были на Шантарских островах, произошла одна очень яркая история. О ней в то время  все СМИ говорили.  

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Суть вот в чем: гренландский кит зашел в небольшую протоку на острове Большой Шантар и не успел уйти с отмели во время прилива. Кит сел на мель и пролежал на этой отмели целую ночь. Мы в тот момент как раз стояли на Большом Шантаре. Экспедиция  приближалась  к концу — шел девятый день.  

Чтобы вы понимали мои ощущения. Представьте, вы подходите к протоке, и на расстоянии десяти метров от вас лежит огромный кит. Вы слышите, как это огромная махина дышит. Поначалу из воды был виден лишь горб кита. Но постепенно вода уходила, и животное стало видно практически наполовину. По мнению работников Шантарского заповедника, это был маленький  китёнок. Бок у него кровил, возможно от нападения косаток, возможно, поцарапался на мели. 

Фото: Андрей Каменев

Мы не знали как помочь китенку. Звонили по спутниковому телефону на материк нашей знакомой из Москвы, которая работает в Российской академии наук. Она сказала, что есть две опасности в этой ситуации: у кита могут пересохнуть глаза или, второе, под тяжестью собственного  веса  есть вероятность, что кит поломает ребра. Кроме того, подплывать к нему близко, чтобы полить глаза водой, опасно, так как животное одним ударом хвоста может сломать человеку позвоночник.

При этом мы еще и понимали, что даже полив глаза, глобально все равно не спасаем животное. В результате  нашлась пара человек, которые сели в лодку и поплыли  к киту.  Это тревел-блогер Александр  Кондрашов и вместе с ним один из сотрудников заповедника. Кардинально исправить  положение мы все равно не могли, но теперь можно было, как герой Джека Николсона из «Пролетая над гнездом кукушки» сказать, что мы хотя бы попробовали. 

Потом все ждали утреннего прилива, поставили будильники на 3:50. Ждали большой воды. Наши палатки стояли недалеко от протоки, поэтому мы быстро прибежали по звонку будильника. Но кит уже уплыл. И это было большое облегчение и радость. Как будто добро победило зло и вроде бы ты даже к этому причастен.  

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Также помните, что на Шантарах водятся  медведи. Как учил нас выживальщик Олег Гегельский, если вы встретите медведя, надо показать ему, что вы большой и сильный. Поэтому снимайте обувь и поднимайте ее максимально высоко над головой. Таким образом, животное воспринимает вас массивнее  и выше, чем вы есть на самом деле.  

К счастью, я этот лайфхак не проверяла. Медведя видела только очень издалека на берегу бухты Онгачан. Бухта Онгачан очень красивое место. Весь берег усыпан стлаником. Это просоленная лиственница, которую штормами выбрасывает на берег. Похоже, на декорации какого-нибудь фантастического фильма. В бухте находится база Игоря Ольховского. Такой островок цивилизации в дикой природе.  Отойдя немного от базы, вы попадаете в тайгу с морошкой. Август для нее самое время. Но помните, что медведи тоже любят ею полакомиться.  

Фото: Дмитрий Чистопрудов

— Какое испытание было  для тебя самым тяжелым?

Самым сложным  стал второй день путешествия. Мы вышли на катере из залива Помрь и отправились через Сахалинский залив к  мысу Врангеля. Это 280 км морем.  Мыс Врангеля — одно из лучших мест для наблюдения за китами. Можно сказать, что это санаторий для китов. Потому что течение приносит к мысу целые косяки криля и киту надо только открыть рот, чтобы получить все и сразу. Никаких усилий по поиску пищи. Все готовое. На мысе Врангеля, если повезет, можно увидеть до 20 китов сразу.  

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Поначалу я думала, что главной проблемой станет морская болезнь. Но проблема оказалась в другом — вся моя «непромокаемая одежда»  внезапно стала промокаемой. Промокло все, включая резиновые сапоги, в которых была вода. Мы попали, как потом уже сказал наш капитан, в небольшой шторм.  

Фото: Дмитрий Чистопрудов

 Весь путь до мыса занял пять часов, и всё это время лодку заливало водой. Когда мы пришли в бухту Врангеля и впервые увидели китов, то я просто не смогла им порадоваться.  Не было сил. Больше всего хотелось прогреться в бане, которая была на берегу.   

Еще в  какой-то момент можно устать от палаточной жизни. Мы часто меняли стоянки, много передвигались по островам. И вот этот процесс, когда палатку надо снять, потом снова собрать-поставить, опять разобрать. И чтобы достать какую-нибудь важную мелочь, нужно переколбасить весь рюкзак…  это может утомлять.  

Фото: Дмитрий Чистопрудов

— Главные советы от Мари Армас для такой экспедиции.

Выбрать правильную компанию. На Шантарах вам придется быть командой. Несмотря на то, что у вас будет много времени на одиночество, будет время и на отношения. А в любой группе, которая уходит в такую экспедицию, есть свои микропроцессы. Как говорят психологи — своя динамика. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Надо быть готовым к тому, что экспедиция на Шантары сильно зависит от погоды. Вы можете застать как солнечные Шантары, так и дождливые. Будьте готовы ко всему. Уверена, что дважды одинаковых Шантарских островов не бывает. Туман на островах обычное дело. Если вы попадете в туман, это будут «50 оттенков серого», помноженного еще на 50. Но тем интереснее увидеть среди этого серого яркие всполохи цветов иван-чая, например.  

Фото: Дмитрий Чистопрудов

И конечно, такая экспедиция состоит из психологической перезагрузки, информационного детокса. Перед поездкой посмотрите, пожалуйста, клип «Облака» группы «Сансара». Мы сняли его на Шантарах. Саша Гагарин, лидер «Сансары», был в составе  нашей экспедиции. Если видео вам зайдет — можете смело ехать на Шантары. Они такие, как в клипе. Все по-честному. 

— Такая экспедиция доступна по подготовке любому человеку?

Поверьте , если я справилась, то и вы справитесь. Это я вам говорю, как человек, редко заглядывающий в фитнес-залы. Но помните, что ваш верный спутник в этой поездке — увесистый рюкзак. Поэтому берегите спину.  

Фото: Дмитрий Чистопрудов

— Твой главный шантарский инсайт 

Ощущение себя маленькой песчинкой. В городских джунглях ты научился все разруливать, а тут ты понимаешь, насколько ничтожен по сравнению с этим природным космосом. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Вы можете увидеть дальневосточные «50 оттенков серого» и, возможно, потрогать кита за хвост, если отправитесь с нами в экспедицию на Шантарские острова на парусном катамаране. И тогда ваш мир уже не будет прежним.

Евгений Касперский выпустил путеводитель по Курильским островам

Касперский прошел по морю на судне «Афина» вдоль Курил дважды. Сначала его путь лежал от Камчатки через Сахалин и к Южным островам Итуруп и Шикотан. Затраты на команду экспедиции и фрахт судна на три недели составили 8 миллионов рублей по данным портала sakhalin.info. Возвращаясь назад, экспедиция Касперского прошла от Кунашира до вулкана Алаид. В конце второго этапа Евгений посетил Командорские острова, на которые попасть можно практически только морем из-за сложных погодных условий.

Фото: Евгений Касперский

20 мая 2020 года Евгений Касперский выступал на антикризисном онлайн-вебинаре «Агентства стратегических инициатив» (АСИ), посвященном развитию внутреннего туризма. Евгений активно пропагандировал сложные и захватывающие путешествия на Дальний Восток. Тема полуторачасового выступления Касперского звучала как «12 причин, почему вулканы круче гор».

Фото: Евгений Касперский

Во время выступления предприниматель подробно рассказывал о достопримечательностях Курильского архипелага. В конце спича программист представил свое «Руководство пользователя» с перечислением ключевых объектов для посещения на островах. 

Фото: Евгений Касперский

Своим выступлением Касперский вдохновил экспертов АСИ на разработку программы развития экотуризма на особо охраняемых территориях Дальнего Востока, Карелии, Арктики и озера Байкал. 16 июня стартовал конкурс на участие в этой программе. В нем могут участвовать некоммерческие организации, предприниматели, экофонды, заповедники. Вместе они будут развивать направление осознанных путешествий по России с заботой о природе.

Фото: Евгений Касперский

Путешествие Касперского было частной инициативой. Но его личное вдохновение послужило одним из толчков к запуску масштабного туристического проекта. Благодаря чему тот же Дальний Восток скоро станет ближе и доступнее многим нашим соотечественникам.

Наша команда в июле 2020 года также отправится в экспедицию под парусами по Северным Курилам. Условия участия можно посмотреть здесь.

На Дальнем Востоке экологи организуют команды помощи морским животным

На побережье Дальнего Востока ученые спасают попавших в рыбацкие сети и запутавшихся в пластиковых отходах сивучей, каланов и китов.  Для поддержки таких групп Фонд президентских грантов приготовил 79 000 000 рублей. 

Осенью 2020 года организаторы экопроекта «Друзья океана: Дальний Восток» проведут семинары и практические занятия по спасению морских птиц и животных на острове Сахалин, Камчатке и хабаровском побережье Охотского моря. 

«Проект собирает группы добровольцев из местных жителей и приезжих волонтеров. Они будут снимать с отмелей китов и белух, распутывать угодивших в сети ластоногих, уничтожать браконьерские снасти. Участники проекта работают со школьниками и представителями туриндустрии Охотоморья, Камчатки и Сахалина. Они рассказывают о правилах поведения вблизи морских животных, объясняют правила «первой помощи» попавшим в беду птицам и млекопитающим. Также экологи проводят с учениками школ рейды по побережью Охотского моря. Они на практике показывают, как нужно помогать беспомощным животным, попавшим в беду», — рассказывает руководитель проекта «Друзья океана» Валентина Мезенцева.

Фото: PA Images/ТАСС

Встречу участников проекта пришлось перенести на осень из-за карантинных ограничений. Обучение подобным экологическим акциям невозможно организовать дистанционно. Здесь важно личное присутствие волонтеров. На этой неделе оргкомитет проекта выпустит методические брошюры с правилами помощи пострадавшим животным.

«В группу «Друзей океана» на Сахалине вступили порядка 50 добровольцев. Они активно тренируются, готовят необходимое оборудование и инструменты для распутывания птиц и животных. Наши коллеги собирают экипировку, учатся правилам наблюдения и учету морских обитателей. Также мы отрабатываем безлекарственное освобождение небольших морских котиков и согласовываем применение медикаментов для помощи в освобождении довольно крупных сивучей. Практические занятия для сахалинской группы мы проведем уже в августе», сообщила Валентина Мезенцева.

Волонтеры тренируются на сахалинских озерах
Фото: vk.com/oceanfriendsteam

На прошедших выходных единомышленники из туристско-экологического клуба «Бумеранг» и «Друзей океана» устроили познавательные экскурсии для дальневосточных школьников на побережье города Невельска.

Фото: boomerangclub.ru

В акватории Невельска находится крупное лежбище краснокнижных сивучей. Школьники изучили повадки животных и увидели обрывки сетей на шеях некоторых тюленей. Такие практические занятия убеждают в важности помощи животным сильнее кабинетных уроков биологии. 

В Нидерландах капитаны парусных судов взывают к милосердию властей

Судовладельцы попали в тяжелую ситуацию из-за карантина. Привычных практикантов на палубах бригов и шхун просто нет. Голландские шкиперы оказались на грани банкротства. Их ультиматум — снять запреты на морские прогулки и учебные экспедиции.

Каждый год на борт голландских парусников поднимаются почти 320 000 путешественников. Но из-за пандемии власти запретили парусным судам набирать практикантов, отменили все морские фестивали и регаты.

Фото: Skydrone Sloten/Facebook

Место забастовки выбрано не случайно. Для уставшего моряка добраться до форта Пампус в XVII веке значило постучаться в дверь родного дома. Поговорка «бросить якорь у Пампуса» значит «упасть без сил». Именно так чувствуют себя голландские мореходы: им не на что содержать корабли, они не могут платить налоги и кормить семьи.

Форт Пампус. Фото: turbina.ru

С 01 июня голландские власти начали поэтапную отмену внутренних коронавирусных ограничений. Открываются кафе, рестораны и кинотеатры. Но в них соблюдаются жесткие правила социальной дистанции — расстояние друг от друга не менее 1,5 метра. А обслуживать в ресторане можно не более 30 человек одновременно. Во время морских прогулок на парусных судах путешественник и участвуют в управлении судном. Поэтому ограничения соблюдать непросто. Вот голландские чиновники и не спешили выпускать флотилию парусников в море.

Фото: Skydrone Sloten/Facebook

По результатам переговоров союз судовладельцев все-таки нашел общий язык с правительством королевства. Предполагается, что морские путешествия станут реальностью уже с июля 2020 года.

Фото: Skydrone Sloten/Facebook

Кругосветка «Паллады». День 4. Как выжить на море и не подарить робу Нептуну

Мы в море, и связь у нас ограничена. Но до нас дошли слухи, что «Седов» снимают с кругосветки. Порты закрыты из-за коронавируса. «Седов» возвращается домой, и на Маврикий мы идем самостоятельно. «Паллада» тоже направится в Россию, но во Владивосток. Фрегат закончит кругосветку, даже если все порты мира закроются на санитарную обработку.

А у нас сегодня санитарно-банный день. Утром вместо зарядки курсанты вытряхивали одеяла. Я спал без одеяла, вытряхивать было нечего.

После завтрака нам навстречу прошёл косяк дельфинов. Полтысячи штук, не меньше. Они тоже завтракали, следовали за косяком рыбы. Прошли совсем рядом, выпрыгивая из воды и вздрагивая плавниками.

Каждый выживает на море, как умеет. Дельфины охотятся на рыбу, рыба пытается сбежать. Мы собрались в учебной аудитории, чтобы посмотреть фильм о выживании. Фильм был американский про парня, который два месяца дрейфовал по морю в спасательном плоту. Дыру в плоту он заткнул при помощи вилки и винной пробки, а ещё соорудил конструкцию для сбора пресной воды. Теперь мы тоже готовы выжить, если потребуется.

Помощник капитана по радиоэлектронике Василий Мазнинов рассказал о более современных и эффективных инструментах для выживания, чем винные пробки. Объяснил, как работают аварийные маячки и судовые приборы.

В это время курсанты мыли швабрами на палубе синие рабочие робы и сушили их на перилах.

- Ветер усилился. Кто не привязал робу, рискует подарить её Нептуну! – пригрозила рубка.

Курсанты быстро поймали летающие по палубе рубахи и привязали их. В этот раз Нептун остался без свежей робы.

На баке боцмана вытащили и разложили на палубе цепь. Во время ремонта на заводе её прикрепили вверх ногами. Возле якоря цепь изнашивается быстрее, поэтому раз в пять лет её переворачивают, чтобы износ был равномерным. Но теперь отметки на цепи расположены неправильно. Пришлось их срубать и ставить новые.

Якорная цепь

В остальном день был расслабленным – воскресным. На полдник в честь выходного подали блины с вареньем. Вечером все вышли на палубу, чтобы заняться спортом в лучах заката. Курсанты вытащили скамейку и самодельную штангу. Крутились на турнике, отжимались на брусьях, избивали грушу, бегали трусцой, стояли в планке с диском от штанги на спине. Капитан Николай Зорченко вышел на вечерний моцион и ходил кругами по палубе среди курсантов.

Иной капитан спрячется от курсантов и подчиненных в капитанской каюте, как в башне из слоновьей кости, делая вид, будто занят важными начальственными делами. Не таков Николай Зорченко. Он свободно гуляет по палубе, занимается спортом вместе со всеми. Из всех парусников, что я видел, «Паллада» – самый спортивный. Популярность спорта – во многом заслуга капитана. Он подаёт пример, а все ему следуют.

Спорт на «Палладе»

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 3. ФБР – это фор-брам-рей

Старший боцман, он же парусный мастер, Николай Абрамов рассказал про рангоут и такелаж. Принес с собой чертеж «Паллады». Этот чертеж ему подарил конструктор парусника Зигмунт Хорень. И подписал на память: «Парусному мастеру Николаю с благодарностью».

Польский корабел создал несколько учебных фрегатов: «Дар Молодежи», «Дружбу», «Херсонес», «Мир», «Палладу» и последнюю в серии «Надежду». А потом построил шикарный пятимачтовый «Роял Клипер», копию знаменитой «Пруссии». Круизный парусник не обучает курсантов, а только катает пассажиров. И паруса ставятся на нем автоматически, по нажатию кнопки. «Роял Клипер» ходит по морям уже 20 лет, старший боцман Николай Абрамов даже помогал его ремонтировать.

Старший боцман/парусный мастер Николай Абрамов

Обстоятельная получилась лекция. Из неё удалось выяснить много подробностей. Старший боцман считает, что рей – мужского рода. ФБР расшифровывается как фор-брам-рей, и да, мы теперь знаем, как его найти. Лицевая сторона паруса – не та, что обращена вперед, а та, в которую дует ветер. Марсовая площадка названа в честь бога войны Марса, потому что раньше на ней сидели стрелки с мушкетами. Если боцман хочет пошутить над курсантом, то предлагает ему пойти и проверить княвдигед. Никто не знает, где этот княвдигед находится. А нам боцман объяснил. Это передняя часть корпуса судна, начинается от форштевня.

После обеда начались рангоутные учения. Мы поднялись по вантам правого борта и спустились с левого. Ванты нужны чтобы держать мачту. А ещё по ним каждое утро поднимаются и спускаются курсанты вместо зарядки. На обычной зарядке можно сжульничать, заниматься вполсилы. А здесь на «Палладе» не получится. Хочешь или нет – каждое утро лезь по вантам до марсовой площадки. Руки и ноги становятся крепче, а курсанты получают опыт подъема на мачту и в условиях аврала уже не теряются.

Мы тоже поднялись и спустились. После чего получили разрешение выйти на фока-рей. И уже в качестве бонуса – разрешение на выход на бушприт. Здесь говорят ласково «идти на гамак».

Бушприт у «Паллады» длинный – 14 метров. Под бушпритом натянута страховочная сетка, действительно похожая на гигантский гамак. Сюда спокойно выходят даже те, у кого высотобоязнь. Сидишь в гамаке, а под тобой несется океан. Вслед за парусником летят птицы, а плывущий мимо морской котик машет плавником.

После полдника объявили парусный аврал с укаткой парусов на реях. Я оказался приписан к бизани, последней мачте. На первых двух мачтах «Паллады» нижние прямые паруса самые большие. На фоке – фок-парус, на гроте – грот. А на бизани нет нижнего прямого паруса, на этом месте находится рубка. Зато у бизань-мачты есть косой парус, который называется контр-бизань. Он похож на огромный рыбий хвост и нужен для разворота судна. Тяжелая нижняя рея бизани (или рей, по мнению старшего боцмана), называется бегин. К нему привязан нижний марсель.

Парусный аврал

Во время аврала я поднялся на нижний марса-рей и помогал нижний марсель укатать. То есть аккуратно сложить гармошкой подтянутый к рее парус, вытащить его на рею и крепко завязать выбленочным узлом. Курсанты ловко бежали по вантам, дружно укатали парус и быстро спустились на палубу. Построились и дождались боцманского свистка.

- Отбой бизани! – скомандовал мостик. Следом за бизанью аврал закончила команда грот-мачты, а фок закончил раньше нас. – Отбой парусному авралу!

Вечером в помещении для глажки одежды курсант Михаил Клымюк стриг под машинку всех желающих. Я вспомнил, что ещё утром офицеры проверяли, не заросли ли у курсантов шеи. Проверил свою шею и понял, что от желанного статуса моряка меня отделяют лишь несколько движений машинки. Доверился Михаилу, и моя голова превратилась в идеальный шар. Теперь я похож на призывника. Хорошо, что забрили не в пехоту, а во флот.

Парикмахерская «Под красивого»

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 2. Спаси и сохрани

Мы оказались на границе двух океанов: Атлантического и Индийского. Прошли мыс Доброй Надежды и мыс Игольный.

Рубка объявила:

- Внимание! Входим в Индийский океан.

Многие вышли посмотреть, не видна ли между океанами граница? Но нет – не видна. Зато погода отличная, тепло, и ветра ровно столько, чтобы идти под парусами.

Наша практикантская группа начала изучать виды судовых тревог и действия при оставлении судна. Помощник капитана по учебной части Владимир Раменский распорядился принести в учебный класс мешки с гидротермокостюмами. Они позволяют в случае бедствия продержаться в холодной воде, пока не подоспеет помощь.

Надеть костюм непросто. Сначала залезаешь внутрь, и он надувается. Нужно присесть несколько раз, чтобы вышел воздух. Из костюма торчит только нос, как перископ подводной лодки. Разговаривать неудобно, двигаться тяжело. Превращаешься в оранжевый шар, вроде рыбы-луны. Поэтому, услышав сигнал тревоги, нужно бежать на палубу с мешком в руках, а надевать костюм уже наверху.

Владимир Раменский учит пользоваться спасательным костюмом

Каждый должен знать, к какому плоту идти. Наши: 15‑й на правом борту и 16‑й на левом. Все плоты дублируются. Так сделано специально, ведь крен может быть как на один борт, так и на другой. В случае опасности нужно найти круглую белую бочку со своим номером. Её сбрасывают вручную, либо она отстреливается и раскрывается автоматически, после чего надувается резиновый плот.

Днем началась качка. Не сильная, но вещи пришлось убрать. В кубриках у нас повсюду веревочки, которыми можно привязать всё на свете. Веревочки для бутылей с водой, для фиксации двери, для сумок. Оценить их полезность мы не успели, качка быстро прошла. Никто не слёг и даже в столовую ходили все. Погода идеальная: тепло, но не жарко.

Владимир Раменский выдал нам страховочные пояса. С первого взгляда пояса показались непривычными и неудобными. Застежка едва застегивалась, её нужно было заталкивать силой.

- Зато и не расстегнется! – услышали мы.

Карабины маленькие, их не зацепить за толстый металлический леер или вантину.

- Сначала обносите ремень вокруг леера, а потом застегиваете карабин на ремне, – научили нас.

Вроде разобрались. Дело привычки. Два страховочных карабина вместо одного – даже надежнее, не отцепишься. На всякий случай мы вышли на палубу, прицепились к турнику и так висели, проверяя – действительно ли надежно? Оказалось надежно.

Изучаем страховочные ремни

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». День 1. А теперь художественный свист!

Мы выходим в море. К нам подошли два толстеньких буксира. На них веселые чернокожие парни, помахали руками и попросили в подарок русскую шоколадку «Алёнка». Почему-то именно её, обычные конфеты их не устроили.

В рубке включили «Прощание славянки». Медленно и осторожно, чтобы не задеть «Седов» бушпритом, «Паллада» отошла от причала. На берегу никого не было. В городе не объявляли, когда уходят парусники.

Курсанты «Паллады» выстроились у левого борта и махали фуражками «Седову». Ребята с «Седова» в белоснежной форме махали фуражками в ответ. Чернокожий рабочий с буксира попытался дирижировать фуражками, но потом тоже сорвал с себя кепку и начал ей размахивать: влево-вправо, влево-вправо.

- А теперь художественный свист! – грозно скомандовала рубка. Все сто курсантов попытались свистеть. Вышло не очень художественно, но рабочим с буксира свист понравился.

Выходим из Кейптауна

Едва отцепили буксиры и сразу раздалась команда:

- Парусный аврал! Косые паруса поднимать.

Курсанты бросились по местам. Все знали, что делать, ведь шли под парусами из Владивостока уже 5 месяцев. Следом за нами из гавани выскочили катера с восхищенной публикой. Но мало, всего две штуки. Вскоре отстали и они.

Мы начали осваиваться на судне. Нам выделили два кубрика и отдельную каюту для девушек. Нас 5 мужчин и 4 девушки. Каюта для девушек четырехместная, но из-за огромных чемоданов там стало так тесно, что девушкам отдали пустующий 12-местный кубрик. Теперь у них места много. А в нашем мужском кубрике поселился детский писатель Юрий Парфенов, похожий на домового: седой, всклокоченный. Он идет на «Палладе» с Вальпараисо и уже стал частью кубрика. Если бы существовал такой сказочный персонаж – кубриковый, он был бы похож на Юрия.

Представлю и практикантов. Михаил Голованов из Нижнего Новгорода. Яхтсмен, финансист. Два года назад мы вместе ходили в Исландию на «Крузенштерне». Михаил сдержан, молчалив, много читает. При этом готов поддержать любую инициативу. Нужно ли выступить в спектакле, спеть хором, пойти на аврал, выполнить какую-либо работу – он всегда в деле.

Сергей Косарев – начальник транспортного цеха «Газпрома». Огромный, веселый, общительный. Живет на Сахалине. Любит путешествовать на мотоцикле. Собирался поехать в Африку, но жена Светлана уговорила его пойти на «Палладе». Вроде бы тоже Африка, но не так опасно, а главное – вместе.

Роман Маричев из Орла. Продает грузовики и дорожную технику «Вольво». В неполные пятьдесят Роман уже дедушка. Разведен, хорош собой, задумчив и загадочен, отчего вызывает интерес у женщин. Роман остроумен, самоироничен, и их шутливые перепалки с Сергеем напоминают битву двух джедаев – только искры летят. Друзья отговаривали Романа идти на паруснике, но он твердо решил отпраздновать свой юбилей под парусами. Что может быть романтичнее?

Стас Ляховецкий родился в Комсомольске на Амуре, но живет в Москве, работает программистом в «Сбербанке». Стас любит кино и спорт, учит английский язык. Если ему что-то нравится, отдается этому полностью. То полночи смотрит кино, то бегает, пока кроссовки не порвутся, то обложится карточками с английскими словами и повторяет: rid, rid… Что такое rid? Ага, «избавиться от чего-либо».

Наш кубрик расположен по правому борту, а точно такой же женский – по левому. Его заняли три девушки.

Светлана Косарева – жена Сергея. Логопед. Раньше на парусниках не ходила, боится высоты и качки, а на «Палладу» пошла, чтобы не пустить мужа на мотоцикле в Африку. Взяла с собой аптечку, в которой есть лекарства от любых недугов: нужно ли принять роды или вырезать аппендицит, думаю, и на такие случаи там что-нибудь нашлось бы.

Лада Залетова из Петербурга. Бывший геолог. Работает на военном предприятии. Лада любит точность и всегда вас поправит, если вы ошибетесь. Или промолчит, но так посмотрит, что вы сами поправитесь. Она саркастична и, если в настроении, может запросто разогнать всех сверкающих остроумием джедаев.

Елена Комратова из Москвы, начальник департамента банка «Зенит». Самая молодая из женщин, веселая и непосредственная. Может смастерить что-угодно: торт, платье, бумажные цветы. У неё огромный запас энергии. Если энергия заканчивается, Лена идет спать или есть. Белки и углеводы ест отдельно: либо мясо, либо гарнир. Спит не по судовому расписанию, а по своему собственному. Стоит Лене появиться где-нибудь, и она начинает командовать, менять правила, что-то организовывать или просто раскачиваться на вантах от избытка сил.

Ирина Закожурникова – журналист из Астрахани, на пенсии. Любит посткроссинг, обменивается почтовыми открытками с коллекционерами со всего мира. И в морскую экспедицию отправилась, чтобы сделать её частью своего проекта. Ирина учит понравившиеся ей стихи и тексты наизусть. Рано встает, чтобы встретить рассвет, погулять по палубе. Она единственная из всех осталась в каюте и не переехала в общий кубрик.

Остался ещё я, координатор практикантов Григорий Кубатьян. С этой группой мне предстояло провести ближайшие дни на море, чему я был очень рад.

Команда практикантов

< Предыдущая записьСледующая запись >

Кругосветка «Паллады». Отправляемся в путь

Кейптаун. Южная Африка. Напротив нас «Седов». Его поставили на вотерфронте рядом с нами, нос к носу под прямым углом. Соседей хорошо видно. Если махнуть рукой боцману, он помашет в ответ.

Вотерфронт – это парадная набережная города, морской фасад. Как ворчат местные жители, еще не Кейптаун, а лишь его вежливая маска, чистенький район ресторанов и пивных баров, любимый немецкими туристами. Здесь на вотерфронте спокойно, безопасно, вращается огромное колесо обозрения, ездит детский паровозик, за столиками сидят нарядные люди и едят удивительно мягкие жареные стейки.

В обычные дни на этой набережной столпотворение, но сейчас людей немного. Все боятся царь-вируса. В масках почти не ходят, зато носят с собой бутылки с санитайзером. Купить жидкость для чистки рук в аптеке или супермаркете невозможно, все запасы разобраны. Но у каждого южноафриканца в кармане пузырек, а некоторые держат в руках огромные флаконы, которые в карманы не помещаются.

Перед входом в магазины и лавки стоят улыбающиеся сотрудники и предлагают попрыскать вам на руки. Если соглашаешься, то прыскают, улыбаются до ушей и говорят «спасибо». Я тоже улыбаюсь, но отойдя на пару шагов нюхаю руки, чем прыснули? Вроде пахнет вкусно.

Учебный парусник «Седов» на фоне Столовой горы

На «Седов» и «Палладу» в этот раз не пускают посетителей. Массовые мероприятия запрещены, да люди и сами побаиваются. Тем более – портовая зона с немецкими туристами. Кто знает, что эти туристы привезли из дикой Европы в благополучную Африку?

Все стали подозрительными. Кто-то чихнет, и вокруг моментально образуется пустое пространство. За руки не здороваются, вместо этого стукаются локтями. Это даже интересно – неформально и весело. Невероятный корабль, – вздыхают африканцы, стоя на берегу. Жалеют, что не привели друзей и родственников.

Мы на этом корабле скоро отправимся в путь. Поплывем на остров Маврикий. Для «Паллады» это лишь небольшой отрезок кругосветной экспедиции. А для нас, морских практикантов – серьезное трехнедельное плавание.

Следующая запись >

Морской Чорт. Приключения графа Люкнера

Книга описывала морские похождения немецкого аристократа Феликса фон Люкнера по прозвищу «Морской чорт», воевавшего с противоположной стороны фронта. С момента окончания Первой мировой прошло всего 8 лет, а в Советском Союзе уже изучали военный опыт противника, восхищаясь его отвагой и находчивостью. Правда, Люкнер не топил русские суда, а вел «пиратскую войну» с англичанами. И судя по его воспоминаниям, первый морской опыт получил именно на русской торговой шхуне «Ниобея».

Немецкое издание автобиографической книги «Морской чорт»

Граф фон Люкнер был хитер и отважен. Служа на старой канонерской лодке «Пантера», он мечтал оказаться ближе к фронту и для этого разыграл воспаление аппендицита. Ему сделали несложную операцию, а после отправили служить на линейный корабль «Кронпринц», одно из лучших боевых судов. На этом судне он участвовал в знаменитом Ютландском сражении, о котором рассказывает Евгений Гришковец в спектакле «Дредноуты».

Но главное приключение Люкнера началось с назначением его в качестве капитана парусника «Пасс оф Бальмаха». Это было американское торговое судно, возившее шерсть в Архангельск. Его захватили англичане и отправили в Шотландию, но по дороге парусник перехватила немецкая подводная лодка. Немецкое адмиралтейство решило перестроить судно в военный корабль для проведения диверсионных операций против торгового флота противника.

Подготовка шла в строгой секретности. Даже портовые рабочие полагали, что готовят к морю учебный парусник. На дверях помещений были вывешены таблички «кубрики для курсантов». Приглядывавший за работами Люкнер представлялся инженером фон Экманом.

Модель парусника «Морской орел» в музее Общества Люкнера

На судно установили двигатель в тысячу лошадиных сил, поставили цистерны для топлива и питьевой воды. В полостях мачт спрятали оружие: маузеры, гранаты и винтовки. Подготовили запас провизии на два года автономного плавания. Предусмотрели помещения для пленных – на 400 человек, а для захваченных капитанов и офицеров организовали каюты повышенной комфортности. Подготовили даже книги на французском и английском языках, игры и граммофон, чтобы чем-то занять пленников.

Судно назвали «Зееадлер», то есть «Морской орел», но знали о его настоящем имени только в секретном отделе кайзеровского адмиралтейства. Паруснику придали сходство с норвежским лесовозом. Сложили на палубе бревна. Сделали копии судовых бумаг, выписали из Норвегии барометры и термометры, карты и карандаши, повесили в кают-компании портрет норвежского короля, а над койками матросов фотографии норвежских девушек и скандинавских пейзажей. Приготовили поддельные письма из дома на норвежском языке, снимки жен и детей. В команду набрали моряков, бывавших ранее в Норвегии и способных сказать несколько слов на этом языке. Одного молодого матроса переодели «Дагмарой, женой капитана», чтобы подчеркнуть мирный характер судна. Вручили ему маленькую собачку, даже сфотографировали в женском платье и повесили карточку на стену каюты. Чтобы английский военный патруль не заподозрил непорядка в документах, разбили и заколотили досками иллюминаторы, повсюду разлили воду, развесили мокрое белье – дескать, парусник только что пережил шторм.

Документальный фильм «Пират Кайзера» на немецком. Первая серия

В конце декабря 1916 года судно вышло из пролива Скагеррак, прошло минные заграждения и действительно было остановлено английским патрульным крейсером. Во время осмотра судьба немецких диверсантов висела на волоске. Англичане то задавали опасные вопросы по поводу маршрута судна, то шутя заметили, что собачка выглядит в точности как немецкая такса. Спускаясь в шлюпку, они чуть не обнаружили винт двигателя, которого не должно быть у парусного судна. Люкнер сбросил с палубы канат, который болтался у патрульных над головой, отвлекая их и заставляя смотреть вверх, а не вниз. Спрятавшиеся в трюме вооруженные немецкие моряки от напряжения и страха, что их сейчас раскроют, чуть не взорвали корабль. Но англичане дали отмашку «счастливого плавания».

«Зееадлер» под парусами. Картина Кристофера Раве (1881 – 1933)

«Зееадлер» пошел вперед. Ненужный более лес сбросили за борт, а на палубу установили пушку. Теперь можно было заняться пиратством. На мачтах посадили наблюдателей, тот из них, кто замечал встречное судно первым, получал бутылку шампанского.

Первой жертвой немецких корсаров стал английский пароход «Гледис Рояль», перевозивший уголь и стоивший намного дороже, чем атаковавший его парусник. Пароход был пущен на дно, а 26 пленных заняли арестантские кубрики на «Зееадлере». Боцман «Зееадлера» очень обрадовался рабочим рукам для проведения «малой приборки» на палубе.

Следующий захваченный английский пароход вез сахар с Мадагаскара. Потом пиратами был взят французский трехмачтовый барк, в числе трофеев оказался груз маиса, красное вино и три жирных свиньи. Провиант брали в первую очередь, ведь пленных нужно было кормить. Чем дольше пиратствовал «Зееадлер», тем больше людей копилось в трюмах. Капитан Люкнер отказывался убивать пленных, но и отпустить их было невозможно, ведь тогда они раскрыли бы секрет диверсантов. Корсары следовали правилам войны: перед нападением поднимали военный германский флаг. Английские, французские, итальянские суда захватывали, а нейтральное датское отпустили с миром.

Немецкий корсар «Зееадлер» атакует неприятельский пароход

За три месяца автономного плавания в Атлантике парусник потопил столько судов, что число пленных перевалило за три сотни – их было слишком много, еда стремительно заканчивалась. Захватив очередное французское судно, капитан приказал срубить на нем часть мачт и парусов и высадить «пассажиров» на палубу. Пленники могли спастись, но не слишком быстро.

Диверсионную операцию пришлось сворачивать, теперь англичане знали о дерзком немецком паруснике и пытались его перехватить. Уходя от преследования, корсары направились в обход мыса Горн в Тихий океан, где потопили пару американских судов, так как США официально вступили в войну.

Напуганные немецкими пиратами, капитаны торговых судов отказывались выходить в море. Стоимость перевозок катастрофически возросла. Чтобы наладить поставку грузов, англичане пустили слух, будто «Зееадлер» был потоплен. Но хитрый капитан Люкнер, находясь в Тихом океане, отправил радиосигнал: «SOS! На помощь! Нас атакуют немецкие подводные лодки!» Немецкие лодки в Тихом океане?! Цены на перевозки снова поползли вверх.

В общей сложности капитану удалось захватить 16 вражеских судов, прежде чем «Зееадлер» сел на рифы возле атолла Мопелиа (Маупихаа) во Французской Полинезии. Обломки парусника и сейчас популярны у приезжающих в эти места дайверов.

Затонувший «Зееадлер» у атолла Мопелиа

Вместе с американскими и французскими пленниками немцы застряли на острове. Построили лагерь и ждали проходящего судна, чтобы захватить. Но судно не появлялось, поэтому матросы построили 6‑метровую шлюпку, в которой часть команды отправилась исследовать острова Полинезии. Несколько недель они скитались по островам, пройдя в открытой шлюпке 2300 морских миль. Наконец, пиратам почти удалось захватить 2‑мачтовую шхуну. Но немцы были раскрыты, арестованы и отправлены в лагерь для военнопленных в Новой Зеландии.

В лагере Люкнер симулировал ревматизм, ходил на костылях или лежал на кровати и стонал. Сам же, тем временем, присмотрел моторную лодку коменданта, на которой планировал сбежать. Для подготовки побега уговорил коменданта дать разрешение на постановку любительского спектакля на тему Ютландского сражения (тут можно вспомнить не только Гришковца, но и фильм «Комедия строгого режима»). Арестанты шили костюмы и строили макеты судов, а заодно изготовили ручные гранаты и секстан, запаслись топливом и засолили украденных кур.

Лодка была угнана, а потом еще и шхуна. Но через несколько дней беглецов поймали и вернули в тюрьму. Лишь после окончания войны в июле 1919-го Люкнер смог вернуться в Германию, где стал национальным героем.

Марш в честь «Морского чорта» Люкнера

В 1936 году граф Люкнер приобрел 39-метровый двухмачтовый рыбацкий люгер, назвал его «Seeteufel» («Морской чорт»), переделал в яхту и отправился в кругосветное плавание, вернувшись в Германию три года спустя. В 1945 году судно было реквизировано советской армией и отправлено в Ленинград, сменив еще несколько имен – «Секрет», «Ленинград» и «Надежда». В перестройку яхту «Надежда» чуть не распилили на металлолом, но при содействии немецкого Общества Люкнера удалось найти средства для её восстановления. Сейчас бывший «Морской чорт», он же шхуна «Надежда», отлично себя чувствует и принадлежит Центральному яхт-клубу Санкт-Петербурга.

Русский Робинзон – более 10 лет на холодном побережье Охотского моря

Источник: drive2

В 1882 г. в журнале «Русская старина» появилась заметка писателя Александра Сибирякова о «русском Робинзоне». Его прототипом стал Сергей Петрович Лисицын. Потомственный дворянин, выпуск­ник физико-математического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета и корнет лейб-гвардии Гусарского полка.

Отставной дуэлянт

Сын офицера русской армии, погибшего в бою под Силистрией, Сергей Лисицын воспитывался тёткой в имении Сосновка Курской губернии. Окончил университет с дипломом кандидата математических наук. Но к преподавательско-научной деятельности юного дворянина не влекло. Он по­ступил в лейб-гвардии Гусарский полк.

Яркую жизнь столичного гвардейца погасила дуэль с полко­вым адъютантом. Все остались живы, но пышный гусарский ментик пришлось сменить на унылый сюртук чиновника. Стать ещё одним петербургским «Акакием Акакиевичем» отставному гусару? Это невыносимо! Потому он с восторгом принял приглашение родственника, служившего на Аляске, отбыть на край американского континента. И в один из дней 1847 г. 24-летний столичный хлыщ ступил на палубу корабля под Андреевским флагом.
Отставной корнет Лисицын был принят в офицерской кают-компании очень дружелюбно. Но гусар, он и в отставке гусар. Однажды гость в пьяном виде наговорил дерзостей в лицо командиру корабля и был отправлен под арест. А из своей каюты стал подбивать караульных матро­сов на мятеж. Капитан приказал скрутить подстрекателя, завязать ему глаза и высадить на пустынный берег.

Совсем один

Когда арестант освободился от пут и сорвал повязку с глаз, на горизонте он увидел уходящий корабль. Благородный капитан оставил ему не только чемоданы с одеждой, три пары сапог, тулуп (Охотское море — не тропи­ческий океан), пару пистолетов, шашку, кинжал, запас сахара и чая, золотые карманные часы, складной нож, пуд сухарей, две фляги с водкой, но и письменные принадлежности с запасом писчей бумаги, чистые записные книжки, бритвенный и чайный приборы, огниво, запас спичек, карандаши, краски, бумагу для рисования, 2800 рублей кредитными билетами и даже 200 гаванских сигар.

Ко всему этому прилагались отличное ружьё с 26 зарядами и записка командира корабля:

«Любезный Сергей Петрович! По Морскому уставу вас следовало бы осудить на смерть. Но ради вашей молодости и ваших замечательных талантов, а главное, подмеченного мною доброго сердца я дарю вам жизнь… Душевно желаю, чтобы уединение и нужда исправили ваш несчастный характер. Время и размышления научат вас оценить мою снисходительность, и если судьба когда-нибудь сведёт нас снова, чего я душевно желаю, то мы не встретимся врагами. А. М.».

Дворянин Лисицын сроду ничего не делал своими руками: в имении его обслуживали крепостные, в полку опекал ден­щик. Зная, что корабль шёл по Охотскому морю, он надеялся, что его оставили на одном из клочков суши гряды Алеутских или Курильских островов. Но вскоре убедился, что его положение хуже некуда. Он был зажат судьбой в клещи двух морей. Перед ним плескалось холодное Охотское море, а за спиной шумело дремучее «зелёное море тайги». А в ней — медведи, волки, рыси, ядовитые змеи…

Побережье Охотского моря

За неделю «русский Робинзон» устроил себе дом с печью, смастерил мебель. Сделал пращу, лук и стрелы (благоразумно решив беречь патроны к ружью). И правильно — зимой в его дом рвалась голодная волчь­я стая — убил из ружья 8 хищников в упор. А перед этим подстрелил медведя, обеспечив себя тёплой шубой и запасом медвежатины. Ловил рыбу, собирал и сушил грибы.

Но какой же Робинзон без Пятницы? 12 апреля Сергей Лисицын прогуливался по бере­гу, оценивая последствия весенних штормов, и увидел лежащего ничком человека. Без сил и чувств. Выяснилось, что Василий, так звали несчастного, — с транспорта, шедшего в Русскую Америку. Судно дало течь, все с него сбежали, а его с сыном забыли. Корабль нашли неподалёку. Помимо 16-летнего паренька на нём оказались две овчарки, коты, 8 холмогорских коров, бык, 16 волов, 26 овец, запасы продуктов, инструменты, семена ячменя и ржи, а ещё оружие, телескоп, две подзорные трубы, самовар, строительный и огородный инструмент.

Семь месяцев одиночества напрочь выветрили у «барина» всю дворянскую спесь. С таким хозяйством и ещё с двумя парами крепких и умелых рук они за лето не только обновили дом и баню, но и научились делать масло, сметану, сыр и творог. Вспахали поле и собрали урожай ячменя и ржи. Организовали обильный лов морской и речной рыбы. Начали сбор и пере­работку грибов, ягод и лесных трав. Словом, зажили трудовой коммуной.

Пираты и дикари

На коммуну время от времени пытались напасть китайские контрабандисты. Вот и пригодилась корабельная пушка с судна. Однажды к этому побережью Охотского моря подо­шли боевые корабли русского флота, посланные защитить наши границы от непрошеных китайских гостей. Русские моряки и помогли поселенцам отбить китайцев. В 1857 г. писатель Александр Сибиряков встречался с гостеприимным хозяином медных и золотых приисков в Приамурье Сергеем Лисицыным. Залежи медной руды и золота тот когда-то нашёл, будучи в одиночестве. Он был назначен правительством ещё и управляющим этими землями. Василий «Пятница» был при нём. Его сын учился в Московском университете.

А в Петербургском университете за счёт Лисицына учились оба сына командира корабля, который когда-то высадил смуть­яна-гусара на пустынный берег. Став богатым человеком, Сергей Петрович нашёл старика, проводил его в последний путь и взял на себя все заботы о его детях. История «русского Робинзона» закончилась богаче литературного. И человечнее.

Кстати, мы организуем парусную экспедицию вдоль берегов Охотского моря, где когда-то выживал отставной гусар Лисицын. Хотите отправиться с нами в это увлекательное приключение – переходите по ссылке, чтобы узнать подробности.

«Барнео» — это вам не Борнео. О работе шеф-повара на дрейфующей станции

Источник: ТАСС

«Барнео» и Борнео — отличие всего в одной букве, но вас моментально переносит с жаркого острова в Южной Азии в холодную Арктику — прямо к Северному полюсу.

Именно холод предпочитает палящему солнцу наш герой. С 2011 года он дрейфует на льдине, где ежегодно вот уже 20 лет разбивает лагерь для путешественников Русское географическое общество.

Пока туристы со всего мира приезжают в «Барнео» ездить на собачьих упряжках, кататься на мотосанях или заниматься подледным дайвингом, Иван размораживает для них солянку, варит пельмени и даже организует банкеты в условиях холода и полного отсутствия любых магазинов в радиусе тысяч километров.

Иван рассказал нам о том, как Барнео посетил принц Гарри, едят ли иностранцы гречку и разрешается ли на Северном полюсе выпивать. 

Иван Симонов

Как полюбить готовить в путешествиях

Самоизоляция стала нелегким испытанием для большинства людей по всему миру. Для Ивана, который около двух месяцев проводит в лагере экспедиции «Барнео» и еще по паре месяцев в год ходит на яхте: летом — в Арктике, зимой — в Антарктике, — самоизоляция и минимальное количество контактов — дело привычное.

Под парусом на протяжении трех-четырех месяцев он постоянно находится в составе экипажа из четырех человек, в который периодически вливаются небольшие туристические группы. В «Барнео» же в течение 21 дня команда живет и вовсе в информационном вакууме, имея возможность лишь иногда звонить родным по спутнику.

© Личный архив Ивана Симонова

Иван Симонов, повар

«Если я с яхты приезжаю, то еще недели две сижу дома, никуда не хожу. Надо привыкать к людям, потому что мы ходим по тем местам, где в принципе нет народа. В общем, активное общение для меня становится непривычным, привыкаешь к нему потом только через месяц-два»

В «Барнео» Иван впервые попал в 20 лет. Его отец — путешественник и полярник Виктор Симонов — тогда работал в лагере гидом и предложил сыну попробовать свои силы на собеседовании в команду тогдашнего шеф-повара экспедиции, и Иван согласился.

К тому времени он уже понял про себя важную вещь: перемена мест — одна из главных составляющих жизни сегодня, а умение сорваться и в один день уехать — необходимое условие для этого.

Именно так, «случайно», в 2013 году Иван уехал с другом работать в ресторан в Сочи прямо перед Олимпиадой. А еще раньше примерно так же неожиданно и опять же с подачи папы в жизни девятиклассника Вани Симонова появилось поварское искусство.

Симонов-старший тогда руководил известным в Карелии детским палаточным лагерем «Большое приключение» и позвал своих сыновей поработать помощниками повара: нужно было драить котлы, делать прочую грязную работу. 

«Мне было все равно в то время — отдыхал потом на свежем воздухе. Затем пару раз мне пришлось подменить повара, потому что он уезжал. В девятый класс я пришел с мыслью, что что-то надо делать. Я учился в химико-биологическом классе, то есть перспективы были — либо химик-биолог, либо врач, а мне не было это по душе. И после девятого класса я решил, что надо поступать на повара», — вспоминает Иван Симонов.

Два года Иван учился лучше всех на курсе, а на третьем году вдруг оказался первым на отчисление, потому что начал работать. Но и здесь, на земле, в родном городе, проявлялся характер путешественника. Дольше чем полгода на одном месте Симонов находиться не мог, его тянуло к новым впечатлениям.

«Это, мне кажется, родительские гены. У меня с детства случались путешествия: отец — турист, мама — туристка, поэтому с детства я ходил в походы», — объясняет Иван. Он все же нашел для себя идеальное «постоянное» место, объединившее работу и постоянное движение.

Работа в «Барнео»

В первое самостоятельное путешествие Иван Симонов отправился в 18 лет: во время учебы в профессиональном лицее он уехал на стажировку в Чехию, что продолжал делать до 2008 года.

Именно тогда, говорит, понял, что может выжить без постоянной заботы родных рядом, что границы открыты и можно уехать туда, куда захочется. В 2011 году Иван Симонов впервые отправился в «Барнео».

Иван говорит, что, несмотря на опыт работы в полярных экспедициях у его отца, каких-то собственных ожиданий от жизни на дрейфующей льдине у него не было. Возможно, поэтому он оказался не готов к большому числу стрессовых ситуаций, к тому, что приходилось много работать, к общению с разными людьми.

«После поездки я еще полгода был на таком эмоциональном позитиве. Я рассказывал всем, кого встречал, и вообще мог рассказывать об этой поездке круглосуточно. Сейчас я еду туда уже просто на работу, знаю, что там будет, что может быть, готов к тем нюансам, о которых обычные люди не знают», — отмечает Симонов.

© Личный архив Ивана Симонова

Подготовка к работе на дрейфующей базе начинается примерно за месяц. Для кухни — это время закупать продукты и делать заготовки. Все нужно нарезать, расфасовать, что-то заморозить, а затем все отправить вертолетом на базу. Взять с собой он может всё, кроме свежих овощей и фруктов.

На месяц для 250–300 человек необходимо иметь около трех тонн еды, а еще и дополнительный запас в расчете на то, что погодные условия могут задержать отправку туристов на Большую землю.

Бывали случаи, когда команда экспедиции из-за погоды долго не могла подготовить полосу для взлета и посадки и все находящиеся в «Барнео» оказывались заложниками дрейфующей льдины. Однажды в таких обстоятельствах всей экспедиции из 50 человек пришлось ждать 12 дней.

«На 10‑й день я уже понимал, что продукты начинают заканчиваться. Сложный сезон был… нам повезло, и с Ил-76 удалось сбросить нам продукты. Но для себя я сделал вывод, что с собой нужно брать по максимуму, с учетом по меньшей мере недели на случай внеплановых ситуаций. Плюс должен быть ящик с НЗ: если придется передвигать лагерь — а такие случаи были, — то из кухни все вынесешь, печку погасишь, и все замерзнет в считаные минуты. Поэтому в запасе должны быть хлеб, колбаса, какие-то продукты, которые можно есть без разогрева», — говорит Иван.

Что едят на льдине

В месте, где ближайший магазин находится в 2,5 тыс. км, на кухне постоянно кипит работа. По заказу команда во главе с шефом Симоновым готова приготовить и блюда для вегетарианцев, и даже суши. Стандартно же на завтрак здесь предлагают блюда из яиц, каши на выбор, бутерброды, сосиски и консервы. На обед — закуски, суп и второе, а вечером — второе, салаты и консервы.

«Сейчас есть условия для большего разнообразия. Понятно, что мы не можем приготовить какую-то экзотику, но мы стараемся постоянно расширять меню», — рассказывает Симонов.

© Личный архив Ивана Симонова

Есть на полярной базе и свой бар — запасы алкоголя для продажи туристам делает тоже кухня. Крепкие напитки, пиво — только для гостей, отмечает Иван, за пьянство персоналу могут выписать штраф до 500 евро.

Однако выпивать на Северном полюсе для туристов недешевое удовольствие  — до 100 евро за бутылку.

«Когда спрашивают, «чего так дорого», я говорю, что ближайший магазин — 2,5 тыс. км на самолете — пожалуйста», — замечает Иван.

Впрочем, и туристы тут бывают не из простых. В первый же год работы Ивана в экспедиции на базе остановился принц Гарри, который, однако, почему-то не произвел на юношу незабываемого впечатления.

«Принц Гарри ходил в благотворительную экспедицию. Это был мой первый год на «Барнео», поэтому я особо не понимал, что происходит. Но да, он заходил к нам на кухню. Они прилетели и ушли на маршрут. А на следующий день он улетел самолетом», — припоминает петрозаводчанин.

Для особых гостей особого меню нет: любому человеку Иван приготовит то, что позволяет набор продуктов, стараясь максимально учесть пожелания туриста.

Работа на базе, на которой встречаются люди со всего света, полностью разрушила для Ивана миф о том, что иностранцы не едят типичную русскую еду — гречку, котлеты или супы. «Да всё они едят! Они просто не знают, что это такое. Попробовав, некоторые по две-три порции берут. От борща и рассольника там все в шоке!» — говорит Симонов.

Однако сейчас он собирается добавить в меню более знакомые западным туристам крем-супы, закупить дополнительное оборудование для подогрева блюд.

Не меньше Иван заботится и о том, насколько разнообразно будут питаться члены команды, ведь они находятся здесь как минимум 21 день, в отличие от гостей, прибывающих на два-три дня.

«Для ребят всегда беру какие-то «ништяки»: вафельные тортики, пельмени, блины готовим. Главное, чтобы вкусно было. У нас всегда была ставка на русскую еду — то, что мы привыкли есть дома,» — говорит Симонов.

Трудности, которые любишь

В свободное время, когда оно случается у шеф-повара «Барнео», Иван отправляется к лагерю вертолетчиков, катается на снегоходе, а иногда просто читает или разгадывает сканворды, которые всегда берет с собой.

Иван говорит, что в «Барнео» он почти постоянно находится «в тонусе», так что к концу сезона обещает себе, что это было в последний раз.

Станция «Барнео»

«Сезон-то на самом деле очень тяжелый. Я  возвращаюсь с мыслями: «Все, я туда больше ни ногой, хватит с меня». Но проходит время, и я уже задумываюсь: вот сейчас начнется подготовка. И уже жду, когда позвонят из Москвы и скажут: «Все, Вань, выезжай, надо заготовки делать». Не знаю, с чем это связано. Какое-то место силы. Это центр Земли, выше точки нет. Кругом снег, лед, сама атмосфера интересная… Всегда хочется туда вернуться, и я не знаю почему».

View of Barneo Ice Camp North Pole April 2009

8 июня – Всемирный день океанов

Источник: ria.ru

Идея его проведения была впервые предложена в 1992 году на встрече на высшем уровне «Планета Земля» в Рио-де-Жанейро, как способ подчеркнуть общую причастность и неразрывную связь с океаном всего человечества, а также использовать этот день для повышения осведомленности о решающей роли океана в нашей жизни и важной деятельности человечества в его защиту. 

5 декабря 2008 года своей резолюцией Генеральная Ассамблея постановила объявить 8 июня Всемирным днем океанов. Резолюция призвала государства, пользующиеся проливами, в которых осуществляется международное судоходство, и государства, граничащие с такими проливами, и впредь сотрудничать по взаимному соглашению в вопросах, касающихся безопасности судоходства, учитывать проблему замусоривания моря в национальных стратегиях, посвященных утилизации отходов в прибрежной зоне, портах и предприятиях морской отрасли и т.д. В 2020 году тема Всемирного дня океана – «Инновации для устойчивого океана» (Innovation for a Sustainable Ocean). Речь идет об инновациях, связанных с внедрением новых методов, идей или механизмов.

Человек и маяк. История одного смотрителя.

Источник: sakhalin.info

Окруженная несколькими хозпостройками бетонная башня взмывает в небо 17-метровым бело-черным указующим перстом — маяк на горе был построен еще японцами и запущен то ли в 1912‑м (именно эту дату считают официальной), то ли в 1918 году. С ним в начале XX века завершилось освещение южной части Татарского пролива, а сегодня он остается одним из немногих действующих обитаемых навигационных сооружений на берегах Сахалина и Курил. За вековую историю маяк пережил войну, расцвет невельского порта и его увядание, развал СССР, разрушительное землетрясение 2007 года и множество куда более мелких штормов и катаклизмов.

Фото: sakhalin.info

Вместе с бетонной башней свою вахту на одинокой горе уже 55 лет несет Владимир Иванович Комаров — самый известный и открытый смотритель маяка во всей Сахалинской области. Сегодня, 2 апреля, его работе на сахалинских маяках исполняется ровно 60 лет — на благо островных моряков он трудится с 1959 года. Сперва — 5 лет на мысе Кузнецова, потом еще 55 — в окрестностях Невельска.

Фото: sakhalin.info

Гостей — а летом на маяк часто заявляются чуть ли не целыми школьными классами — Владимир Иванович приветствует непременно в полной выкладке: форменном кителе и головном уборе. Для любопытствующих у него подготовлена целая лекция — о маяке, его истории и пережитых испытаниях, японском колодце, засыпанном битым кирпичом и спасенном советскими солдатами, солнечных часах, с которых время стерло циферблат и стрелку. Не стало гномона, отбрасывающего тень.

К самому Владимиру Ивановичу, которому этой осенью исполнится 88, стихия оказалась куда благосклоннее. На пронизывающем приморском ветру и ярком весеннем солнце движения смотрителя, несмотря на возраст, отточены и точны, а лицо, словно у души маячника есть собственная многокиловаттная лампа, светится каким-то внутренним светом.

Фото: sakhalin.info

— Жизнь на маяке — это рай для меня. Нигде больше нет такого. Как я в город переберусь? Что там делать? Там ни курочек, ни овечек, ничего нет. А тут у меня и курочки, и овечки были, и лошадь. Тяжело бывает, конечно. Вот сейчас жена у меня после операции в городе, так что мы в разлуке. Живу, как Лыкова, отшельником, — распахивая тугую скрипучую дверь маленького домика, встречает смотритель: невысокий, чуть сгорбленный человек с темными глазами, практически всегда скрытыми в тени козырька фуражки, в простых брюках и неизменной тельняшке, аккуратный уголок которой показывается из-под спортивной толстовки.

Фото: sakhalin.info

На Сахалин Владимир Комаров приехал через несколько лет после Великой Отечественной. На фронт не попал по возрасту, вместе с другими белорусскими ребятами трудился на полях и, озорно прищурясь, добавляет смотритель, «партизанил». Повзрослев, прошел в Забайкалье учебку, стал радистом и отправился на мыс Крильон. После службы вернулся домой в Белоруссию, но долго там не задержался — снова отправился на остров. Первое время отвечал за электрорадиосвязь от мыса Крильон до села Шебунино, а потом заступил на приморскую вахту — предлагали пойти в радисты на судно, но не смог. «Укачивает сильно», — смущаясь, добавляет он.

С маяками Сахалина Владимир Иванович связан с 1959 года — тогда вместе с молодой женой взял под опеку «огненную башню» на мысе Кузнецова. «Бразды правления» там он принял от своего тестя. Через пять лет вахты попросил о переводе — ребенок подрастал, нужна была школа. Так и попал в 1964 году в Лопатино.

Фото: sakhalin.info

В ходе экскурсии маячник подходит к бетонному боку своего верного спутника, обветренной рукой похлопывает оббитую штормами штукатурку и с какой-то подкупающей гордостью бросает налетевшему с моря бризу:

— За все годы, что я здесь, этот маяк ни разу не гас.

Единственно исключение, подсказывает хроника, — роковое землетрясение 2007 года. Тогда маяк Лопатина погас, лампе просто не откуда было взять энергию в разрушенном подземными толчками районе. Но уже в первую ночь свет на башне, которая накренилась, но устояла, снова загорелся. Забытый властями, занятыми спасением невельчан, Владимир Иванович сам выкопал из-под завалов аварийный генератор, быстро подшаманил и запустил старый агрегат и вновь осветил море неизменным лучом прожектора.

«Главное, что маяк устоял — остальное восстановим», — мелькает в кадрах телевизионного эфира чуть сгорбленная фигурка несгибаемого смотрителя. Камера выхватывает «раненую» башню с облетевшей, словно от удара гигантского молота, штукатуркой, превращенный стихией в свалку стекла и дерева дом и самого Владимира Ивановича, с беспокойством в глазах летящего вверх по крутым кованым лестницам к фонарю. Цел? Цел. Ну слава богу.

Фото: sakhalin.info

Сегодня стараниями Владимира Ивановича маяк Лопатина — самый ухоженный и, пожалуй, посещаемый на Сахалине. Именно здесь в 2017 году зажгли огонь первых Военных спортивных игр, а в 2019 здесь побывали с факелом игры «Дети Азии».

— Владимиру Владимировичу (Путину), когда трансляция открытия была, прямо так кто-то и сказал: «Вот это лучший маяк в России», — с гордостью вспоминает Комаров, сидя у столика в центре единственной комнатки маленького домика смотрителя.

Фото: sakhalin.info

В печке урчит уютное пламя, а Владимир Иванович режет хлеб — без посиделок и угощения, уверен он, гости — не гости. Стены вокруг увешаны сувенирами, грамотами, фотографиями и даже детскими рисунками, а на единственном шкафчике среди хрусталя высятся вымпелы и миниатюрная копия первого маяка Владимира Комарова — башни, установленной на мысе Кузнецова. Ее на 85-летие смотрителю презентовало руководство гидрографической службы Тихоокеанского флота, в ведении которой находятся маяки Сахалина и Курил.

— Были у меня как-то тут французы. Все им показал, рассказал, пофотографировали. А потом сели, разговорились, и они признаются: «Полмира объездили, а такого человека, как русский маячник, нигде не встречали», — чуть погрустнев, вспоминает Владимир Комаров.

Фото: sakhalin.info

Летом 2019 года на маяке он надеялся устроить серьезный ремонт — несмотря на то, что внутри башенка с винтовыми лестницами выглядит, как новая, снаружи природа ее не щадит. То тут, то там из-под штукатурки проступает подъеденный солью бетон, мелькают ветвящиеся, словно щупальца тропической медузы, трещинки. На чужих не рассчитывает — за долгие годы привык не просить, а делать.

— Я уже думаю, что сдам маяк — тут надо работать, смотреть, ходить, а силы уже не те. У меня сын есть, ему и передам — он тут вахтами и так работает, да мне помогает. Чего чужую зарплату получать? Но все равно не брошу я это дело полностью — буду рассказывать, показывать, встречать ребятишек. Это достопримечательное место, его надо сохранить. Вообще, надо сохранять все, что только возможно. Я помню Великую Отечественную, насмотрелся на эти ужасы, как все уничтожали в Белоруссии, как бились за Минск… — блещет в темных глазах смотрителя беспокойство. В автоматику и современные технологии, признается Владимир Иванович, он верит слабо — на мысе Анива автономный маяк уже превратился в руины, а ничего надежнее мощного луча света, многозначительно приподнимает козырек, еще не придумали. Без смотрителя в таких делах, как ни крути, никуда не деться и в XXI веке.

Фото: sakhalin.info

В маленьком тамбуре домика смотрителя, зажатом между двумя скрипучими дверями, заливается лаем пес, пахнет дровами и уютом. А на улице, разрезая аквамариновое небо и свежий бриз, черно-белой громадиной высится маяк — пока затаившийся, но готовый с первыми звездами вспыхнуть с прежней силой.

Фото: sakhalin.info

Полезный интернет-ресурс для путешественников, застрявших в море

Этот ресурс стал надежным помощником для яхтсменов, застрявших в морях из-за коронавируса. С начала марта 2020 года он отслеживает ситуацию в морских державах, которые закрыли свои гавани на карантин. А также публикует информацию об открытых портах по всему Мировому океану.

Сайт регулярно обновляется благодаря преданным пользователям ресурса во всех четырех частях света. По наступлении лета стало понятно, что страны смягчают карантинные ограничения. Но это процесс будет долгим и осторожным. Админы ресурса призывают следить за обновлениями сайта и делиться ссылкой с друзьями, которые остались в море и не могут сойти на берег. 

Вот ссылка на портал https://www.noonsite.com/news/novel-coronavirus-2019-ncov-special-procedures-being-introduced-in-ports-of-entry-worldwide/ 

Если вашим товарищам-морякам нужна помощь и актуальные данные по открытым портам — поделитесь с ними этой статьей.

Мишустин заявил о готовности России постепенно открывать туристический сезон

Источник: iz.ru

«Мы готовы к постепенному открытию курортного сезона», — заявил глава правительства, напомнив, что с 1 июня во многих регионах уже возобновили работу санатории с медицинской лицензией. При этом утверждены рекомендации профилактики коронавируса в этой сфере.

По словам премьера, выполнение этих требований будет тщательно соблюдаться.

Кроме того, он потребовал заняться системным развитием внутреннего туризма в стране, в том числе решением проблем с инфраструктурой и сервисом.

«Туристическая отрасль — не только одна из самых пострадавших от пандемии коронавируса, но и одна из самых перспективных, ее потенциал крайне высок и в текущих условиях приобретает стратегическое значение», — подчеркнул Мишустин.

Парусники «Крузенштерн», «Седов» и «Паллада» возвращаются домой

Последний день, крайние мили, вот впереди видны огни Владивостока и Калининграда. Наконец-то наши моряки вернулись на Родину. Какой была эта нестандартная кругосветка для экипажей и курсантов? 

Про то, что прошли русские мореходы в пути, можно написать не одну эпическую книгу. Прежде чем садиться за монументальный труд, посвященный кругосветному путешествию легендарных парусников, попробуем кратко подвести итоги этого морского путешествия

«Паллада»

Фото: Евгения Романенко

К 1 июня фрегат «Паллада» прошел более 26000 морских миль. Из них исключительно под парусами — 6530 морских миль. На паруснике сыграли 294 парусных аврала.  За 7 месяцев морских странствий курсанты получили бесценные навыки, пересекали экватор, сдали экзамены по судовым специальностям. Теперь у ребят есть честно заслуженные флотские профессии — «судоводитель», «судомеханик», «электромеханик».  Всего на «Палладе» в этой экспедиции проходят практику 96 курсантов и пять юнг.

Главным вызовом для курсантов стали не экзамены, а сам семимесячный рейс. Он запомнится экипажу самым длительным переходом без схода на берег. Целых 75 дней экипаж парусника из-за карантина шел в море с короткими остановками на рейдах иностранных портов для дозаправки и пополнения запасов провианта. 

Еще была 200-мильная регата трех наших парусников в водах Южной Атлантики. Для «Паллады» эта гонка стала настоящим испытанием. Штормовые ветры «ревущих сороковых» широт основательно проверили команду и судно на прочность.

Для капитана «Паллады» Николая Кузьмича Зорченко это было пятое кругосветное плавание. В нем капитан встретил  свое 66-летие. Подарком имениннику стало рождение на его глазах настоящих моряков. Курсанты определились с выбором специальностей, проявили серьезное отношение к морю. Они приняли морскую жизнь, полюбили водную стихию. По мнению Михаила Кузьмича — это и есть главный результат кругосветки.

Фото: Евгения Романенко

У капитана Зорченко для «Паллады» два имени — «дом» и «пароход». Он всегда среди экипажа и курсантов. Вместе с ними занимается спортом, купается в море, лично следит за успехами  ребят и порядком на судне. Личный пример — самый лучший метод наставничества.

За эту экспедицию на «Палладе» родилось настоящее морское  братство. Между курсантами и командой возникло полное доверие после всех испытаний, которые моряки прошли плечом к плечу.

Перед заходом в родной порт на «Палладе» моряки устроили большую приборку, смотр личного состава. Также экипаж отрепетировал сценарий прибытия в гавань Владивостока. 3 июня после 7‑месячного странствия по Мировому океану фрегат «Паллада» вернется домой вместе с барком «Седов». 

«Крузенштерн»

Фото: Валерий Притченко

«Крузенштерн» на пороге Калининграда. Его морской поход должен был закончиться 3 сентября. Но пандемия изменила планы моряков — им пришлось вернуться в порт на 3 месяца раньше срока

За 6 месяцев странствий парусник прошел почти 24000 морских миль. Его встречали гавани Санта-Круз на на Канарах, Рио-де-Жанейро в Бразилии, Монтевидео в Уругвае, аргентинский «край света» — Ушуайя, столица Аргентины Буэнос-Айрес. Парусник проводил акции «Открытый борт». За время стоянок в портах на палубе судна побывали сотни местных жителей, военных и представителей власти.

Парусник «Крузенштерн» — победитель мемориальной атлантической регаты трех русских парусников. Он обошел «Палладу» и «Седов» в 200-мильной гонке с очевидным преимуществом.

75-летие Победы курсанты отмечали патриотическими вечерами, концертами, кинопоказами. Во время стоянки в Буэнос-Айресе на борт барка поднимались ветераны Великой войны.

За плечами 119 курсантов «Крузенштерна» 6 месяцев морской практики и отлично сданные экзамены по садовым специальностям. За полгода курсанты получили больше, чем за предыдущие 2–4 курса учебы.

Фото: Валерий Притченко

3 июня «Крузенштерн» вернется в Калининград. Пришвартуется у своего родного 18-го причала. Экипаж наконец-то сойдет на берег.

«Седов»

Фото: Екатерина Норицына

Легендарный парусник «Седов» бушприт к бушприту с «Палладой» стремится во Владивосток. Но для барка это не конец пути, в отличие от«Паллады». Барку предстоит пройти путь в родной Калининград через северные моря нашей страны.

«Седов» прошел по Корейскому и Цусимскому проливам. Миновал место скорбного Цусимского сражения времен Русско-японской войны. Здесь моряки минутой молчания и торжественным построением вспомнили павших героев. Опустили  на воду венок памяти. В конце весны погода благоволила к морякам: светило солнце и веяло теплом. Моряки приводили парусник в порядок.

Фото: Екатерина Норицына

30 мая капитан Евгений Ромашкин поздравил экипаж с Международным Днем парусов. Как по команде поднялся сильный ветер и команда отработала очередной парусный аврал. Команда парусника «Седов» слаженной работой акцию «Sail Awareness Initiative-2020». Ее запустил датский шкипер Джейкоб Фолтон на шхуне «Fulton». Это своеобразный морской флешмоб. По его условиям, любой парусник в полдень по местному времени выкладывает в соцсетях и на сайтах фото своих судов под хэштегом #traditionalsailingday. Так экипажи показали сплоченность вокруг большой идеи парусных странствий, их великой истории. 

На горизонте в туманной дымке показался русский берег.

Дедушку-яхтсмена взяли на абордаж

Десяток морских грабителей, вооруженных винтовками и автоматическим оружием, перехватили яхту пожилого яхтсмена в двух десятках миль от острова Бали. 

Тадеуш Новицкий Фото: marinersgalaxy

Ничего не подозревающий старичок шел под парусами 22 мая от побережья Южной Суматры. Тут его и застали врасплох балийские пираты. Они обчистили яхту за 20 минут. Забрали рацию, запасы воды, топлива и провиант, деньги, паспорт. Даже сняли штурвал, лишив старика возможности управлять судном.

Тадеуш и пограничники Фото: marinersgalaxy

Сам Тадеуш чудом не пострадал. Но оказался один на беспомощно дрейфующей яхте посреди моря. Через три дня страдающего от голода и жажды мистера Новицкого обнаружил катер береговой охраны Индонезии.

Пожилому путешественнику оказали медпомощь, накормили и связали с австралийским посольством в Джакарте. Дипломаты уже выехали на помощь своему соотечественнику.

«Мы до последнего не верили»: россияне возвращаются домой после более двух месяцев жизни на кораблях у берегов США

Источник: russian.rt

Круизный лайнер Coral Princess в порту Майами,
апрель 2020 года Reuters 
© Marco Bello

Несколько лайнеров американско-норвежского предприятия Royal Caribbean Cruises, второй по величине круизной компании в мире, стоят на якоре у берегов Майами больше двух месяцев. Хотя ещё в середине марта с кораблей сняли всех пассажиров, там до сих пор остаются десятки тысяч членов экипажей — людей со всего мира, среди которых около 120 россиян.

70 дней ожидания

Как рассказал RT россиянин Юрий (имя изменено), людям постоянно обещали, что их репатриируют домой на кораблях, однако каждый раз отправку в последний момент переносили.

15 мая, после очередной задержки лайнера Majesty of the Seas несколько сотен членов экипажа устроили митинг на палубе. Люди вывесили простыни, на которых написали обращения к судовладельцу «Хорошо ли вы спите?» и «Сколько ещё будет лжи?». 

Facebook

Россияне, ставшие очевидцами митинга, рассказали RT, что администрация корабля попыталась убрать самодельный плакат, однако участники протеста не дали этого сделать.

Ольга, которая работала на одном из лайнеров, сообщила RT, что несколько её соотечественников вылетели домой 24 мая. Ещё часть россиян находятся на лайнере рядом с Барбадосом и ждут отправки домой на самолётах — круизная компания смогла договориться с правительством США, чтобы граждан европейских стран отправляли чартерными рейсами.

«Нам объявили, что мы вылетаем сегодня, сказали собрать вещи и подготовиться. Мы полетим до Лондона, а оттуда кто-то рейсом до Минска, кто-то до Финляндии. Потом до Москвы нас должны довезти на автобусах. Честно говоря, мы до последнего не верили в то, что нам выдадут билеты. Нам уже раз пять обещали чартерные рейсы и каждый раз всё отменялось», — сказала Ольга.

Россияне ждали возвращения домой с 15 марта, когда с лайнеров сошли последние пассажиры. За время, пока корабли стояли на якоре рядом с Майами, власти Соединённых Штатов так и не предоставили точной информации о количестве российских граждан на борту, отметили в Министерстве иностранных дел РФ.

«По имеющимся данным, в том числе поступающим от самих соотечественников, на лайнерах у побережья США застряли порядка 120 россиян. Как и другим иностранцам в аналогичной ситуации, им было запрещено сходить на берег. Складывается впечатление, что в Вашингтоне решили самоустраниться от решения этой проблемы, вынуждая судовладельцев самостоятельно репатриировать членов экипажей и пассажиров круизных лайнеров», — заявили RT в МИД.

По данным Посольства РФ в Вашингтоне, на прошлой неделе американская круизная компания наконец смогла отправить несколько лайнеров в европейские порты в Великобритании, Нидерландах, Италии и Испании, куда они должны прибыть приблизительно 4 июня. На борту среди прочих находятся 28 наших соотечественников.

«На положении заключённых»

Между тем, по данным Университета Джонса Хопкинса на 28 мая, в США выявлено более 1,7 млн случаев заболевания коронавирусом нового типа. Свыше 100 тыс. пациентов скончались — это самый высокий показатель в мире. Для сравнения: в Великобритании, которая занимает второе место по этому показателю, умерли 37,9 тыс. человек.

Из-за этого американские власти установили очень жёсткие правила репатриации иностранных граждан с круизных лайнеров, в частности все перевозки должны быть осуществлены за счёт судовладельца, пояснил RT первый зампредседателя Российского профессионального союза моряков (РПСМ) Игорь Ковальчук. 

При этом он отметил, что далеко не каждый человек способен работать в море и выдерживать постоянные изменения условий.

«Эти люди фактически оказались на положении заключённых. Конечно, бытовые условия на круизных лайнерах далеки от тюремных, но у большинства людей сейчас нет никакого занятия, поэтому они начинают психологически ломаться, особенно те, кто оказался на судне впервые», — говорит он.

На сегодняшний день известно уже о четырёх предполагаемых случаях самоубийств среди членов экипажей круизных лайнеров по всему миру, которые ждут репатриации на родину. Все они произошли за последние несколько недель. 

В апреле Центр по контролю и профилактике заболеваний США сообщил, что только на борту судов у берегов страны находились порядка 80 тыс. граждан со всего мира. 13 мая представитель Береговой охраны Барри Лэйн заявил, что на 91 круизном судне в портах и территориальных водах США остаются более 61 тыс. членов экипажа.

Минобрнауки начало прием заявок на проведение морских экспедиций в 2021 году

Источник: tass

Министерство науки и высшего образования РФ начало формировать план морских научных исследований в российских морях на 2021 год, заявки на проведение экспедиций принимаются до 1 августа текущего года. Соответствующее объявление опубликовано в пятницу на сайте министерства.

«Российским заявителям необходимо представить в Минобрнауки России запросы на проведение морских научных исследований на 2021 год для включения их в проект плана (План морских научных исследований во внутренних морских водах, в территориальном море, в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе РФ на 2021 год – прим. ТАСС) вместе с поступившими запросами не позднее 1 августа 2020 года», — говорится в сообщении.

Сформированный проект плана будет направлен в профильные министерства и ведомства для согласования.

В рамках федерального проекта «Развитие передовой инфраструктуры для проведения исследований и разработок в РФ» нацпроекта «Наука» запланировано выполнение нарастающим итогом до 2024 года не менее 210 морских научно-исследовательских экспедиций.

День Северного флота 2020: история и традиции праздника

Источник: kp.ru

День Северного флота в России отмечают ежегодно, и 2020 год не стал исключением. Хотя некоторые коррективы внесла пандемия коронавируса. «Комсомольская правда» рассказывает все о традициях и истории праздника.

Когда отмечается День Северного флота?

В России День Северного флота отмечают 1 июня. В 2020 году будет 287‑я годовщина торжества. Однако отмечали праздник не все сотни лет. Некоторое время флот считался самым молодым в стране, его коллеги — Балтийский и Черноморский — куда старше.

История праздника

День Северного флота России установил главнокомандующий ВМФ адмирал Феликс Громов в 1996 году. Изначально подсчет ввели от даты 1 июня 1933 года — в этот день в Мурманске появилась Северная флотилия, которую скоро преобразовали во флот.

Реформа праздника случилась в 2014 году. Тогда, накануне торжества, новый главком Военно-морского флота адмирал Виктор Чирков завизировал новый указ, согласно которому флот появился в 1733 году. Против исторической правды документ не погрешил. Решили, что уместнее вести отчет с года постройки военного порта в Архангельске, откуда вышла первая имперская эскадра судов. Но дату оставили прежнюю — 1 июня. 

Есть мнение, что праздник нужно отодвинуть еще дальше на временном отрезке. Ведь порт в Архангельске заложили по указу Петра еще раньше, в конце XVII века. То есть, Северный флот ведет свою историю от эскадры вице-адмирала Петра Бредаля, созданной в 1733 году для защиты территорий Российской империи, морских торговых путей и промыслов на Белом море и побережье Кольского полуострова.  Приказом Главнокомандующего ВМФ России от 25 мая 2014 года годом образования Северного флота определен 1733, а годовым праздником – 1 июня. До издания приказа датой образования Северного флота было принято считать 1 июня 1933 года, когда по решению руководства СССР была сформирована Северная военная флотилия, преобразованная во флот в 1937 году.

Традиции

Все традиции празднования Дня Северного флота — патриотические. Главное торжество ежегодно проходит в Североморске. Это закрытый город — въезд только по пропускам либо для жителей. Расположен он за полярным кругом. Здесь находится главная база североморских ВМФ России. А появился он только в 1933 году. В праздничный день в городе проходят торжественные построения и устраивают экскурсии по кораблям для местных жителей. Из-за закрытого статуса поселения попасть на мероприятия всем желающим будет непросто. 

Однако не только в Североморске отмечают День Северного флота. На военных судах, которые относятся к этому округу, также устраивают торжественные мероприятия, поднимают Военно-морской флаг и выносят боевое знамя. 

Эмблема Северного флота ВМФ РФ

Традиции праздника призваны не только показать современную мощь флота, но и вспомнить героев-моряков. В честь них в годовщину открывают мемориальные доски и возлагают цветы к памятникам. 

Интересные факты о Северном флоте

  • Флагман военного объединения — тяжелый атомный крейсер «Петр Великий». На 2020 год это единственное судно подобного типа. Интересно, что когда его только закладывали, сначала назвали «Куйбышев», а затем переименовали в «Юрий Андропов». На борту находятся свыше 1000 человек. В их распоряжении 200 км коридоров на шести палубах. Питает судно ядерная установка. 
  • Северный флот патрулирует 13 морей вокруг границ России. 
  • В составе Краснознаменного Северного флота — полное его название — кроме боевых кораблей, есть авианосцы, авиация и подводные лодки. 
  • На счету матросов Северного флота множество военных «премьер». Например, первое подледное плавание, запуск баллистической ракеты с подводной лодки.
  • Флот защищает интересы России в Арктике, а еще участвует в экологических мероприятиях, вроде очистки территорий Крайнего Севера от промышленного мусора.
  • Хоть флот и Северный, но его боевые единицы для поддержания формы выполняют задачи по всему миру. Например, патрулируют Индийский океан, где разбойничают сомалийские пираты. Или принимают участие в военной операции в Сирии. 
  • Моряки не лишены чувства юмора. Например, аббревиатуру СФ они предложили расшифровывать как «Суперфлот». 
  • У флота есть свой ансамбль песни и плясок. Появился он летом 1940 года и функционирует до сих пор. Выступают не только для военнослужащих, но и устраивают благотворительные акции, а также флешмобы.

С праздником, моряки – североморцы!

В сербской угольной шахте археологи обнаружили римский парусник

Ученые предположительно исследовали лишь 4 % территории Виминациума. Ведь это был огромный город, столица римской провинции Мезия, с населением в 45 тысяч человек. Тут был ипподром, арена, амфитеатр, общественные бани, порт на реке Дунай. 

Фото www.popmech.ru

Руководитель раскопок, археолог Миомир Корач:

Корабль построили примерно в  III веке до нашей эры в гавани Виминациума. Тут стоял большой речной флот римлян, защищавший город от нашествия варваров. Остов корабля для своего возраста в прекрасном состоянии. Такая находка  — редкость. Состояние корпуса позволит полностью восстановить облик судна

Ученые определили, что длина судна — 19 метров. Это бескилевый шестивесельный парусник с плоским дном и косым латинским парусом. Археологи подняли на поверхность носовую часть судна. Ее длина около 10 метров. Рядом с корпусом парусника нашли остатки двух небольших лодок.

Смотрите видео с места раскопок

На Геопортале РГО опубликовано собрание морских атласов XVIII — XIX веков

Карты, представленные в атласах, составлены знаменитыми мореплавателями и картографами и охватывают акватории Балтийского, Баренцева, Белого, Каспийского, Охотского, Берингова и других морей, прилегающих к российскому побережью. Всего на портале опубликовано 11 коллекций, включающих более двухсот карт.

Карта части Финского залива от Стеншхера до Кронштадта. Л.В. Спафарьев. 1823 г. Изображение с Геопортала РГО

Морские атласы, опубликованные на Геопортале, были составлены Павлом Голенищевым-Кутузовым, Алексеем Колодкиным, Леонтием Спафарьевым, Иваном Будищевым, Егором Манганари, Алексеем Нагаевым. Авторы стремились максимально точно отобразить информацию о побережьях морей, возможных опасных местах, течениях и прибрежных ориентирах, ведь от этого зависели жизни людей, которые пользовались их трудами.

Фрагмент титульного листа «Морского атласа всего Балтийского моря
с Финским заливом и Категатом». 1812 год.
Изображение с Геопортала РГО

К примеру, в конце XVIII века гидрограф и картограф, адмирал Алексей Нагаев составил сборник морских карт, куда в том числе вошли карты Берингова и Охотского морей, созданные по материалам экспедиции Витуса Беринга и Алексея Чирикова. Среди карт представлены побережья некоторых Алеутских остовов и острова Кадьяк, которые на момент издания атласа входили в состав Российской империи.

А в начале XIX века генерал-лейтенант, главный командир Ревельского порта Леонтий Спафарьев составил атлас всего Финского залива, включив в него подробные описания маяков с их профилями на местности, что отличает его издание от других атласов.

Ознакомиться с морскими атласами на Геопортале РГО

Подготовлено по материалам РГО 

75 дней карантина в открытом море

Григорий Кубатьян, фото из соцсетей

— Поздравляю со скорым возвращением домой. Твою экспедицию на «Палладе» нельзя назвать обычной. Из-за пандемии все пошло не по плану. Подведешь короткий итог путешествия?

Учебный парусник «Паллада» пришел во Владивосток. А с ним и мы, морские практиканты. 3‑недельная практика под парусами обернулась 2,5‑месячным автономным плаванием через полмира. От Кейптауна мы прошли почти 9 тысяч морских миль. 

— Что ты почувствовал, когда понял, что твое плавание — это надолго, и  как происходящее восприняли практиканты из твоей группы? 

Из-за карантина нас не принял порт Маврикий, потом порт Сингапур, были отменены заходы в Бруней и Нагасаки. По этому поводу мы испытали радугу эмоций: недоверие, ужас, истерическое веселье, смирение, удовлетворение и восторг. Если сначала вынужденное заключение казалось невыносимым, ведь почти у всех дома работа, дети, незаконченные дела, то потом мы поняли: самоизоляция на море – не худший способ пережить эпидемию. И постарались, как могли, разнообразить своё пребывание на корабле. 

— Итак, наступил момент, когда программа двухнедельной морской практики сменилась долгим и однообразным странствием. Чем вы занимались в это время, как включили себя в жизнь «Паллады»?

Кто-то из нас чинил паруса, красил борта судна или перебирал механизмы в машинном отделении. А всей командой мы выиграли 1‑е место в КВН и 2‑е в перетягивании каната. Помогли организовать первый в истории парусников беговой марафон и массовое обливание холодной водой на палубе. В нашей дружной группе всего 9 человек, включая координатора. Но, как оказалось, этого достаточно, чтобы сформировать спортивную команду, хор, танцевальный коллектив, четыре кинобригады и одну театральную труппу. 

Фото: Евгения Романенкова

— Как ты и твои товарищи  внутренне адаптировались к долгому переходу?

Моя задача на «Палладе» была в том, чтобы помочь адаптироваться практикантам во время морского плавания. Но с какого-то момента именно они помогали мне. Ничего особенного от перехода я не ждал, лишь представлял, что 3 недели в море – многовато. Я тогда не знал, чем всё закончится. Если бы знал, всё равно согласился бы пойти. Но одно дело готовиться к продолжительному путешествию, другое – оказаться в ситуации, когда тебя неожиданно запирают на борту и домой вернуться ты не можешь – вокруг вода, и на сушу выйти нельзя. Я переживал, как это воспримет группа? И действительно у ребят сначала был шок. Но в итоге каждый из нас увидел преимущества в этой ситуации, сумел под нее подстроиться и даже прийти к выводу, что хоть мы и не планировали, у нас получилось одно из самых крутых путешествий в жизни. 

— Между людьми, которые так долго находятся в море, складываются непростые отношения.  Наверняка, вспыхивают ссоры. Что для тебя стало самым сложным в этом путешествии в отношениях с собой и окружающими?

Лично меня долгая морская изоляция кидала в эмоциональные крайности: от полного счастья во время серьезных парусных авралов, спортивных или творческих выступлений до мрачной раздражительности, когда хотелось на ком-нибудь сорваться. Судно – большая коммуналка на 158 человек, то ты кому-нибудь на ногу наступишь, то тебе. Разругаетесь вдрызг, а разбежаться некуда, по тем же коридорам ходите. Выручали две вещи – спорт и распорядок дня. 

Во время тренировок выплескиваешь накопившуюся агрессию и снова владеешь собой. А распорядок дня позволяет не скисать. Стоит утром пропустить подъем флага, даже по условно-уважительной причине – не выспался или нездоровится – и день насмарку. Ходишь вялый, чувствуешь себя лишним. Зато если включаешься в работу и в судовые мероприятия, то становишься частью единого организма. И отношение к себе другое. 

Фото: Евгения Романенкова

— У экспедиции обязательно есть цели: редакционное задание, научная работа или личный вызов. Какие задачи ты ставил перед собой и выполнил ли ты их?

Я поставил перед собой три задачи: собрать материал для фильма о «Палладе», написать книгу о нашем плавании и ежедневно поддерживать физическую форму. Этим и занимался. Не могу сказать, что после экспедиции я изменился, или на меня снизошло откровение. Не изменился. Не снизошло. Даже наоборот, понял, что вообще мало изменился с детства. Всё так же воспринимаю жизнь, те же вещи люблю и тех же избегаю. 

— В море на паруснике все скрытое внутри проявляется. Люди становятся другими. 

Григорий Кубатьян, журналист:

Здесь лишаешься наработанного социального статуса и связей, теряешь привычную вежливую или наоборот суровую рабочую маску и становишься собой, возвращаешься в глубокое детство.

Многие замечали, что морская практика на паруснике напоминает отдых в пионерском лагере – с утренней линейкой, столовой, пионервожатыми и игрой в зарницу. Здесь лишаешься наработанного социального статуса и связей, теряешь привычную вежливую или наоборот суровую рабочую маску и становишься собой, возвращаешься в глубокое детство. Если был шутником в школе, то будешь весело задирать товарищей по кубрику. А если любил рисовать или петь, то и здесь будет такая возможность. Во время большой приборки перед заходом во Владивосток мы скакали на швабрах, как на лошадках, а вечером раскрашивали деревянные кораблики, чтобы взять с собой в качестве сувениров. Кто нас осудит? Наши диалоги в столовой были достойны комедийного ситкома! Ни за что не поверишь, что это общаются руководители и успешные специалисты. 

— Считаешь ли ты эту экспедицию потерянным временем?

Считаю ли я наше затянувшееся путешествие потерянным временем? Разумеется нет. Было ли это время непростым – пожалуй, да. И ощущение, что «всё достало» порой маячило где-то рядом. Странное ощущение свободы и несвободы. Двигаясь по океану, мы были свободнее большинства населения планеты. Ни масок, ни лекарств, ни социальной дистанции, ни разрешительных кодов, ни полиции, ни пугающих новостей – всё это в море ни к чему. Но и сбежать от единообразия судовой жизни нельзя. Возвращаешься на ту же узкую койку с низким потолком, в ту же столовую, в которой не выбрать, что хочешь съесть сегодня, а можно лишь отказаться от еды. И гуляешь по палубе – полный круг 140 метров. 

— На горизонте вот-вот появятся огни родного берега. Что у тебя в планах: новые экспедиции или встреча с семьей?

Родную землю уже видно с борта судна. Завтра заходим в порт. Мои ближайшие планы как путешественника – вернуться домой. Я сейчас не готов планировать новые маршруты. Хочу увидеть близких, отдохнуть от моря, осмыслить полученный опыт, получить новый опыт – карантинно-масочный. А дальше посмотрим. 

Онлайн-конференция по случаю возвращения русских моряков из долгого морского похода

Фото: Юрий Масляев

Встреча пройдет в онлайн-режиме, на связи будут Владивосток, куда прибудет фрегат «Паллада» и барк «Седов», а также Калининград, где швартуется парусник «Крузенштерн».

Итоги многомесячной экспедиции подведут:

  • заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству Петр Савчук, 
  • капитан фрегата «Паллада» Николай Зорченко, 
  • капитан барка «Крузенштерн» Михаил Еремченко, 
  • капитан барка «Седов» Евгений Ромашкин, 
  • ректор КГТУ Владимир Волкогон,
  • ректор Дальрыбвтуза Олег Щека.

Это путешествие было символичным. Оно стало мировым напоминанием о двух эпохальных исторических событиях:

  1. 200-летию открытия Антарктиды русскими исследователями Беллинсгаузеном и Лазаревым
  2. 75-летию Победы нашего народа в Великой Отечественной войне. 

Моряки частично прошли историческим маршрутом экспедиции XIX века. «Паллада» вышла в море 1 ноября 2019 года из Владивостока. «Седов» и «Крузенштерн» отправились в путь немного позже — парусники покинули Калининград 8 декабря 2019 года.

Блогеры и журналисты смогут получить аккредитацию на мероприятие, используя приложение WhatsApp или по электронной почте.

Зрители увидят трансляцию на странице анонса и в группе ТАСС в Facebook.

Подготовлено по материалам tass

Три капитана, три истории, три легенды

19 мая

Михаил Вячеславович Новиков

День рождения Михаила Вячеславовича Новикова — капитана-наставника «Крузенштерна», начальника управления мореплавания и практической подготовки БГАРФ. Капитанов, способных вывести в открытый океан такой большой парусник, как «Крузенштерн» можно пересчитать по пальцам. За человека красноречивее пафосных поздравлений говорят наблюдения за его жизнью:

Однажды Михаил Новиков снялся в рекламном ролике одного известного банка. И весь весомый гонорар он раздал команде парусника как прибавку к жалованию. Поступок для многих людей труднообъяснимый.

На «Крузенштерне» уже несколько лет ходит вторым помощником сын Новикова. Новиков-младший никогда не заходит в капитанскую каюту без служебной необходимости. Он обращается к отцу исключительно по имени-отчеству. А сам Михаил Вячеславович никогда не дает повода думать, что проявляет в службе сына особое участие.

Однажды, во время съемок документального фильма на борту барка Михаил Кожухов спросил Новикова: «Вы прошли на «Крузенштерне» всю служебную лестницу – от матроса до капитана. Но матросами здесь начинали многие. Какими качествами должен обладать человек, чтобы стать капитаном такого барка?»

 И тут Новиков ошарашил: «Первое – это искренность». Вот такой человек — открытый и настоящий, как море.

23 мая

Николай Кузьмич Зорченко

В 2020 году капитан «Паллады» Николай Кузьмич Зорченко отмечает 67‑й день рождения. 

Николай Кузьмич — абсолютный лидер среди капитанов больших парусников по количеству кругосветных экспедиций. Вот и сейчас он идет на «Палладе» в своем пятом кругосветном плавании.

Капитан Зорченко не накручивает счетчик кругосветок ради личной славы. Просто он уверен, что корабль существует для того, чтобы бороздить океан. «У каждого нормального человека есть горизонты, к которым надо стремиться. Я никому не хочу ничего доказать. Просто должны быть корабли. А корабли должны ходить далеко-далеко. И чем дальше — тем лучше», говорит Николай Кузьмич. 

Шкипер «Паллады» — отец экипажу, курсантам, паруснику. Он не прячется от курсантов в капитанской каюте, будто недосягаемый король в башне из слоновой кости. Не избегает подчиненных под видом архизанятости великими начальственными делами. Он — в жизни фрегата. Свободно гуляет по палубе, занимается со всеми спортом, купается в океане с командой. Во всем, что происходит на мостике, палубе и в трюме, Николай Кузьмич участвует. Именно таким должен быть настоящий капитан.

Есть два типа капитанов. Один говорит матросу: «Делай, как я сказал!». А второй: «Делай, как я». Николай Кузьмич — второй тип капитана. Таким его уважают и любят все, кто идет с ним на «пароходе». Да, капитан Зорченко именно так называет «Палладу» — пароход)

25 мая

Евгений Николаевич Ромашкин

Именинник, Евгений Ромашкин — капитан барка «Седов», самого большого учебного парусника в мире. Наша первая встреча с Евгением Николаевичем произошла тогда, когда он ходил старпомом на «Крузенштерне». Евгений Ромашкин навсегда связал жизнь с морем после первого похода на этом легендарном паруснике.  21 год назад он юным курсантом поднялся на борт «Крузенштерна» и остался на нем на 37 рейсов длиной в 18 лет. Он ходил матросом, третьим и вторым помощником капитана. Потом стал старпомом.

А в 2017 году Евгений Ромашкин попал на «Седов». С тех пор он помогает курсантам стать настоящими моряками. Для Евгения Николаевича понятие «капитан» — это не профессия, а призвание. Внутреннее отношение к своему делу Евгений Николаевич выразил в одной из наших бесед:

«В этом мире, где все погрязло в насилии, лжи и предательстве, слишком мало осталось чистого, светлого, по-настоящему романтичного и живого. И я, наблюдаю за тем, как люди теряют свое мнение. А если оно у них и остается, то фактически ничего не значит. Я думаю, что большие парусники — это тот живой островок, на котором мы еще можем сопротивляться. «Крузенштерн» и «Седов» целостны сами по себе. Но для меня они — один мир. У меня на куртке на спине оба парусника. Кажется, я имею право ее носить».

Капитан Ромашкин отвечает за каждого курсанта на борту «Седова». Тонкая работа капитана учебного парусника по мнению Евгения Ромашкина не только в том, чтобы быть безупречным судоводителем и блюстителем порядка. И не в том, чтобы надавать нарядов и взысканий виноватым. Со слов Евгения Николаевича, быть капитаном — это брать на себя ответственность быть хорошим человеком.

Капитаны «Крузенштерна», «Седова»и «Паллады» воплощают в полной мере слова песни Владимира Высоцкого: 

«Оставайтесь, ребята, людьми, становясь моряками. Становясь капитаном, храните матроса в себе». 

Мы счастливы, что познакомились с вами, уважаемые, настоящие, открытые люди ветра. C Днем рождения каждого из вас, дорогие капитаны! 

Ура,ура,ураааа!

Паруса в виде колонн: эффект Магнуса

Источник: popmech.ru

«Алкиону» фонд Кусто приобрёл в 1985 году, и рассматривался этот корабль не столько как исследовательский, сколько в качестве базы для изучения эффективности турбопарусов — оригинального судового движителя. А когда спустя одиннадцать лет легендарная «Калипсо» затонула, «Алкиона» заняла её место в качестве основного судна экспедиции (к слову, сегодня «Калипсо» поднята и в полуразграбленном состоянии стоит в порту Конкарно).

Собственно, турбопарус изобрёл Кусто. Так же, как акваланг, подводное блюдце и ещё множество приспособлений для исследований морских глубин и поверхности мирового океана. Идея родилась ещё в начале восьмидесятых и заключалась в том, чтобы создать максимально экологичный, но при этом удобный и современный движитель для водоплавающего средства. Использование силы ветра представлялось наиболее перспективным направлением исследований. Но вот незадача: парус человечество придумало несколько тысяч лет назад, а что может быть проще и логичнее?

Конечно, Кусто и компания понимали, что построить судно, приводимое в движение исключительно парусом, невозможно. Точнее, возможно, но его ходовые качества будут весьма посредственны и зависимы от капризов погоды и направления ветра. Поэтому изначально планировалось, что новый «парус» будет лишь вспомогательной силой, применимой в помощь обычным дизельным двигателям. При этом турбопарус заметно снизил бы расход дизельного топлива, а при сильном ветре мог стать единственным движителем судна.

И взгляд команды исследователей обратился в прошлое — к изобретению немецкого инженера Антона Флеттнера, знаменитого авиаконструктора, внесшего серьёзный вклад и в кораблестроение.

Ротор Флеттнера и эффект Магнуса

16 сентября 1922 года Антон Флеттнер получил немецкий патент на так называемое «роторное судно». А в октябре 1924 года экспериментальное роторное судно Buckau сошло со стапелей кораблестроительной компании Friedrich Krupp в Киле. Правда, строилась шхуна не с нуля: до установки роторов Флеттнера она была обычным парусным судном.

«Ветряной корабль Флеттнера у всех на устах благодаря необычайно ревностной газетной пропаганде», — писал Луи Прандтль в своей статье о разработке немецкого инженера.

Идея Флеттнера заключалась в использовании так называемого эффекта Магнуса, суть которого состоит в следующем Когда воздушный (или жидкостный) поток обтекает вращающееся тело, образуется сила, перпендикулярная направлению потока и воздействующая на тело. Дело в том, что вращающийся объект создаёт вокруг себя вихревое движение. С той стороны объекта, где направление вихря совпадает с направлением потока жидкости или газа, скорость движения среды растёт, а с противоположной — падает. Разница давлений и создаёт поперечную силу, направленную от стороны, где направление вращения и направление потока противоположны, к стороне, где они совпадают.

Открыл этот эффект в 1852 году берлинский физик Генрих Магнус. Один из его классических опытов выглядел следующим образом: «Латунный цилиндр мог вращаться между двумя остриями; быстрое вращение цилиндру сообщалось, как в волчке, шнуром. Вращающийся цилиндр помещался в раме, которая в свою очередь легко могла поворачиваться. На эту систему пускалась сильная струя воздуха при помощи маленького центробежного насоса. Цилиндр отклонялся в направлении, перпендикулярном к воздушной струе и к оси цилиндра, при том в ту сторону, с которой направления вращения и струи были одинаковы» (Л.Прандтль, «Эффект Магнуса и ветряной корабль», 1925 год).

Собственно, Флеттнер сделал довольно простую вещь. Он установил на метровую испытательную шлюпку бумажный цилиндр-ротор высотой около метра и диаметром 15 сантиметров, а для его вращения приспособил часовой механизм. И шлюпка поплыла. Доказав на практике возможность использования боковой силы, возникающей в результате эффекта Магнуса, Флеттнер решился переоборудовать трёхмачтовик «Букау» в роторный корабль.

На сегодняшний день «Алкиона» является единственным в мире судном с турбопарусом системы Кусто. Смерть великого океанографа в 1997 году поставила крест на постройке второго подобного корабля, «Калипсо II», а другие кораблестроители опасаются непривычной конструкции…

Роторы «Букау» вращались от электродвигателей. Собственно, никакого отличия от классических опытов Магнуса в конструкции не было. Со стороны, где ротор вращался навстречу ветру, создавалась область повышенного давления, с противоположной — пониженного. Результирующая сила и двигала судно. Более того, эта сила во много раз превышала силу давления ветра на неподвижный ротор — примерно в 50 раз! Это открывало перед Флеттнером огромные перспективы. Помимо всего прочего, площадь ротора и его масса были в несколько раз меньше, чем площадь парусного вооружения, которое бы давало равную движущую силу. Ротором было намного проще управлять, да и в производстве он был достаточно дёшев. Сверху Флеттнер накрыл роторы плоскостями-тарелками — это увеличивало движущую силу примерно в два раза за счёт правильной ориентации потоков воздуха относительно ротора. Оптимальную высоту и диаметр ротора для «Букау» рассчитали, продув модель будущего судна в аэродинамической трубе.

Ротор Флеттнера показал себя прекрасно. В отличие от обычного парусного судна, роторный корабль практически не боялся непогоды и сильных боковых ветров, легко мог идти переменными галсами под углом 25° к встречному ветру (для обычного паруса предел — около 45°). Два цилиндрических ротора (высота — 13,1 м, диаметр — 1,5 м) позволили отлично сбалансировать судно — оно оказалось устойчивее парусника, которым «Букау» был до перестройки. Испытания судна проводили и в штиль, и в шторм, и с намеренной перегрузкой — и никаких серьёзных недостатков выявлено не было. Наиболее выгодным для движения судна было направление ветра точно по перпендикуляру к оси судна, а направление движения (вперёд или назад) определялось направлением вращения роторов.

Уже в феврале 1925 году «Букау» успешно прошла путь из Данцига в Шотландию через Северное море, а годом позже корабль (переименованный в «Баден Баден») совершил вояж из Европы в Америку через Атлантический океан. В том же году на верфи был заложен второй роторный корабль — могучий грузовой лайнер «Барбара», приводимый в движение тремя 17-метровыми роторами. При этом для каждого ротора хватало одного маленького моторчика мощностью всего 35 л.с. (при максимальной скорости вращения каждого ротора 160 об/мин)! Тяга роторов была эквивалентна тяге винтового движителя вкупе с обычным корабельным дизелем мощностью около 1000 л.с. Впрочем, дизель на судне тоже наличествовал: в дополнение к роторам он приводил в движение винт (который оставался единственным движителем в случае безветренной погоды).

Но в конце двадцатых грянула Великая Депрессия. В 1929 году чартерная компания отказалась от дальнейшей аренды «Барбары», и её продали. Новый владелец снял роторы и переоборудовал корабль по традиционной схеме. Всё-таки роторный движитель проигрывал винтовым движителям в сочетании с обычной дизельной силовой установкой из-за своей зависимости от ветра и определённых ограничений по мощности и скороходности. Флеттнер обратился к более перспективным исследованиям, а «Баден Баден» в итоге затонул во время шторма в Карибском море в 1931 году. И о роторных парусах надолго забыли…

Турбопарус Кусто

Парусники строились и на протяжении XX века. В современных кораблях такого типа парусное вооружение сворачивается с помощью электромоторов, новые материалы позволяют заметно облегчить конструкцию. Но парусник парусником, а идея использовать энергию ветра кардинально новым способом витала в воздухе ещё со времён Флеттнера. И её подхватил неутомимый искатель приключений и исследователь Жак-Ив Кусто.

Яхта конструкции Джона Марплса «Клодия» (Cloudia)

Яхта конструкции Джона Марплса «Клодия» (Cloudia) представляет собой перестроенный тримаран Searunner 34. Первые тесты яхта прошла в феврале 2008 года в городе Форт Пирс, Флорида, США, а создание её финансировал телеканал Discovery. «Клодия» показала себя невероятно маневренной — она останавливалась и переходила на задний ход за считанные секунды, свободно двигалась под углом порядка 15° к ветру. Заметное улучшение характеристик по отношению к традиционному ротору Флеттнера обусловлено дополнительными поперечными дисками, установленными на передний и задний роторы тримарана.

23 декабря 1986 года, уже после того, как упомянутая в начале статьи «Алкиона» была спущена на воду, Кусто и его коллеги Люсьен Малавар и Бертран Шаррье получили совместный патент US4630997 на «Устройство, создающее силу посредством использования движущейся жидкости или газа». Общее описание патентуемого устройства звучит следующим образом: «Устройство помещается в среду, движущуюся в некотором направлении; при этом возникает сила, действующая в направлении, перпендикулярном первому. Устройство позволяет избежать использования массивных парусов, в которых движущая сила пропорциональная площади паруса». Чем же отличается турбопарус Кусто от роторного паруса Флеттнера?

В поперечном сечении турбопарус представляет собой нечто вроде вытянутой и скруглённой с острого конца капли. По бокам «капли» расположены воздухозаборные решётки, через одну из которых (в зависимости от необходимости движения вперёд или назад) производится отсос воздуха. Для максимально эффективного засасывания ветра в воздухозаборник на турбопарусе установлен небольшой вентилятор, приводимый от электромотора. Он искусственно повышает скорость движения воздуха с подветренной стороны паруса, всасывая воздушную струю в момент её отрыва от плоскости турбопаруса. Это создаёт разрежение с одной из сторон турбопаруса, параллельно предотвращая образование турбулентных вихрей. А дальше действует эффект Магнуса: разрежение с одной стороны, как результат — поперечная сила, способная приводить судно в движение. Собственно, турбопарус — это поставленное вертикально самолётное крыло; по крайней мере принцип создания движущей силы схож с принципом создания подъёмной силы самолёта. Для того, чтобы турбопарус всегда был повёрнут к ветру наиболее выгодной стороной, он оборудован специальными датчиками и установлен на поворотной платформе.

Как ни странно, и в наше время в промышленности используются вполне привычные паруса. Судостроительные компании нередко закладывают в проекты крупных танкеров и грузовиков возможность установки такелажа и парусного вооружения. Известнейшим проектом является немецкий транспортный корабль MS Beluga SkySails, спущенный на воду 1 января 2008 года. Примерно 15−20% мощности корабль развивает благодаря гигантскому воздушному змею площадью 160 м2, в планах компании — увеличение его до 320 м2. Змей укреплен на носу корабля на канате, его поведение контролируется компьютером. Обычно он парит на высоте порядка 100 м и на расстоянии около 500 м от корабля, при этом тянет судно за собой. К 2013 году специалисты компании SkySails GmbH & Co. KG планируют оснастить своей системой около 400 судов — каждый такой «тюнинг» позволит заметно сократить расход топлива и количество вредных выбросов в атмосферу.

Собственно, впервые Кусто испытал прототип турбопаруса на катамаране «Ветряная мельница» (Moulin à Vent) в 1981 году. Самым крупным успешным плаванием катамарана было путешествие из Танжера (Марокко) в Нью-Йорк — под «присмотром» более крупного корабля экспедиции.

А в апреле 1985 года в порту Ля Рошель была спущена на воде «Алкиона», первый полноценный корабль, оборудованный турбопарусами. Сегодня она по‑прежнему на ходу и на сегодняшний день является флагманом (и, по сути, единственным крупным кораблём) команды Кусто. Турбопаруса на ней служат не единственным движителем, но помогают обычной сцепке из двух дизелей и нескольких винтов (что позволяет сократить расход горючего примерно на треть, кстати). Будь великий океанограф жив, он бы, наверное, построил ещё несколько подобных кораблей, но энтузиазм его соратников после ухода Кусто заметно спал. Незадолго до смерти в 1997 году Кусто активно прорабатывал проект судна «Калипсо II» с турбопарусом, но завершить его не успел. По последним данным зимой 2011 года «Алкиона» стояла в порту Каен и ждала новой экспедиции.

И снова Флеттнер

Сегодня предпринимаются попытки возродить идею Флеттнера и сделать роторные паруса массовыми. Например, знаменитая гамбургская компания Blohm & Voss начала активную разработку роторного танкера после нефтяного кризиса 1973 года — но к 1986 экономические факторы «прикрыли» этот проект. Потом был ряд любительских конструкций; например, в 2007 году студенты Фленсбургского университета построили катамаран, приводимый в движение роторным парусом (Uni-cat Flensburg).

И лишь в 2010 году свет увидел третий в истории корабль с роторными парусами — тяжёлый грузовик E‑Ship 1, построенный по заказу компании Enercon, одного из крупнейших производителей ветрогенераторов в мире. 6 июля 2010 года корабль был впервые спущен на воду и совершил короткое плавание из Эмдена в Бремерхафен. А уже в августе он отправился в первый рабочий вояж в Ирландию с грузом из девяти ветрогенераторов.

Судно оборудовано четырьмя роторами Флеттнера и, конечно, традиционной силовой установкой на случай безветрия и для получения дополнительной мощности. Всё-таки роторные паруса служат лишь вспомогательными движителями — для 130-метрового грузовика их мощности маловато, чтобы развивать должную скорость. Двигателями служат девять силовых установок Mitsubishi, а роторы вращаются с помощью паровой турбины производства Siemens, работающей от отработавших газов. Роторные паруса позволяют сэкономить от 30 до 40% топлива на скорости 16 узлов.

А вот турбопарус Кусто пока что остаётся в некотором забвении: «Алкиона» и на сегодняшний день — единственный полноразмерный корабль с таким типом движителя. Опыт немецких кораблестроителей покажет, имеет ли смысл и дальше развивать тему парусов, работающих на эффекте Магнуса. Главное — найти этому экономическое обоснование и доказать эффективность. А там, глядишь, и всё мировое судоходство перейдёт на принцип, который талантливый немецкий учёный описал более 150 лет назад.

«Люди ветра»: Александр Вербицкий, боцман I грота

Кадры для фильма собирали оператор Юрий Криушев и идейный вдохновитель Михаил Кожухов во время первой экспедиции Клуба путешествий на барке «Седов». Это было с 19 по 27 июля 2018 года во время морского перехода от Эсбьерга до Ставангера.

Как сказал телеведущий и журналист Михаил Кожухов: 

«Есть несколько причин, по которым люди влюбляются в большие парусники. Во-первых, их невероятная красота. Когда все паруса поднимаются над тобой и ты возвращаешься в детство, к мечтам о великих морских походах. Вторая — это история кораблей, которую на борту мистически чувствуешь кожей. И третья, не менее важная, это работяги моря: удивительные люди, каких на суше редко встретишь. Пришло время познакомиться с теми, кто посвятил себя служению «Седову». 

Сегодня мы расскажем о первой нашей беседе с таким «человеком моря»  —  Вербицким Александром Евгеньевичем, боцманом первого грота:

— Александр Евгеньевич, как вы оказались на паруснике?

— До того как попал на Седов, в моей жизни были довольно суровые времена. Я работал на Крайнем Севере, на Колыме. Куда раньше Сталин диссидентов отправлял. Работал в Магадане, стрелял морского зверя. Среди зверобоев я был последний из могикан, тогда это дело уже шло на спад. А тут все-таки в тёплые моря заходим, в Средиземку, в Атлантику. Будучи на Колыме я во время промысла посмотрел Дальний Восток. Я обошел по морю Японию, Корею, Сингапур, Китай, все вдоль и поперек. И вот мне захотелось посмотреть запад. 

— До «Седова» вы ходили на промысловых судах, а тут парусник. Какое самое яркое воспоминание у вас осталось от начала службы на барке?

— Налетел шквал, парусный аврал у нас. Выскакиваем на палубу, а тут такой хлопок «буух»! Будто снаряд через наш косой парус пролетает. Парус просто разлетелся от порыва ветра. Красиво было.  

— Что для вас самое главное в паруснике?

— Каждая деталь важна. Тут все экипаж руками делал своими: такелаж, вот эти ванты, толстенные тросы. Каждый год курсанты приходили и начинали работу с такелажем — с фока, грота и далее. И в 30-градусный мороз ребята сидели наверху и крутили снасти. Поэтому когда говорится, что тут люди работают, это значит, что они душу свою вкладывают в парусник. Это же не просто так, частица человека здесь остаётся. Поэтому и тянет возвращаться на борт. Хочется всегда к чему-то усилия приложить, в порядок привести. 

— «Седов» для вас просто работа или что-то большее?

Нет, сюда как домой приезжаешь в семью. Вот смотришь дома, что надо сделать. То же самое и на паруснике. Каждые два-три месяца курсанты меняются, в них тоже душу вкладываешь. Хочется, чтоб после практики домой нормальные ребята пришли, не доходяги. Чтобы они стали моряками и впитали то, что им тут дают. Мы же не просто их обучаем. И дисциплина важна, и чтобы работать научились, и мужчинами стали. А потом проходит десять лет, бывшие курсанты приходят нас навестить на парусник уже с жёнами, с детьми. Говорят: «А вы меня помните?» Я говорю: «Конечно, помню вас!» Гляжу — такие взрослые дяди стали, мама не горюй.

Поэтому я чувствую себя на «Седове» как дома. Я сплю здесь более спокойно, чем дома. Мы на борту по семь-восемь месяцев проводим в море. Я настолько привыкаю к паруснику, что дома побуду месяц-два, и уже хочется опять вернуться, ребят увидеть, посидеть, пообщаться. Как это сказать словами, аура такая у судна (улыбается). 

Фильм «Люди Ветра», 1 серия 

С 1 июня москвичи смогут гулять по установленному графику и ходить в промтоварные магазины

Источник: tvrain

Также предприниматели откроют непродовольственные магазины, а также прачечные, химчистки и бытовые ремонтные мастерские.

Такое заявление сделал мэр Москвы Сергей Собянин во время рабочей встречи с президентом Владимиром Путиным.

— Очень непростое решение. Если сказать: «Давайте теперь гуляем как хотим и где хотим», я боюсь, что на улицах Москвы будет как на первомайской демонстрации. Поэтому мы предлагаем это в тестовом режиме. Установить график, когда те или иные дома могут выходить на прогулку. Сделать максимально простую схему, но все-таки не все сразу,

— сказал градоначальник.

Также Собянин уточнил, что ближе к середине июля Роспотребнадзор оценит эпидемиологическую ситуацию в столице с учетом разрешения на прогулки. Мэр надеется, что обстановка в Москве улучшится.

Еще 22 мая Сергей Собянин заявлял, что в Москве важно сохранить режим жестких ограничений. Видимо, все таки ситуация с коронавирусом меняется в лучшую сторону, потому что с 12 мая в Москве начали работать промышленные предприятия и стройки. А с 25 мая — открылись отделения МФЦ.

Балтика открывает навигацию?

Катера и яхты могут беспрепятственно выходить и в Карельских акваториях — в Белое море и Онежское озеро. Но есть одно пара условий для тех, кто хочет путешествовать по водам Северо-Запада России:

  • гость Республики Карелия должен по требованию полицейских предъявить справку о том, что здоров и справка должна быть не старше двух суток,
  • путешественник должен сесть на двухнедельный карантин по зорким оком участкового.

Все вроде бы неплохо для любителей походить под парусом. Но в Карелии и в Ленобласти с 1 мая и до сих пор нельзя работать спортивным и физкультурно-оздоровительным организациям. Попадают ли яхт-клубы и марины под эти понятия — непонятно. Одновременно с открытием навигации в Карелии существует неснятый запрет на водные экскурсии туристические поездки по морям и озерам. Как это совместить в голове простому русскому моряку? Попадают ли под запрет прогулки на небольших яхтах и катерах? Внятных ответов на это в пресс-службе карельского губернатора нет.

А в Калининграде ситуация для любителей парусных прогулок напоминает работу партизан-подпольщиков. Официально запретов на выход в море маломерных судов нет. Но моряки опасаются неофициального давления. Так что в море выходят все желающие, но по-тихому. В соцсетях свои морские походы особо никто не афиширует. А вот дотошные кенигсбергские рыбаки все-таки подали губернатору официальный запрос — можно ли ловить рыбу с лодок? На что получили официальный ответ: «Можно — но по одному в лодке».

Калининградский порт

Соседи по Балтийскому морю тоже осторожничают в вопросе открытия границ. Например, Швеция и Дания официально заявили, что до 1 сентября морская граница этих стран для яхтенных мероприятий закрыта. Польские власти тоже не афишируют открытия внешних границ, хотя внутренние границы со странами Евросоюза Польша открыла с 18 мая.

Так что планировать парусные походы по европейским морям до конца лета вряд ли стоит.

О каких путешествиях мечтают россияне после пандемии?

Сервис бронирования анализировал статистику бронирования отелей русскими путешественниками за апрель-май 2020 года.

Результаты исследования показали, что 51 % отелей, которые россияне добавили в список желаний — это отечественные гостиницы. В прошлом году результат подобного исследования был равен 33 %.

Наши туристы прежде всего бронируют путешествия в Санкт-Петербург, Москву, Сочи, Анапу и Геленджик. В числе экспедиционных направлений россияне рассматривают Карелию, Байкал, Алтай и Дальний Восток.

Но и о загранице русские путешественники не забывают. Лидерами в списках желаний россиян стали Стамбул, Дубай, Прага, Тбилиси, Париж, Рим и Барселона. В списках желаний путешественников из России самые упоминаемые страны это Таиланд, Бали, Индонезия, Турция и Италия.

Но когда у наших земляков появится возможность путешествовать за границу, никто точно сказать не может. Сколько стран, столько и новых правил. Если те же Турция и Греция в ближайшее время откроют границы, то наши люди попадут туда еще нескоро. А в России полностью открывают авиасообщение уже с 1 июня 2020 года. Поэтому, может стоит обратить внимание на живописные места нашей страны — Камчатку, Курильские острова, Охотское море, Карелию? Ну чтобы не просидеть дома и не оставить лето белым пятном на карте личных географических открытий.

Лайфхаки для туриста Как пользоваться или самим создавать онлайн-карты

Источник: ria.ru

Wiki правит миром

Глобальные поисковые системы, давно превратившиеся в экосистемы «про все», аккумулируют на своих картах самые разные сведения.

Кроме того, сегодня онлайн-карты можно превратить в онлайн-дневник и делиться им с миром.

Сотрудница музея ведет онлайн-трансляцию © РИА Новости / Денис Абрамов

Посмотрим, как это работает, на примере карт культурного наследия.

Маршрутизатор

Многие путешественники хотят обязательно увидеть объекты из списка ЮНЕСКО. За обновлением их листинга (этим занимается профильный Центр мирового наследия) следят десятки тысяч человек, мечтающих оказаться первыми там, куда скоро поедут толпы туристов.


НА ИНТЕРАКТИВНОЙ КАРТЕ ЦЕНТРА ИЗ-ЗА МНОЖЕСТВА ФИЛЬТРОВ УДОБНО ВЫБИРАТЬ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ.

Путешественница с планшетным компьютером © Depositphotos / Maridav

География, тип наследия, время включения в листинг, известность объекта — все это позволяет быстро определиться, к каким культурным брендам планетарного значения вам стоит отправиться прежде всего.

Заметки на виртуальных манжетах 

До появления карт в смартфоне у многих на стене висела типографская — с флажками, отмечавшими места, где кто побывал. Сейчас достаточно виртуальной.

Формировать личную карту путешествий, которую легко распечатать, отправить друзьям, дополнить ею блог или даже CV, позволяет целая россыпь приложений. Нам нравится travelmap.net или triphappy.com, но выбрать в любом случае есть из чего. Обзавелись такой интерактивной картой? Поздравляем, вы — типичный bucket list — путешественник.

Дополненная реальность

Вы можете сделать свои тревел-находки достоянием узкого круга или же присоединиться к так называемому партисипативному картированию — это когда карты дополняются пользовательским контентом.

Туристы изучают карту © РИА Новости / Артур Лебедев

Например, Google Maps предоставит любую информацию о локации — от рекомендации лучшего кофе «на районе» до предстоящих событий, к которым стоит присоединиться путешественнику. Причем если безусловные мировые достопримечательности на картах есть давно, то сегодня разработчики делают ставку именно на «людей на местах». 

Поэтому мировой информационный гигант обзавелся Google Local Guides — комьюнити местных резидентов, которые показывают миру, где живут. Сообщество совершенно открытое — достаточно зарегистрироваться через гугл-аккаунт.

Писать можно на родном языке — есть встроенный переводчик. Свобода самовыражения поощряется — назначайте встречи и приглашайте на них туристов, обменивайтесь идеями, ведите дневник ультралокальных историй или размещайте коллекции фото.

При этом модерация довольно жесткая — в частности, строго запрещена прямая реклама, заимствованный контент и иные формы плагиата. 

Наиболее активно пополняемый раздел — «Путешествия». Здесь заброшенную усадьбу или новейший культурный спот превращают из точки на карте в рассказ с фотографиями, видео и прочими подробностями. Оригинальный взгляд, фактчекинг и личная ответственность — вот качества идеального «местного гида».  

Восходящие звезды

На карте проекта Atlas Obscura нет очевидных достопримечательностей. Здесь члены сообщества открывают миру пока неизвестные сокровища. Масонские знаки, секретный рецепт «Наполеона» (гастрономический раздел карты заслуживает отдельного внимания) или подборка самых «грубых» мест на Земле (осторожно! — мультиязычная ненормативная лексика) — кажется, авторы соревнуются в оригинальности. Нам, читателям, это только на пользу.

Вид на разработку кимберлитовой (алмазной) трубки «Мир» недалеко от города Мирный 
© РИА Новости / Александр Уткин

Чтобы оценить, насколько там нешаблонные достопримечательности, возьмем в качестве примера Россию. Столицу олицетворяет легендарный Бункер-42 (Музей холодной войны), Санкт-Петербург — Музей стрит-арта, Калининградскую область — «танцующий лес» в нацпарке «Куршская коса», Якутск — алмазный карьер «Мир», а Кострому — лосиная ферма.

Лось на территории Государственного научно-исследовательского учреждения «Сумароковская лосиная ферма» в деревне Сумароково в Костроме 
© РИА Новости / Валерий Мельников

Трудно удержаться и не самовыразиться в духе: «А вот я еще знаю тако-ое». Пишите — вас обязательно увидят и услышат.

Расширяющаяся вселенная культуры

Платформе живоенаследие.рф два года. Она создана, чтобы все культурные бренды, традиционные и новорожденные, жили и здравствовали. При этом — обязательно работали. Как туристические магниты. Как якоря, удерживающие местных на малой родине, дающие им чувство гордости и возможность заработать на тех, кто приедет увидеть их локальный культурный феномен. Например, с появлением на карте шанс на новую жизнь обрела «провинциальная ВДНХ» в Рязани.

Торговый городок в Рязани (ВДНХ) © Фото: Георгий Юруков

Сначала на карту нанесли 500 топовых брендов из рейтингов России, объекты ЮНЕСКО, нобелевских лауреатов и признанные природные чудеса. Новые культурные бренды добавляют постоянно. Заметное пополнение происходит после экспедиций команды проекта «Живое наследие» в регионы.

Соловецкий монастырь © РИА Новости / Павел Львов

Также эта карта — виртуальное комьюнити краеведов, музейщиков, маркетологов, лидеров креативных индустрий и просто неравнодушных знатоков родного края.

Парк на Стрелке в историческом центре Ярославля © РИА Новости / Алексей Куденко

Путешественнику остается построить маршрут по регионам. Можно выбирать все самое интересное на пути или следовать тематическому принципу. Культурные бренды на карте сгруппированы по девяти категориям — от креативного кластера до гениев места. Так что свой интерес удовлетворят и охотники за художественными промыслами, и ценители творческого редевелопмента, превращающего безжизненные фабричные цеха в модные крафтовые места. 

Музей стрит-арта в Санкт-Петербурге © Фото : Музей стрит-арта

Благодаря интерактивным картам сегодня можно не только отслеживать собственные перемещения по миру и ходить проторенными тропами.


ИСПОЛЬЗУЙТЕ ИХ, ЧТОБЫ СПАСТИ ТО, ЧТО ВАМ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ДОРОГО НА МАЛОЙ И БОЛЬШОЙ РОДИНЕ. РАССКАЗЫВАЙТЕ, ЧТО ОБЯЗАТЕЛЬНО НАДО СБЕРЕЧЬ И ВЗЯТЬ С СОБОЙ В БУДУЩЕЕ, ВО ВЕСЬ ГОЛОС — НА ВЕСЬ ИНТЕРНЕТ.

Текст: Наталия Белякова

Шантарские острова. Между водой и туманом

Источник: lofficielvoyage

После фразы «Я еду на Шантары» чаще всего мне задавали вопрос «Это где-то в Испании?». Нет, Шантары – это архипелаг из 15 островов в восточной части Охотского моря, которые в 1645 году открыл землепроходец Василий Поярков, сегодня они входят в состав Хабаровского края. Шантарские острова расположены почти на той же широте, что и Ирландия (54’9”), но температура омывающих их вод куда более низкая. Сложная система ветров и приливно-отливных движений, обилие туманов, частота штормов, изрезанность берегов – все это делает Шантары труднодоступным местом Дальнего Востока. Лед у островов образуется уже в начале ноября и стоит до конца июня, а иногда и до начала августа, потому что из-за особенностей течения на место взломанного льда сразу приходит новый; таких тяжелых ледовых условий не наблюдается в Охотском море больше нигде. В августе воздух прогревается до 12–14°C, и именно в это время я отправилась на Шантарские острова вместе с остальными участниками экспедиции Mamont Cup 2017. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Фонд Mamont основан шведским ученым и президентом фармацевтической группы Ferring Фредериком Паулсеном. В России он известен прежде всего как участник глубоководной экспедиции «Арктика-2007», издатель и филантроп. Основанное им издательство Paulsen публикует книги о полярниках и полярных исследованиях. Работа фонда направлена на поддержку полярных и климатических исследований, а также повышение осведомленности о полярных регионах. 

foundation-mamont.com

Участники экспедиции

Егор Анисимов 
Мари Армас 
Дмитрий Бринза 
Алена Ватбольская
Игорь Волков 
Михаил Воронцов 
Александр Гагарин 
Олег Гегельский 
Сергей Доля 
Антон Жданов 
Александр Иринархов 
Андрей Каменев 
Виталий Каминский 
Александр Кондрашов 
Артем Кравченко 
Алена Круппа-Анненкова 
Ольга Кукоба 
Тамара Мазур 
Вадим Мамонтов 
Александр Паль 
Андрей Чесноков  
Дмитрий Чистопрудов 
Марк Щедрин 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

4 августа 2017 года, 
день первый  

После восьмичасового перелета самолет приземлился в Хабаровске, отправной точке маршрута. Немного кофе в аэропорту – и второй перелет, на север Сахалина, в Оху, теперь уже вместо Boeing 747 – маленький Bombardier. Оха, город нефтяников, встретила объявлением: «Мы будем очень признательны, если вы сами заберете свои вещи из комнаты багажа». Наши 22 ярко-красных драйбэга заполнили все пространство очень маленького аэропорта. Дальше на старом советском автобусе мы переместились в деревню Некрасовку, откуда на катерах стартовали к первому месту нашего ночлега – заливу Помрь. Помрь поразил нас разбросанными на берегу корягами заковыристой формы: как будто недавно здесь снимали фантастический фильм и забыли убрать декорации. Это был кедровый стланик. Под ярким солнцем мы разбили палатки. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

5 августа, 
день второй  

Очень сложный день. Все участники экпедиции отправились на мыс Врангеля. Нам предстоял восьмичасовой переход на катере от залива Помрь через Сахалинский залив до мыса Врангеля – 280 километров по воде. Бухта мыса Врангеля известна тем, что туда заплывают стаи китов. К морской болезни я была морально готова, но беда пришла с другой стороны: спустя два часа после отплытия все непромокаемые штаны стали промокаемыми. Вместе со штанами потерял свойства сухости бушлат, куртка, термобелье и последний форпост тепла – резиновые сапоги. Не заливало волной нас максимум пять минут. Все остальное время хлестало так, будто тебе за шиворот выливали один за другим ковши воды. Вода и морская болезнь делали меня больше похожей на героя фильма Trainspotting, чем на отважного покорителя Охотского моря. Временами удавалось забыться сном, но мозг тут же издевательски подсовывал картинку: я лежу в купальнике на палубе яхты, а вокруг тихие лазурные воды Средиземного моря.

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Когда мы наконец достигли мыса Врангеля, я думала только о том, что, если у меня в результате плавания отмерзнут почки, это будет несправедливо со стороны Вселенной. И тут увидела китов. Точнее, услышала – густой звук дыхания: вдох и выдох. Справа по борту оказалось сразу несколько млекопитающих. Встреча с китами, целительная баня на берегу мыса и макароны по-флотски на ужин, и вопросов к Вселенной стало заметно меньше. 

6 августа, 
день третий  

Мыс Врангеля – удивительное в своей первозданности место. Чистый концентрат красоты Приохотья. Массивные горные породы, неприступный берег, огромные лиственницы, окутанные туманом. И тем удивительнее увидеть среди ста оттенков серого истошно-розовые всполохи иван-чая, который здесь цветет в августе. Но еще удивительнее видеть заходящих в бухту китов. Гренландский кит – самое крупное млекопитающее Арктики. Это единственный вид усатых китов, который проводит всю жизнь в полярных водах. Из-за суровых условий обитания наблюдение ученых за ними очень затруднено, поэтому увидеть сразу 12 китов в бухте – большая удача. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

По первоначальному графику мы должны были продвигаться дальше к Шантарским островам, но погода решила иначе. Туман не позволил нам выйти в море, и весь день мы посвятили изучению мыса Врангеля и наблюдению за китами. Тем более было за чем понаблюдать. К вечеру на китов стали охотиться косатки. Видимо, они обучали своих малышей охоте. Киты оборонялись: ходили кругами и мутили воду, чтобы косатки не смогли ничего разглядеть. Обескураженные косатки отошли. На съемках с квадрокоптера все эти маневры выглядели как настоящая трагедия. К счастью, обошлось без жертв. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

На песчаном пляже мыса Врангеля повсюду разбросаны зеленые гроздья водорослей, напоминающих то ли виноград «дамские пальчики», то ли миниатюрные огурцы. Бурые, похожие на ленты водоросли называются фукус, растут на мелководье. Другая разновидность водорослей, валяющихся на берегу, – обычная бурая ламинария. Она и стала нашим ужином. С нами был шеф-повар из Владивостока Егор Анисимов, и его водоросли и картошка в тузлуке, крепком соляном растворе, оказались настоящим лакомством. Вегетарианский состав экспедиции торжествовал. 


«Я давно хотел побывать на Шантарах: друзья-опе­раторы ездили и были в восторге. Шантары – настолько суровое и труднодоступное место, что хотелось поставить точку на карте. На островах мне были интересны киты, косатки, птичьи базары и сивуч – самое крупное млекопитающее среди тюленей. Я снимал сивучей на Чукотке, но очень хотел увидеть здесь».

Андрей Каменев, шеф-фотограф журнала National Geographic, участник экспедиции


7 августа, 
день четвертый 

Мелкий дождь и туман с самого утра. Ребята пошли ловить крабов. Крабов-девочек (тех, у кого под хвостом икра) отпустили, остальной улов оставили на ужин. 

Несмотря на туман, выдвинулись в бухту Онгачан. Там расположена база местного гида Игоря Ольховского, которая и должна была стать нашим перевалочным пунктом. Расстояние от мыса Врангеля до бухты Онгачан мы преодолели за три часа. В отсутствие большой волны переход показался мне детской игрой. 

Фото: Андрей Каменев

На Онгачане побережье на три-четыре километра вокруг усыпано плавником. Это просоленная лиственница, которую выбрасывает на берег во время осенних штормов. Стоящая тут же, на берегу, база Игоря – оазис цивилизации в месте, куда все доставляется исключительно катером или вертолетом. При плохой погоде провианта можно ждать неделями. Особенно нас впечатлило наличие горячей воды и электричества. Рядом с базой сделана вертолетная площадка, а в 200 метрах от нее начинается тайга. Тайга поразила меня насыщенностью цветовой палитры и особенно сочными красками мхов. В начале августа здесь уже созрела морошка, но медвежий помет на тропе заставил задуматься, что отведать ее хотелось не нам одним. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Кроме медведей на Онгачане водится северный олень, соболь, бурундуки и более мелкие грызуны. А еще Онгачан – отличное место для рыбалки. В августе в пресные воды идет на нерест горбуша, проведя перед этим три года в море. При желании ее можно ловить руками, что и делал блогер Александр Кондрашов. 

8 августа,  
день пятый  

Утро началось со ставших привычными мелкого дождя и тумана. Натянули теплую одежду, дождевики и пошли исследовать первый в нашем маршруте остров – Малый Шантар, третий по размеру остров архипелага. От материка он отделен проливом Линдгольма, а по форме напоминает рыбу. Самая северная точка острова – мыс Успения, самая южная – мыс Гайковского. Большая часть острова покрыта тайгой. Мы подходим с юга. Дождь усиливается. Волна разбивается о берег, в расщелинах которого лежат редкие морские звезды и раковины мидий. Звуковое сопровождение обеспечивают чайки. Из-за усилившегося дождя решаем вернуться на базу – на обед. Никогда не думала, что так случится, но самый вкусный в своей жизни том-ям я попробовала на Шантарах. Стараниями Егора Анисимова в том-ям пошли остатки вчерашних крабов, а лемонграсс и остальные ингредиенты Егор привез с собой в поварском сундуке. 


«Я ждал встречи с гренландскими китами. Самые южные гренландские киты – в Охотском море». 

Сергей Доля, тревел-блогер, главный ньюсмейкер и организатор операции по спасению севшего на мель кита


9 августа,  
день шестой  

Трехчасовой переход с Онгачана на Большой Шантар сопровождался трехбалльным штормом. Это когда волна поднимается под четыре метра. Жаль, что на катере не было ремней безопасности. Когда ты девушка весом под 50 килограммов, то подбрасывает тебя как на американских горках. Большой Шантар – самый крупный остров Шантарского архипелага, около 2000 квадратных километров. До 1960‑х на острове был поселок. Во время холодной войны поселок исчез с географических карт из-за стоявшей там военной части. Рядом расположена реперная метеостанция, входящая в международную сеть. Замеры на станции делаются каждые три часа, в любое время года. Рядом с метеостанцией – развалины китобойного завода. 

Фото: Андрей Каменев

В XIX веке на юго-западе Большого Шантара, у губы Якшина, собиралось до 300 китобойных судов. Китобойный промысел начинали здесь в 1840‑е годы американцы – из Бостона и Рок-Айленда отправляли за китами целые флотилии. Последние китобои ушли с Большого Шантара в 1939‑м. С 2013 года Шантарские острова вошли в состав национального парка «Заповедное Приамурье». Научный сотрудник парка Эдуард, приехавший на Шантары делать опись мхов и лишайников, показал нам редкий здешний вид жужелицы. 

10 августа,  
день седьмой 

Первое сообщение, что в протоку озера Большое на Большом Шантаре зашел кит, мы получили около восьми утра. Сотрудник Шантарского заповедника сообщил, что это китенок, ему примерно три года. Забыв про завтрак и сборы, рванули на берег. Из разговоров стало понятно, что животное зашло ночью с большим приливом и осталось – отлив сделал протоку непроходимой. На Шантарах приливы могут быть до восьми метров. Ночью морская вода заливается в озеро, так в него и попадают киты. Есть версия, что в пресной воде они очищаются от мелких паразитов, которые поселяются на них в море. Но точно сказать, зачем кит зашел в озеро, сложно. Он вполне мог спасаться от косаток или просто сбиться с маршрута.

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Кит лежал метрах в двадцати от берега и редко бил хвостом. На поверхности была видна часть его спины. Сергей Доля связался с зоологом, специалистом по морским млекопитающим и научным сотрудником ИПЭЭ РАН Ольгой Шпак. Она предупредила нас о двух угрозах здоровью кита в текущей ситуации: во-первых, кит под своей тяжестью может поломать себе ребра, а во-вторых, при большом отливе у него могут пересохнуть глаза. Сделать было ничего нельзя, оставалось ждать. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

С тяжелым сердцем мы отправились исследовать остров. Часть группы ушла в бухту Панкова к памятнику Ивану Москвитину. В 1639 году Москвитин во главе казачьего отряда первым из европейских путешественников поднялся по реке Мае и ее притоку, реке Юдоме, перешел хребет Джугджур и, спустившись по реке Улье, достиг побережья Охотского моря. Там же, на мысе, находится часовня, которую несколько лет назад установил путешественник Федор Конюхов. Устье ключа Панкова забито плавником, но и сюда на нерест заходит горбуша, где ее караулят орланы и медведи. 

Моя часть группы во главе со специалистом по выживанию Олегом Гегельским, который, как выяснилось потом, в свободное время пишет песни Николаю Носкову, отправилась в тайгу. Повсюду были медвежьи следы разной давности, что радовало некоторых участников экспедиции, мечтавших все прошедшие дни о встрече с медведем. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

Вечером, когда уровень воды в протоке к озеру Большому должен был стать минимальным, мы решили отправиться к киту, чтобы смочить ему глаза. Слушать тяжелые, густые звуки дыхания лежащего на мели китенка было невыносимо. Он почти перестал двигаться. Хотелось как-то облегчить ему жизнь. Предприятие было опасное. Несмотря на то что кит порядком выдохся за день, он вполне мог ударить лодку хвостом. Александру Кондрашову и двум сотрудникам национального парка удалось приблизиться на лодке к киту и полить ему глаза. 


«Я ждал от путешествия цифрового детокса – неделя без мобильной связи, что может быть лучше? Мне было интересно наблюдать, как люди в процессе совместного путешествия постепенно расслаблялись и становились сами собой. Это красиво. Люди – это вообще красиво». 

Александр Гагарин, лидер группы «Сансара», участник экспедиции


11 августа,  
день восьмой 

Весь лагерь поставил будильники на четыре утра. Именно в это время у кита благодаря приливу должна была появиться возможность уйти в море. Главное, чтобы за ночь на мели он не повредил себе ребра. Подойдя в начале пятого к протоке, кита мы уже не нашли. Это был один из самых счастливых моментов экспедиции. Как в детстве, когда ты встал утром в свой день рождения и нашел свертки с подарками, именно теми, о которых давно мечтал. Чистая радость. 

Воспоминания о детстве дополнила манная каша на завтрак. Потом было наблюдение за лахтаками, или морскими зайцами. Лахтак – одна из разновидностей крупных тюленей. На Большом Шантаре лахтаки зависают у бара. И неважно, что бар – это всего лишь песчаная коса вдоль берега. Лахтаки обладают феноменальной способностью оставаться под водой беспрерывно до 40 минут. Они ныряют на глубину до 400 метров и быстро плавают благодаря сильным задним лапам. Поймать стремительного морского зайца в объектив – отдельный вид развлечения. 

Фото: Дмитрий Чистопрудов

На базу Игоря Ольховского с Большого Шантара мы возвращались в полный штиль, но почти при нулевой видимости. Там нас ждал подарок погоды – вышло солнце, возможность сравнить темную и светлую стороны Шантаров. Дождливую и солнечную. Настоящую, серую, и завлекательную временную. Тогда же впервые удалось заснять с квадрокоптеров облака и реку всех оттенков синего. 

Финальный гастрономический аккорд – икра. Александр Кондрашов практически руками поймал горбушу и показал, что такое «пятиминутка» – икра, приготовленная за пять минут. Свежайшую икру ненадолго кладут в тузлук, дают стечь и подают на стол. Такую икру едят жители рыболовецких поселков, но хранить ее долго нельзя.

Фото: Дмитрий Чистопрудов

В целом «пятиминутка» растянулась минут на пятьдесят, учитывая, что икру еще нужно было пропустить через сито перед погружением в рассол и потом дать ей стечь. Никогда еще с такой жадностью я не ела икру, ложкой из большой миски. 

12 августа,  
день девятый 

Из трех переходов Онгачан – Ульбанский залив – Бриакан – Хабаровск мы сделали только один, до Ульбанского залива.Туман преградил путь вертолету, который должен был нас доставить в Бриакан. К тому же на Дальнем Востоке было объявлено чрезвычайное положение из-за наводнения, все вертолеты были задействованы в спасательных работах. Пока ждали вертолет, изучили маленький поселок на берегу залива: несколько домиков, где рыбаки живут с апреля по ноябрь и перерабатывают красную икру. Домики хлипкие, внутри только несколько кроватей. Еще есть столовая, куда приходят золотодобытчики, как бы это странно ни звучало в XXI веке. Знакомимся с Сергеем, общительным парнем с открытой улыбкой, который приезжает сюда мыть золото из Биробиджана.